Сюжеты

Шаманы прибыли раньше МЧС

На Байкале продолжает гореть заповедный остров Ольхон

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 81 от 31 июля 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зинаида БурскаяКорреспондент

На Байкале продолжает гореть заповедный остров Ольхон


Фото: Петр Шеломовский

В Сибири по-прежнему горят леса. Только по официальным данным, на территории Бурятии продолжают действовать 34 пожара, в Забайкалье — 22. В Иркутской области горит «Заповедное Прибайкалье», территория которого охватывает Прибайкальский национальный парк и Байкало-Ленский заповедник. Больше недели не могут справиться с пожаром на Ольхоне — самом крупном острове озера Байкал. Почти вся его территория — часть Прибайкальского нацпарка. По официальным данным, пожар действует на площади 118 гектаров. По нашему субъективному мнению, на острове уже сгорело 3–4 квадратных километра леса.

— На острове очень развита всероссийская беда: дороги и трудные головы, — говорит старший госинспектор оперативной группы «Заповедного Прибайкалья» Валерий Митин.

На Ольхоне, со всех сторон окруженном чистейшей байкальской водой, нет асфальта — совсем. Есть грунтовки, бегущие через реликтовые степи, холмы, светлые сосновые и лиственничные леса. Грунтовки пылят — дождей на острове почти не бывает. Этот год — особенно сухой, пересохли почти все немногочисленные речки и озера.

Асфальта нет, но есть старая бетонная плита с петлями для закрепления самолета. Плита лежит в поле, которое называется аэродромом «Хужир»: грунтовая взлетка, ее границы обозначены свежепокрашенными деревянными конусами. Рядом — деревянный сарай и ветроуказатель. Чуть дальше большой одноэтажный деревянный дом — «аэровокзал». В одной четвертой части этого дома живет Владимир Иннокентьевич Прокопьев — бывший начальник аэродрома «Хужир».

Пассажирские перевозки на материк давно закончились, но он продолжает поддерживать «Хужир» в рабочем состоянии. Прокопьеву больше восьмидесяти, днем он возится с картошкой, высаженной за домом. Неподалеку от картошки — огороженная ветхим забором стоянка самолетов. Один из них — крошечная «Сигма» — принадлежит москвичу Антону Волкову. Это он первым обнаружил лесной пожар на Ольхоне.


Фото: Петр Шеломовский

Антону тридцать. В этом году он бросил нормальную (по меркам «правильных» людей) высокооплачиваемую работу и вместе с женой поехал на Ольхон на все лето: из Москвы, на машине, с «Сигмой» на прицепе. Антон очень любит авиацию и этот остров посреди Байкала, решил пожить на Ольхоне и катать на самолете туристов.

— Как увидел дым, сразу по рации передал жене, чтобы звонила в 112. Уже оттуда информацию передали в Островное лесничество. Потом ко мне подошел какой-то мужик из областного агентства лесного хозяйства, он вроде из Иркутска приехал: «Слышь, пилот, ты тот, материковый, пожар посмотри, а на островной не летай и не ори о нем особо». А я идейный: мне этот остров как ребенок стал — ты его просто очень любишь и никому не позволишь ему вредить.

Теперь Антон почти каждый день ездит на тушение и выкладывает в Facebook фото и видео с пожара, который на момент публикации этого текста все еще продолжается.

…Вечером и утром на Ольхоне отчетливо слышен запах гари. Солнце на закате ярко-красное, луна оранжевая — это из-за висящего в воздухе дыма. Ночью, в темноте, теряются очертания сопок, но отлично видно зарево пожара, и кажется, что огонь завис где-то между небом и землей. На рассвете можно разглядеть столбы дыма, что поднимаются от сопки, которая так ярко полыхала прошедшей ночью.

Антон обнаружил пожар 22 июля. Сотрудники местного Островного лесничества сразу же приступили к тушению. Несмотря на сообщения местных СМИ о том, что уже на следующий день огонь был потушен, ситуация с пожаром была настолько серьезной, что лесникам пришлось обратиться за помощью к местным жителям. 25 июля на пожар выехали 60 человек, были откомандированы и сотрудники других лесничеств: Прибайкальского, Байкальского, Верхне-Ленского, Еланцинского, Берегового.


Остров Ольхон. Фото: Петр Шеломовский

Когда 28 июля мы готовились к выезду на пожар, начальник местного лесничества Константин Козлов был настроен оптимистично: говорил, что в предыдущий день все окопали, то есть создали минерализованные полосы — участки грунта вокруг пожара, очищенные от всех горючих материалов — деревьев, веток, травы, мха, которые препятствуют распространению огня. Но на месте оказалось, что на одном из участков огонь перешел через опашку и пополз вверх по склону сопки. Во второй половине дня пожар из низового (когда горит трава и лесная подстилка) начал переходить в верховой (когда горят уже стволы и кроны деревьев) и быстро пожирать новые территории.

Вечером того же дня в самом крупном островном поселке Хужир состоялся народный сход. Собрание открыл начальник лесничества Константин Козлов:

— Народу в помощь, отдыхающих то есть, собираются каждый день на пожар по 5—10 человек. Один раз вы пришли — 60 человек местных. Помогли, конечно, хорошо, но надо было еще раз прийти, мы бы локализовали пожар. А так мы не смогли встречный пал пустить.

— Это мы, что ли, во всем виноваты?! — возмутились мужики.

Дискуссия продолжалась почти час. Местные обвиняли лесничество в бездействии: мол, только ездят, деньги с отдыхающих собирают, а пожары не тушат. Спрашивали, почему самое богатое лесничество края, которое на туристах почти по миллиону рублей в месяц зарабатывает, не может отремонтировать технику: тракторы, уазики, квадроциклы. Лесники оправдывались и просили помочь.

— Мы на собрания приходим только потому, что понимаем: остров наш, а не ваш! — объяснял, срываясь на крик, бывший начальник лесничества Владимир Степанович. — Я вижу, как ваши сотрудники на пожар идут в девять утра, а мы в свое время собирались еще затемно, чтобы в 5—6 уже выехать.


6 утра. Местные жители уезжают на пожар. Фото: Петр Шеломовский

От предложенного лесничеством бензина (7 литров на машину) местные отказались: «Че позориться-то? Найдем мы бензин. Бухтим-бухтим, а все равно тушить поедем».

— Ну что, закрываем проезд на Хобой на два дня, и все на пожары? — спросил один из местных у собравшихся.

— Закрываем! — дружно ответили мужики.

Мыс Хобой — одно из главных туристических мест Ольхона. Каждый день туда из Хужира отправляются десятки уазиков — на другом транспорте до Хобоя не проехать. Почти всем туристическим бизнесом (гостиницами, домами отдыха, организацией экскурсий, перевозками) на острове владеют местные. Это главный и единственный способ заработать на Ольхоне. Закрыть на два дня Хобой — значит, на два дня отказаться от заработка.

Хобой действительно закрыли на два дня. И 29 июля несколько десятков водителей в шесть утра собрались перед зданием лесничества. Вначале «побрызгали»: уронили пару капель разбавленного спирта на свои уазики, остальной выпили (так по местной традиции нужно задабривать живущих на острове духов), закусили огурцом и поехали тушить пожар.

— Почему лесники из Островного лесничества не смогли сами обнаружить этот пожар, вполне понятно, — рассуждают сотрудники оперативной группы «Заповедного Прибайкалья». Вместе начинаем оценивать возможности ольхонских лесников. Начальник лесничества Константин Козлов говорил мне, что в его подчинении находится всего 12 сотрудников. Из них три  женщины, два водителя и один тракторист. Значит, патрулированием могут заниматься всего шесть человек.

— Нет, не совсем так, — поправляют спецы из оперативной группы. — Два человека должны стоять здесь, на шлагбауме на въезде в заповедные земли (чтобы выдавать разрешения на проезд и собирать плату за это), еще двое — на паромной переправе (чтобы взимать экологический налог с отдыхающих), еще кто-то — патрулировать береговую линию. Сколько остается? Два-три человека, которые и могут следить за ситуацией в лесу.

— Нечего все валить на малое финансирование, на недостаток людей. У меня еще меньше работников, — рассказывает начальник Еланцинского лесничества Сергей Гончаров, который тоже участвует в тушении пожара на Ольхоне. — За последние девять лет у нас было всего три пожара. Главное, правильно работу наладить. Раз в два дня мы стабильно выходим на патрулирование леса.

 

…На днях на мыс Хобой приехали 19 шаманов из Забайкалья и Бурятии — просить духов послать на Ольхон дождь. По возвращении сказали, что дождь будет в ближайшие три дня. Местные метеорологи придерживаются такой же точки зрения — но, в отличие от шаманов (злые языки говорят, что они тоже изучают метеосводки), ссылаются на фронт, который уже пролился дождями в Красноярском крае.

А в среду поздно вечером на остров, где для тушения пожара сильно не хватает рук, наконец прибыли 45 сотрудников МЧС. Начальник спасателей предложил еще ночью, сразу после приезда бойцов и до начала работы, передать сообщение о локализации пожара. Лесники говорят, что по-другому в случае с МЧС и не бывает.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera