Сюжеты

Когда брак в кайф

«Новая» изучила декларации высокопоставленных чиновников антинаркотического ведомства

Этот материал вышел в № 81 от 31 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алиса Кустиковашеф-редактор сайта «Новой газеты» в Петербурге

«Новая» изучила декларации высокопоставленных чиновников антинаркотического ведомства

Похоже, между центральным штабом и руководителями региональных управлений наркополиции пролегла непреодолимая пропасть. По крайней мере, именно такой вывод можно сделать, изучая данные о доходах чиновников за 2014 год.

Но кризисные времена заставили подтянуть пояса всех — за минувший год борцы с наркопреступностью не могут похвастаться ни ростом заработков, ни свежеприобретенной недвижимостью. Какой-никакой «подушкой безопасности» стали многочисленные квартиры и земельные участки. Только вот беда — все это великолепие семейному бюджету обеспечивают супруги чиновников. Вот где настоящее состязание!

По итогам 2014 года 548 млн годового дохода задекларировала супруга заместителя директора Федеральной службы Михаила Кийко, обогнав в личном зачете жену первого заместителя главы ФСКН Владимира Каланды — та принесла в семью свыше 334 млн.

На минуточку, директор Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов за минувший год заработал в 74 раза меньше, чем Светлана Кийко, — всего 7,4 млн рублей.

Цифра эта не идет в сравнение с 2012 годом, когда глава антинаркотического ведомства, к немалому изумлению общественности, внезапно задекларировал более 55 млн. Супруга главы ФСКН Вера Иванова за 2014 год заработала всего 344,7 тыс. рублей, в 2013 году и то было больше — 416,8 тыс.

При этом за прошедшие годы список недвижимости, числящейся за четой Ивановых, фактически не претерпел изменений. В собственности у главы ФСКН — земельный участок (1585 кв.м), жилой дом (134 кв.м) и доля в квартире (191 кв.м). Помимо доли в вышеописанной квартире супруга Иванова является собственницей земельного участка (2,2 тыс. кв.м), жилого дома (549,2 кв.м) и машиноместа. Видимо, место это — про запас. Если верить декларации, машин за семейством Ивановых не числится вовсе.

У первого заместителя директора Феде­ральной службы Российской Федера­ции по контролю за оборотом наркотиков Владимира Каланды в собственности еще меньше, чем у начальника. Уже который год из недвижимости силовик декларирует только долю в квартире (127,3 кв.м). Впрочем, это и неудивительно, учитывая, что уровень дохода за 2014 год у Каланды замер на уровне 3,9 млн рублей.

Зато в 2013 году второе лицо ФСКН приобрел импортный мотороллер. Видимо, в пару к скоростному седану Audi A8, который числится за супругой. Владимир Алексеевич остановил свой выбор на модном скутере класса премиум Piaggio Vespa GTV 250ie. Где Владимир Каланда катается на транспортном средстве, не очень ясно, должно быть, по лесному участку в 15 тысяч кв. метров. Благо что он числится у силовика в пользовании.

Все остальное — пять земельных участков (самый большой из них — 8,7 тыс. кв.м), две квартиры — 388,2 и 243,8 соответственно, жилой дом 701,3 кв.м и два машиноместа — записано на супругу. Первый зам антинаркотического ведомства числится лишь пользователем всего этого добра. За минувший год Лариса Каланда заработала почти в 100 раз больше, чем супруг, указав в декларации 334,5 млн рублей дохода. Впрочем, для семейного бюджета такие цифры — не редкость. Например, по итогам 2013 года супруга чиновника пополнила семейный бюджет аж на 394,6 млн рублей. Впрочем, этому можно найти рациональное объяснение — с мая 2012 года Лариса Каланда занимает пост статс-секретаря и вице-президента ОАО «НК «Роснефть». Там супруга силовика отвечает за взаимодействие с органами власти.

А вот чем занимается супруга заместителя директора Федеральной службы Михаила Кийко — вопрос не праздный. За год силовик заработал всего 3,5 млн рублей, зато его супруга Светлана по доходам за прошедший год обогнала даже жену первого зама ФСКН, задекларировав 548 млн рублей.

Светлана Кийко на деле победила миф о гендерном неравенстве — в собственности у Михаила Юрьевича нет ни машин, ни недвижимости. Зачем, если все это — у супруги. И земельный участок на 5,8 тыс. кв.м, и жилой дом на 859,5 кв.м. А еще — три квартиры, столько же нежилых помещений общей площадью 250 кв.м, четыре машиноместа и пара внедорожников премиум-класса — Mercedes ML 63 AMG и Lexus LX 570.

Похожим образом ситуация обстоит и в семье заместителя директора ФСКН по контролю за оборотом наркотиков Николая Аулова — хранительницей материальных благ в семействе выступает супруга. По итогам 2014 года доходы силовика упали почти в 7 раз. В 2013 году он задекларировал более 21 млн, а по итогам минувшего — всего 3,9. Как и в прошлые годы, в собственности у чиновника находится земельный участок площадью 1,5 тыс. кв.м, но по итогам 2014 года к нему добавился еще и жилой дом на 494,8 кв.м. За супругой же — десять объектов недвижимости. Среди них: два земельных участка — 330,0 и 87,0 кв.м, три квартиры, дача на 285,3 кв.м и три машиноместа. Которые, вероятно, пустуют — автомобилей за четой Ауловых, согласно декларации, не числится.

А вот руководителям региональных отделений с состоятельными супругами не повезло.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera