Сюжеты

Посмотрим, как вы запоете!

Почему Иосиф Кобзон, Стас Михайлов, Иосиф Пригожин, Стас Пьеха, Тимати, Николай Басков и другие уважаемые артисты возмущены перспективой создания «патриотического медиахолдинга»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 80 от 29 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ян Шенкманспецкор

Почему Иосиф Кобзон, Стас Михайлов, Иосиф Пригожин, Стас Пьеха, Тимати, Николай Басков и другие уважаемые артисты возмущены перспективой создания «патриотического медиахолдинга»

Стало известно о сделке: ФГУП «Госконцерт» покупает «Русскую медиагруппу», крупнейшую в сфере русского музыкального вещания и одну из самых крупных в мире. На первый взгляд эта новость касается только сферы бизнеса. В сущности, так и есть. Но на базе каналов РМГ планируется создание «патриотического медиахолдинга». А это уже политика.

Слово «патриотизм» в таком контексте звучит абсурдно. На «Русском радио», входящем в РМГ, и так регулярно крутят Валерию, «Арию» и любимого артиста президента Григория Лепса. Патриотичнее не придумаешь. Конечно, звучат там порой и Земфира с Шевчуком. И при новых владельцах из эфира их уберут. Но вряд ли за Земфиру и Шевчука так дружно вступились люди, подписавшие письмо президенту с просьбой «остановить осуществление сомнительной сделки». Это Иосиф Кобзон, Стас Михайлов, Иосиф Пригожин, Александра Пахмутова, Стас Пьеха, Тимати, Анна Нетребко, Николай Басков и почему-то Зураб Церетели, видимо, за компанию.

У «Русского радио» — огромная аудитория. Порядка 10 миллионов ежедневно, причем не только в столице, но и в провинции. Конечно, это лакомый ресурс для пропаганды. Но — только при условии изменения формата. Сейчас «РР» вне сферы идеологии. Просто музыка, энтертеймент. Главная ставка — на хиты. В подавляющем большинстве это попса, но попса разнообразная. Отсюда и успех. А в новый формат наверняка не попадут популярные киевляне Потап с Настей Каменских, «Бумбокс» и многие другие.

Изменение формата, отсев популярных артистов, отказ от разнообразия автоматически приведет к снижению прибыли. Зачем? И уж совсем непонятно, зачем в пакете с «Русским радио» покупать «Радио Монте-Карло» и «Максимум», которые крутят в основном западную и альтернативную музыку. Переформатировать их — все равно что закрыть.

«Может, это надо кому-то, кто прикрывается государством, но я стопроцентно уверен, что самому государству такие активы не нужны», — сказал в эфире «Дождя» Сергей Кожевников, генеральный директор и совладелец РМГ.

Этот кто-то — один из инициаторов сделки — Владимир Киселев. Фигура колоритная и легендарная. Ленинградский музыкант, основатель группы «Земляне», той самой, которая «Трава у дома», он уже к середине 80-х стал суперуспешным музыкальным бизнесменом, создал свой продюсерский центр, куда вошли кроме «Землян» группы «Русские» и «Санкт-Петербург».

В биографии Киселева есть еще одна выразительная строка. В 1994 году он был допрошен по делу тамбовско-малышевской ОПГ. Как говорится, без комментариев.

А дальше как по маслу. Во время предвыборной кампании в Госдуму 1995 года Киселев руководит «Культурной инициативой "Наш дом — Россия"». В 1999-м создает ФГУП «Кремль» при Управлении делами президента РФ, в 2010 году — фонд «Федерация». Это именно «Федерация» организовала благотворительный концерт в поддержку детям с онкологическими заболеваниями, с участием голливудских звезд и президента Путина. Путин тогда сыграл на фортепиано и даже спел. Правда, что случилось с собранными средствами и собирались ли они вообще, до сих пор никто не может понять.

Cын Киселева, тоже как и отец Владимир Владимирович, под сценическим псевдонимом ВладиМир исполняет песню «Наш предмет (Письмо президенту)»: «Товарищ президент, мне и всем моим друзьям не надо вовсе перемен…» Она, кстати, была в эфире «Русского радио».

Патриотический медиахолдинг — далеко не первая попытка навести государственный порядок в шоу-бизнесе. О том, чем это обычно кончается, рассказал «Новой газете» Василий Гончаров (он же Вася Обломов):

«После злополучной встречи Суркова с рокерами был создан фонд «Наше время». В его задачи входило спонсировать молодых музыкантов, чтобы они к выборам 2008-го стали популярны и смогли спеть за кого надо. Выделялись средства, был депутат, который стоял во главе этой истории. Позвали Вадима Самойлова (экс-лидер «Агаты Кристи».Ред.), он создал сайт «Рок-герои», отслушивал молодые рок-группы и ставил им звездочки. Насколько я знаю, он не делал это бесплатно. Попросили ведущих продюсеров, часть из которых была потом на Болотной площади, заниматься продвижением молодых артистов. Артисты записывали песни, и их потом относили на радио. Радио иногда говорило: «Песня — говно». В ответ светили депутатской корочкой и объясняли, что песню поставить в эфир надо. Радио говорило: «Хорошо». Ставило песню ночью, песня по рейтингам проваливалась. Бюджет был освоен, и брали новую группу. Для информационной поддержки помимо прочего купили журнал Fuzz, который после этого стал совершенно ручным. Он писал о том, о ком просили, и даже собственную премию пару раз раздал кому надо. После выборов финансирование прекратили, и журнал бесславно загнулся. Я столкнулся с этой историей, когда записывал альбом Славы Бутусова «Модель для сборки». Мне позвонил Костя Ветров, заправлявший всем этим делом. Встретились. Костя задвигал мне телегу о том, что нашу страну хочет нагнуть Запад. «Давай запишем песню, пусть ее споет Бутусов. Песню такую, какую надо. Против уродов, которые в Лондоне сидят и думают, как взорвать бомбу в Москве. Про врагов». Я изумился: «А что за песня? Ее можно услышать?» — «У нас Союз писателей, Союз композиторов, мы напишем. Поставим во все эфиры и еще бесплатно альбом запишем. Нужно принципиальное согласие Бутусова». Главным аргументом было: «Кинчев согласился!» В итоге я сказал, чтобы они обращались с этим предложением к Славе напрямую или к его менеджменту. Пусть он сам решает, надо оно ему или нет. И Слава, кстати, отказался. Подобных историй было много».

Вот такая пропаганда, такой патриотизм, такой шоу-бизнес.

 

Комментарий

Продюсер Иосиф ПРИГОЖИН: «Хочешь купить радио? Базара нет. Иди в банк, бери кредит, покупай. Но не используй патриотизм и государство как ширму».

— Киселев употребляет слово «инкубатор». Новый медиахолдинг как инкубатор, где будут выращивать патриотичных артистов. Слово — оскорбительное для творческих людей, унизительное. С такими друзьями и враги не нужны. Куда еще патриотичнее, чем «Русское радио»? Они ставят русскую музыку, «Любэ», Газманова, и вполне отвечают интересам российского общества. Подавляющее большинство этих музыкантов поддерживают нашу идеологию. Но поддерживать идеологию и заниматься пропагандой — это разные вещи. И где, кстати, взять столько патриотических песен, чтобы заполнить эфир такого масштаба, не потеряв качества? Невозможно сегодня новому поколению навязать песню «Вместе весело шагать по просторам», все эти пионерские и комсомольские песни, ну не будут слушать — и все. Музыку все-таки выбирают люди.

И вообще, при чем тут патриотизм? Под прикрытием государства Киселев просто пытается забрать себе компанию. Схема такая: сегодня Госконцерт под видом патриотизма становится владельцем РМГ, а завтра его акционируют. То есть за счет своих контактов он становится владельцем прибыльного бизнеса. Причем не платя из своего кармана. Ни о каком патриотизме, ни о каком госаппарате, желающем повлиять на умы россиян, мне кажется, речь не идет.

Сделка абсолютно непрозрачная. Что мешало господину Киселеву за 15—20 лет, декларируя дружбу с первыми лицами государства, создать свой холдинг? Зачем использовать Госконцерт? Хочешь купить радио? Базара нет. Иди в банк, бери кредит, покупай. Но не используй патриотизм и государство как ширму. Беспредела быть не должно. Мы должны быть адекватными и не считать людей за лохов. Один купил, другой продал, и до свидания. Заплатили деньги и вышли. Зачем использовать Госконцерт, который является убыточным со времен Советского Союза, в целях личного обогащения? Дураков-то нет, все понимают, что сегодня Госконцерт у государства, а осенью они его возьмут и акционируют.

Да, в эфире «Русского радио» ставят иногда Земфиру и Шевчука. Ну и что? Политические взгляды не должны пересекаться с музыкой. Надо спорить, а не запрещать. Тем более что и Земфира, и Шевчук, и Макаревич хорошие музыканты. Мы должны быть разными, в этом нет ничего страшного. Когда я не соглашаюсь с Земфирой, размахивающей украинским флагом в чужом государстве, — это не значит, что я плохо отношусь к ее творчеству. Не понимаю, почему нельзя ее крутить по радио и показывать по ТВ. Если мы не станем критиковать власть и высказывать свое мнение, мы перестанем быть той страной, к которой стремимся.

У меня до сих пор в памяти Путин, Маккартни и Макаревич, идущие по Красной площади перед концертом Маккартни. Хороший был сигнал всему миру. Это символизировало свободное мощное общество, единение. Интеграция в Европу, отмена виз — это же была инициатива президента. И я до сих пор ему верю. Верю, что он хочет, чтобы мы стали цивилизованной страной, частью Европы, но со своей идентификацией. Может быть, я наивный человек. Бросьте в меня камень, но я хочу в это верить. А такие люди, как Киселев, его только дискредитируют. Ему надо заниматься большими вопросами, а ему подсовывают историю с «Русским радио» и другими вещами.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera