Сюжеты

Лесопожарный детектив, или молитва АППГ

Статистика федерального Рослесхоза и субъектов России о площадях лесных пожаров в несколько раз отличается от данных космического мониторинга. Кто-то врет, чтобы не превысить аналогичный показатель прошлого года (АППГ)?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 87 от 14 августа 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зинаида БурскаяКорреспондент

Статистика федерального Рослесхоза и субъектов России о площадях лесных пожаров в несколько раз отличается от данных космического мониторинга. Кто-то врет, чтобы не превысить аналогичный показатель прошлого года (АППГ)?


Пожары на западном берегу Байкала. Фото: Петр Шеломовский

Обнаружить расхождения в площадях реальных, действующих лесных пожаров и официальной статистике, которую каждый день публикует на своем сайте Рослесхоз, совсем несложно. Для этого не нужно ничего, кроме доступа к интернету. Забавно, что источник, благодаря которому можно понять, что на самом деле происходит с лесами, — тоже ведомственный. Это — система спутникового мониторинга ИСДМ-Рослесхоз (Информационная система дистанционного мониторинга Федерального агентства лесного хозяйства). Данными этой системы пользуются все работники лесного хозяйства и других ведомств. То есть не знать о реальной ситуации с лесными пожарами, например, на Байкале, чиновники не могут.

Значит, велика вероятность, что расхождения в цифрах между официальной статистикой и данными дистанционной системы мониторинга — не случайность, а чья-то намеренная ложь.

Пример. Открываем свежую информационную сводку Рослесхоза — например, за 10 августа. Там сказано, что в республике Бурятия пожары действуют на 70 тысяч 877 гектароа (64 028 га лесного фонда, 65 га на землях обороны и безопасности, 6 784 га на территории заповедников и нацпарка), а в Иркутской области — на площади в 31 тысячи 413 гектаров (27 754 га лесного фонда и 3 659 на особо охраняемых природных территориях).

А теперь заходим на сайт ИСДМ-Рослесхоз. И видим: площадь самого крупного пожара, действующего на территории Иркутской области, оценена системой в… 96 тысячи 698 гектаров, рядом с ним пожар в 33 тысячи 534 гектаров, южнее, на самом берегу Байкала, сравнительно небольшой пожар в 8 тысячи 629 гектаров. Площади этих трех пожаров в четыре с половиной раза больше того, что горит в области по данным Рослесхоза.

 

«Посчитать» Бурятию немного сложнее. Только по данным дистанционного мониторинга (а из космоса видны не все, а только самые крупные пожары) на территории республики действует больше трех десятков пожаров. Возьмем несколько крупных: 31 910 га, 27 836 га, 26 643 га, 32 903 га, 22 514 га. Итого — 141 тысяча 806 гектаров. То есть, только площадь этих пяти пожаров в два раза больше официальной цифры.

 

По подсчетам руководителя лесного отдела российского «Гринпис» Алексея Ярошенко, который уже много лет следит за подобными странностями статистики, реальная площадь действовавших на утро 10 августа лесных пожаров в Иркутской области составила около 170 тысяч гектаров, в республике Бурятия — около 350 тысяч гектаров, — таким образом, как полагает Ярошенко, официальные данные по Иркутской области занижены в 6 раз, по Бурятии — в 4 раза.

Примечательно, что Рослесхоз также не отрицает недостоверности собственной статистики. Каждый день в конце сводки ведомство указывает, насколько данные, которые передают в федеральный центр субъекты федерации, отличаются от данных космомониторинга. По расчетам Рослесхоза, данные по Бурятии и Иркутской занижены в 1,3 раза («реальные» цифра по прикидкам Рослесхоза — 83,1 тыс. га и 70,7 тыс. га соответственно). Что опять же несопоставимо меньше, чем любой человек может увидеть на сайте ИСДМ-Рослесхоз.

Читайте также:

Шаманы прибыли раньше МЧС. На Байкале продолжает гореть заповедный остров Ольхон

И еще одно любопытное наблюдение. За выходные (то есть за субботу и воскресенье, когда оперативные сводки не публикуются) официальные площади пожаров в Бурятии увеличились в 2,5 раза, а по Иркутской области — больше, чем в 17 раз.

Тут два варианта. Либо стихия окончательно разбушевалась, либо официальные цифры,  наконец, пытаются приблизить к реальности. 

 

Руководитель лесного отдела Гринпис Алексей Ярошенко:

— Система дистанционного мониторинга пожаров FIRMS, которая была разработана в университете Мериленда, дает возможность ежедневно получать достаточно качественные снимки зонда MODIS c разрешением 250 метров, на которых очень хорошо виден дым, пройденные огнем участки и термоточки — температурные аномалии, которые чаще всего связаны именно с пожарами. Сочетание данных о задымлении, гарях и термоточках дает стопроцентную уверенность, что то, что мы видим — это крупный пожар. На основании этих данных мы делаем свои расчеты площадей пожаров.

Потом сравниваем с данными Авиалесоохраны (совпадают с данными Рослесхоза З.Б.) и почти всегда находим расхождения. Мы не делаем такое сравнение по отдельным маленьким пожарам, потому что действительно, если горит какой-то небольшой участок, ну, допустим, до тысячи гектаров, то данные дистанционного мониторинга, основанные на снимках MODIS, могут быть не точны. Но чем больше площадь пожара, тем меньше погрешность в ее определении, и начиная где-то с пяти тысяч гектаров дистанционные методы дают точность большую, чем любые наземные или авиационные методы.

Дальше смотрим, что об этих пожарах говорит отраслевая система ИСДМ-Рослесхоз. По поводу этой системы в 2013-м году было дано президентское поручение — обеспечить с ее помощью достоверный учет пожаров.

Как правило, наши расчеты, основанные на снимках MODIS, совпадают с тем, что выдает ИСДМ-Рослесхоз. А вот с тем, что выдают ведомства — Авиалесоохрана, Рослесхоз и некоторые регионы, расходятся существенно.

Понятно, что некоторые расхождения объясняются тем, что стандартно статистические данные, которые дают регионы и Авиалесоохрана, относятся к 00.00 московского времени, а спутник Terra с зондом MODIS пролетает мимо нас перед обедом по местному времени. Но, как правило, это очень небольшая разница, она укладывается в несколько процентов. А если расхождение в 40 раз, как это было с Иркутской областью 7-го августа, то здесь очевидно, что просто врут, просто прячут пожары. Я насчитал в тот день 75 тысяч гектаров пожаров, а по официальным данным было всего 1717 гектаров.

Зачем занижать площади пожаров?

— Всем хочется показать картинку относительного благополучия. Сейчас у нас в госструктурах есть такое божество — называется АППГ, аналогичный показатель прошлого года. Вот его нельзя больше, чем на один процент, превосходить в чем-то плохом. Если они сильно превышают аналогичный показатель прошлого года в худшую сторону, это повод посмотреть, а хорошо ли справляется со своей работой тот или иной руководитель. Раньше это было больше характерно для МЧС, но сейчас эта гниль распространяется на органы управления лесами.

За лесопожарную ложь в Уголовном кодексе есть специальная статья — 237-я. По ней еще ни один человек не был наказан за последние годы. За ложь в отношении пожаров руководители высокого уровня не привлекались ни разу.

Вредно ли для самих регионов скрывать информацию о пожарах?

— Стратегически — да. Деньги на борьбу с пожарами выделяются, исходя из официально учтенного ущерба. Если ущерб показан маленький, то и увеличивать суммы на борьбу (хотя с 2010-го их каждый год по чуть-чуть увеличивают) нет оснований. Если даже в самых худших ситуациях ущерб официально оценивают в несколько миллиардов рублей, то выглядит адекватно, когда на борьбу с пожарами выделяют порядка 4-5 млрд рублей в год по всей стране. А если бы показывали реальные масштабы, реальный ущерб, финансирование требовалось бы гораздо большее.

В длительной перспективе получается, что вся система лесного хозяйства недофинансируется. Проблема еще и в том, что в лесной отрасли большинство чиновников  — это временщики. То есть им не очень интересно, что будет через два, три или четыре года. Поэтому у них горизонт планирования — это один-два года максимум. В рамках планирования на один-два года, занижение данных непосредственно на самих чиновниках никак не отражалось.

И есть еще один момент — нет уверенности, что Рослесхоз в нынешнем своем виде доживет до нового года. В действующее законодательство недавно внесены изменения, они позволяют без поправок в Лесной кодекс забрать многие полномочия у Рослесхоза и передать их субъектам. В Рослесхозе понимают, что дело пахнет жареным. Поэтому сейчас они не очень озабочены реальной ситуацией, они озабочены тем, чтобы каждому лично руководителю найти какой-то, условно говоря, если не золотой, то хотя бы деревянный парашют.

Очень обидно видеть, как меняется позиция министра природных ресурсов Сергея Донского. Он много сделал для того, чтобы в 2012-м году масштабы занижения пожаров были хоть как-то признаны. Если раньше в сильно пожароопасные годы врали в 4-5 раз, то в прошлом году наврали всего в 2 раза. Это, конечно, был серьезный прогресс, потому что позволял государству более адекватно реагировать на стихию. Сейчас мы видим — на примере Иркутской области, что позиция у Минприроды совершенно другая — не замечать очевидных вещей. И это, к сожалению, идет на министерском уровне, а не на уровне агентства лесного хозяйства или Авиалесоохраны. Потому что по Иркутской области вранье можно обнаружить и по землям лесного фонда, за который отвечает лесная вертикаль — Рослесхоз, Авиалесоохрана, органы управления лесами, и по землям заповедников и нацпарков, а это уже другая вертикаль, и сходятся они на министре.

Мешает ли заниженная статистика оперативно бороться с пожарами?

— Чем больше регион врет, тем меньше он может привлечь помощи. Мы видим, что в Бурятии хоть и скрывают реальные масштабы пожаров, но там расхождения отчетности и реальности не в десятки раз, а в разы. И в Бурятии сейчас работает уже больше 400 человек из федерального резерва Авиалесоохраны и несколько десятков специалистов Лесопожарного центра Красноярского края. А Иркутская область, показывающая данные, которые вообще ничего общего не имеют с реальностью, до сих пор как-то пытается работать своими силами.

Иркутск — Чита

 

P.S. На наши вопросы ответил Рослесхоз 

1. Руководитель лесного отдела «Гринпис» Алексей Ярошенко выявил большие расхождения в площадях пожаров между статистикой, которая приводится на официальном сайте Рослесхоза в сообщениях «О лесопожарной обстановке в Российской Федерации», и данными космического мониторинга системы ИСДМ-Рослесхоз. Из-за чего происходят эти расхождения?

Оперативные сводки о лесных пожарах, которые публикуются на сайте Рослесхоза, формируются на основании данных, предоставляемых уполномоченными органами исполнительной власти в области лесных отношений субъектов РФ.

Рослесхоз не заинтересован в занижении данных о лесных пожарах и, наоборот, проводит последовательную работу, направленную на обеспечение достоверности данных о площадях лесных пожаров.

Именно поэтому по инициативе Рослесхоза в системе ИСДМ-Рослесхоз сделан открытый доступ к данным космического мониторинга для любого заинтересованного лица. Все расхождения по площадям лесных пожаров на землях лесного фонда между данными субъектов РФ и данными ИСДМ-Рослесхоз фиксируются в сводке Авиалесоохраны.

Система космического мониторинга фиксирует возгорания на землях всех категорий, включая земли лесного фонда, ООПТ, землях иных категорий — это и отражено на картографическом интерфейсе в карточке пожара. Далее Авиалесоохрана определяет, какая площадь от общей площади возгораний приходится на земли лесного фонда. Именно эти показатели и ложатся в основу расхождений с данными, которые предоставляются регионами.

Если расхождение зафиксировано, Рослесхоз направляет на имя главы региона информацию о расхождении данных и запрос об их срочном устранении. Субъекты должны предоставить в адрес Рослесхоза разъяснения о расхождениях и внести корректировки в оперативную отчетность.

2. Рослесхоз в своих сообщениях также сообщает о расхождении цифр в данных, которые предоставляют субъекты, и данными ИСДМ-Рослесхоз. Однако данные космомониторинга, которые приводятся в сообщениях Рослесхоза, также не полностью совпадают с теми, что выдает система ИСДМ-Рослесхоз. Например, по данным на 10.08.2015, в Иркутской области пожары действуют на 27 754 га лесного фонда и 3659 га земель ООПТ. По данным же космомониторинга, самый крупный пожар в области действует на площади в 96 698 га (изображение есть во вложениях), то есть его площадь в три раза больше, чем указанные в статистике цифры. Как это следует трактовать?

Дело в том, что, как уже говорилось, система фиксирует любые природные возгорания на землях всех категорий. Поэтому площадь пожара, указанная в карточке пожара, включает как площадь горения на землях лесного фонда, так и на землях иных категорий.

Вместе с тем субъекты РФ предоставляют данные о площадях лесных пожаров, поэтому в сводке Авиалесоохраны площадь расхождения указывается относительно земель лесного фонда. Этим и объясняется неполное совпадение площади расхождения с общими площадями указанных пожаров.

В открытом доступе системы ИСДМ-Рослесхоз можно видеть данные о площади, пройденной огнем, за все время наблюдения конкретного пожара с момента его обнаружения. Еще одна особенность системы — она «закрывает» пожар только через 10 суток после последней регистрации спутником термоточки, и все это время пожар учитывается как действующий.

Также в ИСДМ-Рослесхоз заложен принцип слияния близко расположенных пожаров, регистрирующихся на расстоянии менее 1 км, путем складывания площадей таких пожаров и суммирования в общую площадь к площади пожара, возникшего раньше других.

Например, в Иркутской области, о которой идет речь, пожар К-1005 возник на площади 168 га 20 июля 2015 года; по состоянию на 4 августа его площадь составляла 5437 га. 5 августа пожар К-1005 объединился с пожаром К-1067, у которого площадь на момент объединения составляла 6619 га. 7 августа он объединился с пожарами К-1020 (площадь 4104 га) и К-1116 (площадь 46 га). 8 августа — с пожаром К-1036 (площадь 899 га) и 9 августа — с К-1049 (площадь 23 315 га).

По информации региональной диспетчерской службы лесного хозяйства на конец дня 10 августа, один из них был ликвидирован на площади около 20 тысяч га.

3. В соответствии со статистикой Рослесхоза за выходные дни площади пожаров по некоторым областям увеличились кратно: в Бурятии с 22 592 га до 64 028 (то есть почти в три раза), в Иркутской области с 1717 га до 27 754 га (то есть более чем в 13 раз).

(Если суммировать официальные данные и официальные же данные занижения, то получается, что за выходные площадь пожаров по Бурятии выросла в 1,2 раза, а по Иркутской области… в 4,7 раза.)

Почему?

Региональные диспетчерские службы Иркутской области и Республики Бурятия предоставляли недостоверные данные о площадях лесных пожаров.

Как уже отмечалось, Рослесхоз проводит последовательную работу по обеспечению достоверности сведений о лесных пожарах: в рамках этой работы в период с 5 по 7 августа Иркутской области и Республике Бурятия решениями оперативного штаба Рослесхоза поручалось устранить расхождения по площадям.

В пятницу, 7 августа, соответствующие обращения были направлены главам регионов. Результатом этой работы стала корректировка площадей и, соответственно, указанное вами увеличение площади.

Также нельзя сбрасывать со счетов сложную лесопожарную обстановку и погодные условия, которые способствуют быстрому распространению лесных пожаров.

4. Ждет ли какое-то наказание субъекты, которые занижают площади пожаров (если занижают)?

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации №687 от 18.08.2011, в случае если в результате проверки сведений выявлена их недостоверность, Федеральное агентство лесного хозяйства информирует об этом высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации для принятия мер по обеспечению достоверности представляемых сведений. Также о фактах занижения площадей информируются органы Прокуратуры Российской Федерации.

Информация Рослесхоза о существенном занижении данных площадей лесных пожаров в Иркутской области и Республике Бурятия направлена в адрес глав регионов и Генеральной прокуратуры РФ.

В период 2014–2015 гг. за ненадлежащее исполнение переданных полномочий, включая непринятие эффективных мер по борьбе с лесными пожарами и сокрытие достоверной информации о пройденных огнем площадях, были отстранены от занимаемых должностей руководители в области лесных отношений органов исполнительной власти Республики Тыва, Приморского края, Иркутской области, Забайкальского края, Республики Бурятия.

5. Какие данные о площадях пожаров будут использоваться для оценки ущерба?

Расчет ущерба от пожаров осуществляется на основе показателей количества уничтоженных лесных насаждений, включая их качественные характеристики, и финансовых затрат на тушение пожара. Площади пожаров как таковые в расчете ущерба не используются.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera