Сюжеты

Адвокат Генри РЕЗНИК: «В этой норме фактически меняется только одно прилагательное — с «антисоветская» на «антироссийская»

Об инициативе депутатов сажать на 10 лет критиков власти

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 79 от 27 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Масюкобозреватель

На прошлой неделе стало известно об инициативе депутатов, готовых предложить законопроект против антироссийской пропаганды. О терминологии еще не договорились, зато уже называются сроки для преступников — до 10 лет тюрьмы.

Ушедшая в летние отпуска Госдума продолжает поставлять новости. На прошлой неделе стало известно об инициативе депутатов, готовых предложить законопроект против антироссийской пропаганды. О терминологии еще не договорились, зато уже называются сроки для преступников — до 10 лет тюрьмы. Обозреватель «Новой газеты» Елена Масюк попросила высказаться на эту тему Генри РЕЗНИКА, блестящего адвоката, хорошо разбирающегося в юридических тонкостях и современного законодательства, и советского, где активно применялась очень похожая статья.

Елена НИКИТЧЕНКО / ТАСС— Депутаты Госдумы предлагают за высказывания, которые могут нанести ущерб России, сажать в тюрьму на срок до 10 лет…

— За последние годы мы столкнулись с рядом преступных законов. Закон об «иностранных агентах» — это преступление государственной власти перед гражданским обществом. Мы столкнулись с «законом подлецов» — законом Димы Яковлева. Но все-таки они не тянули на то, чтобы назвать их творцов врагами России. Сейчас само предложение закона об антироссийской пропаганде абсолютно четко обозначает тех представителей депутатского корпуса, которые вынашивают такую норму, как врагов России. Почему? Да потому, что мы должны исходить из той характеристики нашей страны и власти, которая предусмотрена Конституцией.

Статья «Антисоветская агитация и пропаганда» в годы Софьи Власьевны (Советской власти.Е.М.) была идеологической. Потому что власть, сама страна была идеологической — советской. Советская, в принципе, означала коммунистическая. В нашей Конституции, в статье 13-й, записано, что у нас в стране идеологическое многообразие, ни одна идеология не может быть в качестве государственной и обязательной. Но депутаты предлагают именно идеологическую статью. По этой причине само предложение ввести такую норму — неконституционно. Считаю, нужно поставить вопрос о том, что этим депутатам не место в законодательной власти, потому что они выступают против основ конституционного строя.

— Глава юридической службы КПРФ Вадим Соловьев опасается, что «под предлогом борьбы с антироссийской пропагандой в первую очередь могут начать преследовать тех, кто публично критикует действия правительства, то есть вовсе даже не оранжевых, а красных». То есть коммунисты не против этого законопроекта, но они опасаются широкой трактовки и боятся за себя, а поэтому КПРФ готовит свою версию закона.

— Вот здесь как раз и проявляется природа коммунистической идеологии. Потому что коммунистическая идеология тоталитарна. И эта норма родилась в годы тоталитарного советского режима, когда были понятия — «советский», «антисоветский», а до этого «антикоммунистический», потому что в центре стояла коммунистическая партия, которая была вооружена единственно верной идеологией, которая обеспечивала приход страны, а потом и всего человечества к полному изму.

Эту норму невозможно никак иначе сформулировать, как исходя из того, что единственное идеологическое представление о России должно быть истинным. Но тогда эта норма сама по себе будет нарушать принцип правовой определенности. Антисоветская агитация и пропаганда была исключена из Уголовного кодекса РСФСР еще в 1990 году, на излете советского режима. Почему? Потому, что из Конституции уже была исключена норма о том, что партия является умом, честью, совестью, что она центр политической системы. Было признано, что эта норма неконституционна.

— Но депутаты объясняют свой законопроект заботой о государстве. Например, тот же Соловьев считает, что за антироссийские высказывания нужно посадить и Pussy Riot, и правозащитников, которые утверждают, что на Донбассе воюют российские солдаты, и тех, кто публично высказывается «за переселение за границу».

— Что значит «переселение за границу»? У нас есть свобода передвижения.

— Ну типа предатели, бросают страну в тяжкую минуту.

— Это опять же исходит из представления о том, какой идеологически должна быть Россия. У нас есть нормы, которым присуща оценочность и которые ограничивают свободу выражения мнений…

— Как, например, уголовная ответственность за призывы к нарушению целостности страны. За такого рода публичные высказывания можно получить до 5 лет лишения свободы. Кстати, в 2013 году инициатором этого нововведения была КПРФ.

— Это конкретная норма, это призыв к разъединению России. Нормы этой вводить в принципе не надо было, но она хоть сформулирована конкретно. Есть, например, призыв к насильственному изменению конституционного строя. Есть норма о разжигании ненависти. Но общая норма вообще об антироссийской пропаганде — эта абсолютно каучуковая норма, которая позволяет задушить вообще всякую критику. Эта норма возможна только, если признать (а такие голоса раздавались), что Конституция всем мешает. Тогда надо придумать какую-то идеологию. Была идеология советская. Давайте сейчас сделаем патриотическую идеологию. Но для этого нужно идеологическое представление о том, что является пророссийским, а что является антироссийским.

— Например, депутат Худяков из ЛДПР, который тоже поддерживает предложение о введении уголовной ответственности за антироссийские высказывания, считает, что под действие нового закона подпадут депутаты Дмитрий Гудков и Илья Пономарев. «Нам противны действия Гудкова, который называет себя нашим политиком, но при этом в непростые времена уезжает в Америку, которая пытается душить Россию санкциями, и выступает там перед их парламентом», — сказал Худяков.

— Это абсолютно противоречит 29-й статье Конституции, которая говорит о свободе выражения мнений. Это говорит о том, что предлагаемую норму можно наполнить любым содержанием. Норма, которая может иметь какой-то оценочный элемент, должна быть сформулирована совершенно определенно, чтобы все субъекты правоприменения понимали, какого рода действия будут являться преступными. В этой норме фактически меняется только одно прилагательное — с «антисоветская» на «антироссийская», а остальное все то же.

— То есть фактически это возврат той самой 70-й статьи(ст. 70 УК РСФСР: Агитация или пропаганда, проводимая в целях подрыва или ослабления Советской власти либо совершения отдельных особо опасных государственных преступлений, распространение в тех же целях клеветнических измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно распространение либо изготовление или хранение в тех же целях литературы такого же содержания наказывается лишением свободы на срок от шести месяцев до семи лет или ссылкой на срок от двух до пяти лет) из УК РСФСР?

— Разумеется, абсолютно. Очень интересно определить, что является пророссийским, а что является антироссийским. Значит, необходимо давать юридическое определение патриотизма.

— А как бы вы сформулировали юридическое определение патриотизма?

— Бывает два вида патриотизма (это не для юриспруденции) — любовь к родине и ненависть к инородцам. Давайте мы скажем, что антироссийская пропаганда состоит в нелюбви к России. Человек говорит «патриотизм»... Что это такое? Это так же, как невозможно юридически определить понятие фашизма. То есть сейчас эти ребята от разных думских фракций должны определить юридическое понятие «патриотизм», что патриотично, а что непатриотично. Это будет фактически означать аналог «советский» — «антисоветский».

— И следующий этап — это открытие колоний для инакомыслящих, как было во времена СССР.

— У меня в 1996 году был процесс по делу Новодворской. Тогда ее фактически обвиняли в антисоветской агитации и пропаганде, а именно — обвинили в унижении национального достоинства русского народа, назвали ее врагом русского народа. В итоге уголовное дело в отношении Валерии Ильиничны было прекращено за отсутствием состава преступления.

(Поводом к возбуждению уголовного дела стали высказывания Валерии Новодворской в газете «Новый взгляд», в которых она, по версии следствия, «умышленно унижала национальную честь и достоинство русского населения Латвии и Эстонии». Генри Резник, выступая защитником Новодворской на заседании в Мосгорсуде, сказал, что Новодворская в своих статьях лишь высказывала свое мнение по поводу тех отрицательных качеств русского человека, о которых до нее писали Чаадаев и Пушкин, Достоевский и Лермонтов, Некрасов и Чернышевский, Гоголь и Тургенев:

«<…> Ярче всего «зазеркальность», бредовость происходящего высветил в ходе процесса государственный обвинитель. Встретив в тексте публикации Новодворской строки: «Ты тварь дрожащая или право имеешь», господин прокурор задал подсудимой вопрос: «Кого вы, Новодворская, имеете в виду под тварью?» А когда порядком подрастерявшаяся Валерия Ильинична (ее, как известно, очень трудно ввергнуть в такое состояние) ответила: «Так это же Достоевский — «Преступление и наказание»», последовала фраза государственного обвинителя, достойная быть эпиграфом к нашему процессу: «Вы это бросьте. С Достоевским мы еще разберемся». <…>

Я попрошу, господа судьи, не доверять первому взгляду, который вы бросаете на скамью подсудимых. Я прошу напрячь ваши внутренние взоры. Тогда вы увидите: на скамье подсудимых Валерия Новодворская пребывает не в одиночестве. Рядом с ней много соучастников, и находиться в этой компании большая честь.

Перечисление подсудимых по настоящему процессу начну с поэтов. <…>

Михаил Юрьевич Лермонтов:

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ.

Подле притулился Некрасов со своими стихами:

Подъезжая к Кенигсбергу,
Я приблизился к стране,
Где не любят Гутенберга
И находят вкус в говне.  <…>

Не забыли и, естественно, Чернышевского

«Жалкая нация, нация рабов. Снизу доверху все рабы».<…>»Е. М.)

Есть определенные категории, которые невозможно юридизировать. Сейчас идет соревнование: кто патриоты, а кто — непатриоты. По-моему, это уже край… Они изощряются, делают предложения в отдельные статьи Конституции. Но в данном случае речь идет об основах конституционного строя, потому что эта норма выстрадана страной. Никакая идеология не может быть объявлена государственной. Потому что это сфера обсуждений, это сфера дискуссий, это сфера столкновения мнений, это то, что должно не дать организоваться застою. Надо немножко остудить этот патриотический угар… 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera