Сюжеты

«Хотите сменить профессию? Мы это поймем»

В разгар конфликта с главой Госархива министр Мединский объяснил, для чего государству историки

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 82 от 3 августа 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ни дня без скандала — похоже, новый девиз Министерства культуры. Владимир Мединский беспрецедентно резко (надо полагать, как историк об историке) высказался о деятельности главного архивиста страны, директора Государственного архива РФ Сергея Мироненко. При этом министр выступил как истинный парадоксалист: оказывается, государст­во платит деньги архивистам не за борьбу с историческими фальсификациями. А мы-то наивно полагали, что это — одна из главных задач ученого.

Выясняется: нет. Архивисты обязаны только «предоставить людям документы, а дальше пусть уже журналисты делают выводы»… Между тем Мироненко как раз рассказал, как журналисты «сделали» не столько выводы, сколько легенду. При этом он всего лишь сослался на мнение высокого арбитра — Главную военную прокуратуру СССР. Ее доклад «О 28 панфиловцах» был подготовлен через три года после Победы, в 1948 году, и недавно в оцифрованном виде вывешен на сайте Госархива.

Следователи во главе с главным военным прокурором Н. Афа­насьевым документально доказывают: легенда о панфиловцах создана советскими газетчиками. Прослежена не только история возникновения мифа, но и его авторы: корреспондент Коротеев, редактор «Красной звезды» Ортенберг и литсекретарь газеты Кривицкий. Далее указано, что вымысел был подхвачен и расцвечен советскими писателями и поэтами: Николаем Тихоновым, Михаилом Светловым, Александром Беком и другими.

И никого особенно не волновала эта история до тех пор, пока Мироненко на нее не сослался в передаче Ирины Прохоровой на РБК — речь шла о полной, подлинной картине событий. А в интервью «Коммерсанту» позволил себе общие выводы: «…фальсификация, как и любая ложь, вредна как для власти, так и для общества. Рано или поздно, но правда всегда выходит наружу…»

Власть отозвалась незамедлительно: на совещании архивистов министр культуры произнес негодующую речь. И хотя все его ламенты были направлены в воздух, конкретных фамилий он не назвал, присутствующие поняли, о ком идет речь. Финальная фраза не оставляла сомнений: «Если есть желание сменить профессию, мы это поймем», — по сути, прямая угроза увольнением от человека, отождествляющего себя с государством.

Если иметь в виду, что скоро на экраны выходит фильм «28 панфиловцев», на который деньги собирали «всем миром» и который министр культуры лично поддержал идейно и финансово — грантом министерства, причины гнева Владимира Ростиславовича получают ясное психологическое обоснование. У него отняли право гордиться. Ведь Сергей Мироненко свою безупречную профессиональную репутацию заработал не только тем, что возглавляет Архив РФ уже 23 года, но и тем, что никогда не нарушал академическую этику, не лгал и не фальсифицировал историю страны.

Отдел культуры

А в это время

Герои для здорового общества

Фильм о подвиге панфиловцев почти завершен

Андрей Шальопа («Поймать ведьму») вместе с сорежиссером Кимом Дружининым завершает работу над лентой «28 панфиловцев».

Съемки начались в октябре 2013 года в павильонах «Ленфильма». Не найдя финансовой поддержки у продюсеров и инвесторов, авторы объявили о сборе средств с помощью краудфандинга. Была собрана чуть ли не рекордная для кино сумма — более 30 млн рублей пожертвований. Тут и государство в лице Минкульта подтянулось и добавило еще 30 млн.

В Сети есть геройский ролик. По черно-белой заснеженной степи ползут немецкие танки. А умелые руки наших бойцов собирают взрывчатку, с помощью которой вражеские машины будут остановлены. Алые буквы через весь экран: «16 ноября. На пути танков встанут 28 панфиловцев».

Режиссер Шальопа мыслит патриотично. И в своих интервью объясняет, что зритель жаждет историй, которые бы подтверждали безоговорочность нашей великой Победы: «Зрителю вряд ли должно понравиться кино о том, что его дед был трусом и предателем. Особенно если зритель знает, что его дед был героем». Действительно, гипотетический зритель горячо поддержал этот киносюжет не только деньгами, но самыми разными способами: участием и организацией съемок, информационной поддержкой. К проекту подключились разработчики военно-исторической игры War Thunder, посвященной технике периода Второй мировой войны.

История о 28 героях давно превратилась в символ. Обросла мифологическими подробностями, до которых охоч кинематограф. Как знаменитая фраза, приписываемая политруку Клочкову, герою Советского Союза: «Велика Россия, а отступать некуда». Были ли эти слова в реальности или их сочинил журналист Кривицкий — она, как и другая, «Ни шагу назад!» (также приписываемая Клочкову), стала знаковой.

Сегодня авторы незавершенного фильма возмущены тем, что «дышло исторической «правды» отвернулось от своих героев». Для них мифология прошлого неизменна. Они по-прежнему верны идее делать «настоящее кино о настоящих героях великой страны». Так что уже осенью на наших экранах «из-под перепаханных бомбами укреп­лений выберутся наружу бойцы 4-й роты, отряхнутся от грязного снега, рассчитаются, поймут, что осталось их всего 28, докурят свои самокрутки, возьмут в руки гранаты и встретят лавину немецких танков».

Трудно не согласиться с режиссером Шальопой в том, что эта история очень кинематографична. Вместе с тем авторы в своем фильме полемизируют с тем, как изображается война в современном российском кино. Их замысел — описать легендарный подвиг советских солдат «без зверей-политруков, уголовников и черенков от лопат вместо оружия». Они снимут «классическую героику».

«Смысл таких историй в том, чтобы воспитать новых героев», — уверен Андрей Шальопа. В российской блогосфере после публикации тизера и фрагментов фильма мнения поляризировались. К примеру, житель Северодвинска Андрей Фокин, пожертвовавший проекту миллион рублей, пишет: «Я бы не назвал это благотворительностью. Это надежда на то, что рассказов о подвигах и самопожертвованиях будет больше, чем «штрафбатов», «сволочей» и прочего шлака типа фильмов «Утомленные солнцем-2». Некоторые из блогеров высказывают сомнения: должен ли патриотический фильм участвовать в фальсификации истории. Режиссер Андрей Шальопа отвергает обвинения, защищая «художественную правду», которая «ставит вопрос и дает ответ, духовную опору».

Министр культуры РФ Владимир Мединский горячо поддерживает проект: «Мы все время думаем, что зрителю нужно что-то новое, какие-то откровения, нетрадиционные отношения между 28 мужчинами, неуставные моменты. Но на самом деле такие проекты говорят о здоровом обществе». Фильму уже обещана поддержка в прокате.

Премьера назначена на ноябрь. Именно в ноябрьские дни о подвиге у разъезда Дубосеково написала «Красная звезда».

Лариса Малюкова,
обозреватель «Новой»

Персона

«Открытие документа — это всегда правильно»

Сергей Мироненко из породы людей, ищущих правды и стремящихся к истине. Считаю, что в архивном мире России, как, впрочем, и в историческом, его роль колоссальна. Хорошо помню времена, когда получить документ в архиве стоило больших сложностей. А Мироненко на протяжении десятков лет выступал за открытие архив­ных фондов и утверждал: публикация документа, открытие документа — всегда правильный акт.

Его колоссальная роль в том, что при Государственном архиве РФ был открыт выставочный зал федеральных архивов, что для российских архивов началась выставочная жизнь. Это был настоящий прорыв. Понятно, что документ — не живопись и не скульптура и для музейного экспонирования вещь сложная. Но стратегия добрых партнерских отношений с музеями себя оправдала: каких только интереснейших выставок в этом архивном зале не происходило! А когда много лет назад мы делали выставку «Павел I. Мир семьи», то на основании уже известных архивных материалов вместе приходили к новым выводам и этих новых выводов не боялись…

Еще один его беспрецедентный инновационный проект — недавняя экспозиция в московском Малом Манеже, посвященная войне 1914 года. К работе над нею был привлечен режиссер Павел Лунгин. Это, кстати, мировая практика — привлекать к музейному дизайнерскому решению ярких театральных и киношных режиссеров, они мыслят иначе. Но когда архивист работает с музейщиком и режиссером, очень важно друг друга услышать. Умение услышать собеседника и партнера для Мироненко основополагающее. Много раз я видела, как он принимает новую экспозицию и один замечает какие-то неточности или небрежности — мелочи, казалось бы, но в архивном деле нет мелочей.

А его передача «Архивные тайны»? Сколько новых путей к пониманию русской истории она открыла! Ведь документы бывают сложными, непрозрачными, и ин­терпретация документа — задача именно архивиста. Спор о том, должен или не должен архивист комментировать или интерпретировать документы, вообще не имеет смысловых оснований: не журналист, а именно историк, профессионал подойдет к документу, как должно. Ведь историк — это профессия синтетическая: он одновременно и философ, и психолог. А Сергей Владимирович Мироненко — всем извест­но — никогда не покривит душой, не слукавит, скажет именно то, что думает. Это в нашем деле превыше всего.

Елена Кальницкая,
генеральный директор государственного
музея-заповедника «Петергоф»,
доктор культурологии

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera