Сюжеты

«Вечной памяти художнику»

Памяти Дмитрия Жилинского

Фото: «Новая газета»

Культура

Памяти Дмитрия Жилинского

В ночь со вторника на среду на 89-м году жизни скончался Дмитрий Дмитриевич Жилинский — народный художник РФ, лауреат Госпремии, действительный член Академии художеств.

Когда Третьяковка отмечала восьмидесятилетие художника, изюминкой его ретроспективы было впервые предъявленное широкой публике гигантское полотно конца 50-х «Строители моста» (второе название — «Купающиеся солдаты»). Эта холстина была буквально создана для депутата Милонова: голые мужики с любовно выписанными задницами и причинными местами играются с гигантским черным колесом, а главным персонажем оказываются кирзовые сапоги, похожие на использованный презерватив. Однако вся эта соцреалистическая вакханалия отсылала, оказывается, не к народной телесности какого-нибудь Аркадия Пластова, а к «Явлению Мессии» Александра Иванова, любовь к которому привил Жилинскому его учитель по Суриковскому институту духоподъемный Николай Чернышев. В дальнейшем соматическую проблематику (проще говоря, «обнаженку») Дмитрий Дмитриевич будет развивать и даже педалировать. Но только вместо буйной помеси соцреализма с импрессионизмом (а куда деваться от последнего, если бабка была сводной сестрой самого Валентина Серова) появится не менее химерический гибрид раннего Возрождения с древнерусской иконописью. И тут тело превратится в сосуд греха и будет истончаться до спиритуалистической прозрачности. Что тоже в русле других духовных и житейских наставников Жилинского — Владимира Фаворского и Павла Корина. Жилинский, в сущности, является последним носителем абсурдной традиции советской подцензурной метафизики, которой вроде бы не могло сложиться в тисках атеистической цензуры, а вот поди ж ты…

Для глядящего в горние выси художника все земное есть лишь мимолетный отблеск божественных Эйдосов, что не мешает передавать с трепетным вниманием к мельчайшим деталям зримое очами — стебельки, листочки, капилляры, морщинки. Но только с отчетливым пониманием, что это лишь упаковка. И натренированные мускулы (самая знаменитая картина Жилинского — «Гимнасты СССР» 65-го года, коллективный портрет сборной страны на чемпионате мира) ничто без здорового духа. А еще лучше, когда дух дышит и без телесной мощи, как в изображениях пианиста Рихтера, физика Капицы, художника Чернышева или собственной матушки под старой яблоней. Искусство Жилинского — про нивелирование телесного, про смерть всего живого. Хотя его картины исполнены какого-то маниакального жизнеподобия.

Вообще-то в истории советского искусства Дмитрий Жилинский останется автором двух страшных и непостижимых картин. Неоднократно повторенного «Человека с убитой собакой»: сам художник в одних трусах (опять же нарочитая мортальная телесность!) перед калиткой дачи держит на руках тушку сбитой машиной любимой чау-чау. И «Вечной памяти художнику» — выписанного до мельчайших подробностей сцены отпевания жены, где она лежит в гробу в самом центре картины, и белизна мертвого лица излучает божественный свет. Смерть, свет, святость — всё на одну букву.

Фёдор Ромер, специально для «Новой»

P.S. Отпевание пройдет в Новодевичьем монастыре, а похороны состоятся на Троекуровском кладбище 31 июля.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera