Расследования

Олег СЕНЦОВ: «Я этот суд вообще не считаю за суд, можете рассматривать что хотите»

21 июля в Ростове-на-Дону в Северо-Кавказском окружном военном суде начался открытый процесс над украинским режиссером Олегом Сенцовым и крымским левым активистом Александром Кольченко

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 78 от 24 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Виктория Макаренкособкор в Ростове-на-Дону

21 июля в Ростове-на-Дону в Северо-Кавказском окружном военном суде начался открытый процесс над украинским режиссером Олегом Сенцовым и крымским левым активистом Александром Кольченко

Александр Кольченко (слева) и Олег Сенцов держатся бодро
РИА Новости

Гособвинение, считая обоих подсудимых гражданами РФ, обвиняет их в терроризме и незаконном обороте оружия. Олег Сенцов и Александр Кольченко считают себя гражданами Украины, вины за собой не признают, процесс называют политическим.

Олег Сенцов и Александр Кольченко — жители Республики Крым — весной 2014 года открыто выступали против присоединения полуострова к РФ. В мае 2014 года оба были арестованы по подозрению в совершении уголовных преступлений, предусмотренных ст.ст. 205 и 222 УК РФ (создание террористической группы, совершение двух терактов, приготовление к еще двум терактам и незаконный оборот оружия и боеприпасов). Следствие по этим делам вело ФСБ РФ: по версии следователей, Олег Сенцов по заданию запрещенной в РФ украинской организации «Правый сектор» создал в Крыму преступную группу из восьми человек, целью которой была дискредитация органов власти и дестабилизация обстановки на полуострове. Он же группой и руководил. Члены группы совершили два теракта в Симферополе — 14 апреля 2014 года подожгли офис общественной организации «Русская община Крыма», 18 апреля 2014 года — офис регионального отделения партии «Единая Россия». Также собирались взорвать еще два объекта в Симферополе — памятник Ленину и мемориал «Вечный огонь». Следствие длилось больше года, за это время были осуждены два других члена преступной группы, заключивших сделку, — Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний (оба приговорены к 7 годам лишения свободы). Еще четверо участников группы объявлены в розыск.

Пока шло следствие, оба подсудимых — Олег Сенцов и Александр Кольченко — находились под арестом в Москве. Судебное разбирательство было перенесено в Ростов-на-Дону, потому что Северо-Кавказский окружной гарнизонный военный суд — одна из двух российских инстанций, уполномоченных рассматривать дела террористической направленности.

Первое открытое судебное заседание по существу было назначено на 9.30 21 июля.

Защитник Дмитрий Динзе (защищает Сенцова) сказал, что по-прежнему настаивает на полной невиновности своего подзащитного, но от предстоящего процесса он и его клиент мало чего ожидают:

— Думаю, приговор предрешен. Сам Сенцов это понимает. Вряд ли к нам кто-то прислушается — и хотя бы квалификацию поменяют. Поэтому будем бороться за снижение сроков. Если считать, что Афанасьеву и Чирнию дали по 7 лет, то, соответственно, выше семи лет получат и все остальные. Ну и дальше, мне кажется, могут быть включены процедуры обмена кого-то на кого-то. Но пока в Российской Федерации не пройдут все процедуры, их никто никуда выдавать не будет. Потому что для России это принципиальный момент — чтобы они были в рамках нашего государства признаны виновными.

Также к зданию суда прибыли представители Европарламента, подъехала машина с дипломатическими номерами — в суд приехали консулы Украины (Генконсульство расположено в Ростове-на-Дону) Александр Ковтун и Геннадий Брескаленко.

Оба подсудимых в «аквариуме»: Олег Сенцов в белой футболке с украинским орнаментом держался бодро, природную худобу Александра Кольченко еще больше подчеркивала черная футболка, чувствовалась некоторая растерянность в его поведении.

Оба подсудимых среди публики нашли глазами родственников: Сенцов — двоюродную сестру Наталью, поддержать Кольченко на процессе приехала мама. Оба не виделись с родными с момента ареста.

После оглашения состава суда секретарь суда перечисляет список аккредитованных на процессе СМИ. Не услышав названий украинских СМИ, Олег Сенцов спрашивает, присутствуют ли они в зале суда. Получив отрицательный ответ («Запросов не было»), с грустной улыбкой повторяет:

— Запросов не было? Прекрасно…

Однако представители украинских СМИ на процессе присутствуют, но не как аккредитованные журналисты (по их словам, процедура предусматривает аккредитацию через российский МИД), а как частные лица.

В самом начале на вопрос судьи, понятна ли тому процедура, подсудимый ответил:

Этот суд я вообще не считаю за суд, можете рассматривать что хотите.

Адвокатов перед началом заседания попросили дать подписку о неразглашении — все отказались, сославшись на то, что ранее уже давали такое обязательство.

Председательствующий Михайлюк настаивать на даче новой подписки не стал.

Первые расхождения с обвинением начались уже при выяснении личности подсудимых и их места жительства. Следствие утверждает, что Сенцов и Кольченко являются гражданами РФ, потому что при вхождении Крыма в состав РФ весной 2014 года все жители полуострова должны были в отведенный властями срок заявить о намерении остаться украинцами. Те, кто этого не сделал, — автоматически считались россиянами.

На суде Олег Сенцов завил, что он гражданин Украины, зарегистрирован в Симферополе, а проживает в настоящий момент в СИЗО УФСБ по Ростовской области, камера 2. Александр Кольченко заявил, что у него также украинское гражданство.

— Документом, подтверждающим гражданство человека, является паспорт. У обоих подсудимых паспорта граждан Украины.

Адвокаты заявили два ходатайства о встрече подсудимых с родными и с представителями Генконсульства Украины. Первое ходатайство суд удовлетворил, а второе удовлетворил, так сказать, частично — встретиться с консулами подсудимым разрешили только после того, как закончится судебное следствие.

Затем судья объявляет перерыв для перехода в другой зал.

Возобновившееся заседание продолжает прокурор Олег Ткаченко — он зачитывает обвинительное заключение.

По версии обвинения, в марте 2014 года Олег Сенцов получил от «Правого сектора» (деятельность организации запрещена в РФ.В. М.) указание создать в Крыму его отделение и совершить террористические акты для дестабилизации обстановки и воздействия на органы власти. Конечная цель — принятие властями полуострова решения о выходе из состава РФ. Реализуя этот умысел, Сенцов познакомился с жителями Крыма — Асановым, Афанасьевым, Боркиным, Зуйковым и Чирнием. Группа собиралась в доме на улице Петровская Балка, там же хранили горючие жидкости и оружие. Позже в группу вошел Александр Кольченко. Не позднее 11 апреля Сенцов собрал по этому адресу Асанова, Афанасьева и Зуйкова, привез кувалду, канистры с бензином и машинным маслом и 30 пар перчаток: сказал, что акции протеста не приносят результата, нужно создать группу для совершения акций воздействия на органы власти.

Затем члены группы обследовали Симферополь на предмет поиска объектов, подходящих для исполнения акций. Таковыми были признаны четыре адреса — офис «Русской общины Крыма», офис регионального отделения партии «Единая Россия», памятник Ленину и мемориал «Вечный огонь». Офисы планировалось поджигать, памятники — взрывать.

Поджоги (в которых, по версии следствия, участвовали в том числе осужденные Чирний и Афанасьев, а также Кольченко) были произведены 14 апреля (офис «Русской общины Крыма») и 18 апреля (офис «Единой России») 2014 года. Памятники взорвать не успели: Олег Сенцов якобы дал указание изготовить взрывные устройства, но были арестованы Афанасьев и Чирний. 10 мая в Симферополе задержали Сенцова, 16 мая — Кольченко.

После оглашения оба подсудимых опять заявили о своей невиновности. Суд перешел к допросу потерпевших, находящихся в Симферополе. Допрос идет в форме видеоконференции, первым дает ответы представитель «Русской общины Крыма» Андрей Козенко.

Адвокаты пытались выяснить, как поджог входной двери офиса «Русской общины» дестабилизировал ситуацию в Крыму и дискредитировал действовавшую там власть.

Отвечая на вопросы адвокатов о конкретных действиях каких-либо радикалов в Крыму, Андрей Козенко сказал, что с такими людьми непосредственно не сталкивался, хотя ему и его организации поступали угрозы в соцсетях. Что до «Правого сектора», запрещенного в России, то, по словам потерпевшего, вести какую-то деятельность в Крыму украинским националистам не дали, в том числе и представители «Русской общины Крыма».

— Вам известно, чтобы какие-то представители «Правого сектора» (запрещенного в РФ.Ред.) пытались иным образом дестабилизировать обстановку в Крыму, помимо вашей двери? — настаивает адвокат.

— Из СМИ знаю, что в Крым пытались проехать радикально настроенные граждане Украины и намеревались вести здесь свою деятельность, — отвечает г-н Козенко.

— А те, которые якобы заехали, вы их видели? Кого-нибудь, в плен взяли?

— Это вопрос к правоохранительным органам.

После перерыва заседание начинается с получасовым опозданием — первый потерпевший уехал из здания суда и к назначенному времени не явился. Пока судья и адвокаты выясняют, что делать дальше, из зала суда исчез и второй потерпевший — вроде бы он, второй потерпевший, пошел звонить первому, и оба ушли из зала.

В конце концов, появляются оба: представитель «Русской общины Крыма», оказывается, уехал на работу в Госсобрание, на обратном пути попал в пробку. Судья посчитал такое поведение недопустимым и вынес г-ну Козенко предупреждение.

В дальнейшем допросе потерпевшего основными можно считать два момента. По просьбе адвокатов была продемонстрирована часть (продолжительностью 5 минут) видеозаписи с камеры наблюдения, которая зафиксировала момент поджога одноэтажного здания, расположенного в Симферополе на улице им. Карла Либкнехта: сначала к двери подходит человек в капюшоне, обливает чем-то дверь, потом подходит другой в капюшоне — чиркает спичкой, огня нет, опять подходит первый, что-то делает — вспыхивает огонь, оба убегают, через несколько секунд выходят охранники — один из огнетушителя тушит дверь, другой снимает происходящее на камеру телефона. Расстояние, с которого сделана запись, 20–30 метров, разобрать, кто скрывается под капюшонами, невозможно.

Второй момент — это сумма материального ущерба, нанесенного общине. В деле имеется опись, сделанная вскоре после поджога: там указана сумма ущерба в размере 7780 гривен. Также прокурор зачитал смету затрат (на работы по ремонту помещения). Справка датирована 20 апрелем 2015 года, там указана сумма в 30 тысяч рублей. По словам потерпевшего, гривны пересчитывали в рубли «по действовавшему на тот день курсу, кажется, 2 и 8».

Второй потерпевший — представитель регионального отделения партии «Единая Россия» Александр Бочкарев. Офис этой партии расположен в Симферополе по адресу ул. Аксакова, 7. Пока Крым был в составе Украины, там же находился офис «Партии регионов». Это здание подожгли 18 апреля 2014 года. Потерпевший говорит, что часов в семь утра 18 апреля 2014 года ему позвонил оперативный дежурный (в здании в тот момент располагался штаб народных дружин) — сообщил о поджоге. Когда он приехал на место, пожар был потушен, находилась следственная группа и члены исполкома ЕР. По словам потерпевшего, полностью выгорела одна из семи комнат, другие были закопчены, испортился пластик.

О представителях запрещенного «Правого сектора» и/или других радикалах г-н Бочкарев хорошо осведомлен, он в то время входил в ополчение Крыма:

— Мы встречали поезд, где ехали эти молодчики. Они как зайцы попрыгали, когда узнали, что мы их ждем. Вы этого не видели, а я это делал. Своими ручками задерживал негодяев!

— А как вы определяли, что это члены «Правого сектора»? — продолжил Динзе.

— Если они приезжают из Западной Украины, то кто же они еще? — почти удивился вопросу потерпевший. И продолжил: — Мы их задерживали, находили листовочки не совсем понятного содержания. Задерживали ребятишек и наших, которые рисовали надписи «Крым — це Украина», «Шухевич и Бандера — наши герои». Понятно, что это было. Но конкретно я рассказать не могу. Потому что мы задерживали людей и передавали в правоохранительные органы.

Но в итоге г-н Бочкарев сказал, что конкретных примеров или людей, в отношении которых было бы точно известно, что они связаны с «Правым сектором», он не видел и не знает.

Адвокаты обратили внимание участников заседания на сумму ущерба, указанную представителями «Единой России», — 200 тысяч рублей. Но эта сумма значилась как смета предполагаемых на ремонт расходов. В деле отсутствует опись помещения, сделанная сразу после пожара, и нет суммы выполненных работ.

Еще одна интересная деталь выяснилась, когда прокурор представил учредительные документы регионального отделения ЕР в Симферополе. Поджог, как известно, был осуществлен 18 апреля 2014 года. А само отделение было зарегистрировано 24 апреля 2014 года.

Допрос обоих потерпевших по делу Олега Сенцова и Александра Кольченко был завершен. Председательствующий Сергей Михайлюк, похоже, настроен провести судебное следствие как можно скорее. В заседании был объявлен перерыв до 27 июля 2015 года. В этот день начнется допрос свидетелей обвинения. Всего обвинение намерено допросить более 20 человек. Среди тех, кого предстоит допросить, будут и уже осужденные Афанасьев и Чирний (на основании показаний которых во многом и строится обвинение Сенцова и Кольченко). Этих свидетелей сначала предполагалось допросить в режиме видеоконференции, но защита настояла на доставке их непосредственно в суд. Ожидается, что их привезут в Ростов-на-Дону 30 июля 2015 года.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera