Сюжеты

Напоминает сотворение кумира

Что думают московские скульпторы и архитекторы о конкурсе и самом памятнике князю-крестителю Руси

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 79 от 27 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Что думают московские скульпторы и архитекторы о конкурсе и самом памятнике князю-крестителю Руси

Артем КОРОТАЕВ / ТАССКаждая свежая новость по установке 25-метрового памятника крестителю Руси в столице подливает масло в огонь общественных дискуссий. На этот раз Российское военно-историческое общество выставило на голосование три очередные территории под монумент — Лубянку, Боровицкую площадь, парк «Зарядье». В лидеры якобы вышла Боровицкая площадь, этот же вариант поддержал Сергей Собянин. Между тем члены Объединения московских скульпторов заявили «Новой газете», что они «с ужасом смотрят на происходящее», вся ситуация по памятнику напоминает им не что иное, как «бизнес-проект», а предварительный конкурс называют «междусобойчиком», поскольку многие художники узнали о соревновании лишь после его окончания.

Надо заметить, что многие представители художественного цеха сейчас находятся в летних отпусках и разъехались из Москвы. Иначе, не исключено, шума вокруг Владимира было бы гораздо больше. «Новая газета» обзвонила несколько профессиональных союзов, Государственный музей архитектуры имени Щусева, МАРХИ, и всюду нам отвечали либо охранники, либо слесари, либо секретари. Наконец, трубку взяли в Объединении московских скульпторов, и оказалось, со своим вопросом о князе мы наступили на больную мозоль мастерам.

— Мы как раз сегодня с коллегами снова обсуждали эту тему, — сразу включился в телефонную беседу скульптор Владимир Кудинов, член объединения, а также Московского союза художников. — Хорошо, что начались проблемы с установкой Владимира: по крайней мере, теперь внимание всех приковано к ситуации. В Москве около 100 активно работающих скульпторов, но нас близко не подпускали к этому проекту. Лично я узнал о конкурсе, когда он уже закончился. Сейчас сложилась так называемая «большая пятерка» мастеров на всю страну: Щербаков (автор Владимира), Рукавишников, Бурганов, Суровцев, Ковальчук. Напомню, что пару лет назад Салават Щербаков победил, когда устанавливали памятник патриарху Гермогену в Александровском саду. Тогда в профессиональной среде это тоже вызвало немало пересудов. Во-первых, вызывала вопрос личность самого героя Смутного времени. Во-вторых, среди скульпторов хорошо известна байка, как Хрущев хотел поставить у Кремлевской стены возле Вечного огня памятник Неизвестному солдату, но его отговорили, объяснив, что небольшая скульптура потеряется на фоне крепости, а большая — превратит Кремлевскую стену в забор. Тем не менее Щербаков со своим Гермогеном пренебрег такими доводами. Ну а уж про художественную ценность как патриарха, так и крестителя даже говорить не хочется. Знаете, в знаменитом Московском экспериментальном скульптурном комбинате в свое время тиражировали памятники Ленину, скульптуры солдат на весь Советский Союз — такие идеологические заказы ушли в прошлое, а люди с тем образом мышления, видимо, остались и по-прежнему штампуют «мужиков в пиджаках», вставляя им в руки то винтовку, то крест, то весло. Будет у Владимира пять пальцев на каждой руке, два глаза на лице — ну и славно. Это же просто несерьезно — объявлять конкурс на монументальный памятник, который длится два месяца?! Обидно только, что потом москвичи по таким скульптурам судят обо всех столичных художниках.

К перспективе появления крестителя на Боровицкой площади собеседник также отнесся скептически: «Я не представляю, где его там могут вставить. И потом, даже если бы это была очень интересная скульптурная работа, сама фигура князя вряд ли тянет на центр Москвы. Сейчас Владимир на слуху, но через 3 года прохожие будут спрашивать: кто это и чего размахивает крестом?!»

Во многом солидарным со скульптором оказался и писатель, москвовед, один из основателей общественного движения «Архнадзор» и журнала «Московское наследие» — Рустам Рахматуллин.

— Больше всего меня печалит соотношение памятника с Кремлем и Домом Пашкова, — поясняет эксперт. — Московский Кремль является памятником федерального значения и объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО, а Дом Пашкова — одно из лучших в мире произведений классицизма. И когда на фоне таких шедевров предлагается установить любой монумент, естественно, возникает вопрос: а является ли шедевром этот новый памятник?!

По словам Рахматуллина, сегодня в городе нет достаточных процедур для оценки именно художественных качеств скульптуры, наподобие того, как обсуждают планируемые постройки на Архсовете во главе с главным архитектором Москвы. Комиссия по монументальному искусству при Мосгордуме по уставу рассматривает только тему, персонаж и место. Де-факто выбор памятника прошел кулуарно, повторяет мысль московских скульпторов писатель. «Это какая-то корпоративная монументалистика, — критикует москвовед. — Появится уже третий по счету Салават Щербаков возле Кремля — очень показательно, многие даже не знают, что в Александровском саду, подведомственном Управделами президента, уже стоят его Гермоген и Александр I».

Обсуждение проекта, по сути, переведено в идеологическую плоскость, полагает эксперт. Хотя появление монумента напрямую повлияет на образ города и градостроительство. В частности, сократится количество ракурсов, с которых можно будет смотреть на Дом Пашкова, чтобы «в кадр» не попал князь. Выходящие из Боровицких ворот Кремля лишатся первозданного вида со стороны Александровского сада. Между тем Боровицкая площадь, напоминает основатель «Архнадзора», входит в охранную зону Кремля, и, строго говоря, любые обновления и преобразования этой территории должны иметь очень серьезное историческое обоснование. В XX веке вид этого места уже существенно поменялся: в 70-е к визиту президента Никсона снесли ряд старинных построек, и Знаменка, которая раньше подходила к Кремлевским стенам, оказалась «укорочена». С тех пор квартал пребывает в незавершенном виде, и, как ни пытались архитекторы периодически втиснуть туда что-нибудь, пока ничего удачного не получалось.

— Если власти хотели почтить князя как святого, то не ясно, почему в центре Москвы? — оценивает очередной «прожект» Рахматуллин. — Я уже молчу о том, что по православной традиции было бы уместнее возвести в его честь часовню или храм, а не объемную (трехмерную) статую, навевающую мысли о «сотворении кумира», рядом с которым будут фотографироваться прохожие, и студенты будут потирать его «части» на удачу по пути на экзамен. Не случайно митрополит Киевский в середине XIX века уклонялся от освещения памятника князю на Украине. Если же Владимира решили почтить как святого и главу государства в одном лице (в руках будут и крест, и меч), то вновь возникают сомнения. Боровицкая площадь — место начала Москвы, здесь в Средние века сошлись дороги на Новгород, Рязань, Смоленск и Киев, Ростов и Суздаль, что положило начало городу. Поэтому здесь логичнее говорить о начале нашей столицы, а не всей Руси.

Стилистически, добавляет основатель «Архнадзора», Владимир совершенно не сочетается с ранним французским классицизмом Дома Пашкова: «Этому дому не нужна ни 25-метровая, ни 12-метровая статуя на переднем плане. Кстати, именно аргумент о защите панорамного вида помог в свое время общественности убедить власти не строить на Боровицкой площади депозитарий для музеев Кремля. В итоге под хранилище выделили Средние торговые ряды на Красной площади, и все довольны. Что лишний раз подтверждает: если нет умной мысли, можно и подождать. Тем более День памяти князя Владимира настанет уже 28 июля, а 4 ноября, о котором упоминали власти, — это вообще-то День Минина и Пожарского. То есть дата все равно упущена, и адекватное почтение памяти Владимира требует некоторой паузы для размышления».

Елена НИКОЛАЕВА,
для «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera