Сюжеты

Витишко без УДО

Репортаж из колонии, где прошел суд над экологом

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 83 от 5 августа 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Евгений Титовсобкор по ЮФО

Репортаж из колонии, где прошел суд над экологом

В Тамбовской области Кирсановский районный суд рассмотрел ходатайство заключенного эколога Евгения Витишко. В соответствии со статьей 80 Уголовно-процессуального кодекса осужденный имеет право на смягчение наказания, о чем и просил Витишко. Заседание провели в исправительной колонии-поселении № 2 поселка Садовый, где сидит эколог.

Город Кирсанов для здешних колоний как столица: отсюда в зоны везут продукты, тут находится районный суд, решающий судьбы осужденных.

Подсаживаюсь в машину «Эковахты по Северному Кавказу» и еду в колонию. С активистами «Эковахты» — Андрей Бабушкин из президентского Совета по правам человека. Дорога как после бомбежки: старенький джип «Патриот» отчаянно прыгает в ямах и на ухабах. Проезжаем несколько деревень с покосившимися домами, заброшенными клубами и фермами.

На КПП колонии машину стопорит дежурный: «Дальше не положено». То есть полтора километра от КПП до жилых корпусов посетители должны идти пешком. «Зимой и с сумками — людям особенно тяжело», — жалуется Андрею Бабушкину координатор «Эковахты» Андрей Рудомаха. Бабушкин куда-то звонит, и нас пропускают.

На подъезде к корпусу видим гуляющих мам с колясками: вокруг колонии разросся целый поселок, где живут ее работники. Вдали за деревянной загородкой пасутся лошади с жеребятами, рядом суетятся осужденные. Идем посмотреть на лошадей, но через поле к нам бежит ФСИНовец с ручным металлоискателем: «Не ходите туда! Там скотина!»

Евгений Витишко появляется в зале без конвоя. Обнимается с женой. «Настроение боевое. Думаю, пора освобождаться и заниматься теми делами, которыми мы занимались до моего осуждения», — говорит он, когда его обступают гости с видеокамерами.

Прокурор Егоров садится за стол рядом с судьей.

Ходатайства об освобождении Витишко прислали депутаты Госдумы Дмитрий Гудков и Сергей Обухов, организации «Гринпис» и «Беллона», целый ряд обычных граждан. Все эти ходатайства судья приобщает к делу.

Выступает психолог колонии Елена Шаменкова: «Осужденный миролюбив, корректен, с его стороны агрессии никто никогда не наблюдал». В таком же тоне высказывается начальник отряда Александр Плужников: «Витишко встал на путь исправления, к работе относится добросовестно. Правда, раньше (когда Витишко вошел в клинч с руководством колонии) на него наложили сразу 8 взысканий. Потому формально характеристика отрицательная, но с 18 сентября взыскания снимутся».

Прокурор Егоров выступает против удовлетворения ходатайства: раз были взыскания, то и выпускать Витишко, по его словам, нельзя. Судья Сергей Бурчевский удаляется принимать решение, на прессу надвигается огромный человек в серой камуфляжной форме: «Выключите камеры!» Это Алексей Рязанов, начальник отдела безопасности ФСИН по Тамбовской области. Разрешение судьи на видеосъемку — для него не аргумент.

В перерыве подхожу к Евгению. Он рассказывает, что бросает курить. И что сейчас в колонии его поставили работать сторожем: по ночам на поле охраняет поливальную машину. В руках Витишко английский журнал Resurgence and Ecologist, напечатавший статью про его заключение.

Появляется судья Бурчевский. Его решение: в ходатайстве отказать. Евгений Витишко по-прежнему улыбается. Адвокат Валентина Шайсипова, выходя из зала, возмущается: «Мнение и позиция защиты не были заслушаны, позиция самого заявителя, Евгения Витишко, не выслушана, и решение судом принято по формальным основаниям, из-за наличия взысканий, хотя они вызывают недоумение». Теперь подать ходатайство об условно-досрочном освобождении Евгений Витишко сможет в декабре. В любом случае нынешнее судебное решение будет обжаловано.

 

Под текст

В чем вина Витишко

В 2011 году эта история касалась лишь кубанского губернатора Ткачева. Вокруг резиденции, связанной с его семейной фирмой, «Агрокомплексом», был забор, незаконно огораживающий лес. По этому поводу экологи много раз обращались в контролирующие ведомства и правоохранительные органы. Но те либо не отвечали, либо утверждали, что забора нет.

Когда стало понятно, что правды не добиться, экологи написали на заборе: «Лес общий» и «Саня — вор». И выложили фото в Сеть. Это привело к тому, что летом 2012 года активисты Сурен Газарян и Евгений Витишко были осуждены по статье 167—  «Порча чужого имущества». Судья Туапсинского районного суда Галина Авджи дала им по 3 года условно.

Вскоре Сурен Газарян вплотную занялся очередной элитной резиденцией под Геленджиком, на него возбудили еще одно уголовное дело, и он уехал в Эстонию, где получил политическое убежище. Евгений Витишко перед Олимпиадой участвовал в подготовке доклада об экологическом вреде Игр, а непосредственно перед соревнованиями планировал давать интервью иностранной прессе. Туапсинская уголовно-исполнительная инспекция заявила, что Витишко не вовремя приходил отмечаться. И в феврале 2014 года суд заменил условное заключение реальным.

Организация Amnesty International признала Евгения Витишко узником совести. Управление Верховного Комиссара ООН по правам человека обратило внимание Российской Федерации на нарушение его прав и свобод.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera