Сюжеты

Мост через «не хочу»

Инженеры жаловались на ветхость опор моста Саратов—Энгельс, а чиновники положили новый асфальт и устроили салют...

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 86 от 12 августа 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Надежда АндрееваСоб. корр. по Саратовской, Волгоградской и Астраханской обл.

В восстановление моста Саратов—Энгельс вложили 550 миллионов рублей из областного бюджета. Но вместо капитального ремонта, как заявляют ветераны-мостостроители, рабочие заменили только асфальт и деформационные швы. Ездить стало приятнее, но несущая способность основных конструкций от этого не улучшилась.


Протечка в пролете 7—8. В этом месте бетон разрушился еще несколько лет назад
Фото: Николай ВАВИЛОВ

В восстановление моста Саратов—Энгельс вложили 550 миллионов рублей из областного бюджета. Но вместо капитального ремонта, как заявляют ветераны-мостостроители, рабочие заменили только асфальт и деформационные швы. Ездить стало приятнее, но несущая способность основных конструкций от этого не улучшилась.

 

«Долгая война закончилась ничем»

Старики-мостовики, как они сами себя называют, пришли в редакцию с толстыми папками документов — фотографии моста, схемы, результаты осмотров, письма в инстанции. Николаю Ивановичу Вавилову 87 лет. Он начинал работу на строительстве саратовского моста с должности старшего прораба, за семь лет дошел до заместителя главного инженера мостоотряда № 8. Почти тридцать лет пенсионер по собственной инициативе осматривает инженерное сооружение, потому что считает себя ответственным за то, что построил. Ему никто за это не платит. Государственные структуры, обязанные следить за состоянием моста, напротив, были бы рады, если бы Вавилов сидел дома и не беспокоил их своими письмами.

В команду спасателей моста также входят, заслуженный строитель РФ Татьяна Сиденко и доктор технических наук Игорь Овчинников.

Три года назад ветераны через «Новую газету» обратились к президенту Владимиру Путину с просьбой «предотвратить катастрофу, по человеческим и экономическим масштабам сходную с аварией на Саяно-Шушенской ГЭС». По их оценке, мост, простоявший полвека без капитального ремонта, пришел в аварийное состояние. Обращение, казалось бы, имело эффект: правительство Саратовской области заявило о начале ремонта.

Летом 2014 года на мосту заменили дорожное покрытие и деформационные швы, поставили новые перила и фонари. Работы выполнили досрочно, с опережением графика на два месяца. В честь завершения ремонта устроили праздник, куда благодарные граждане пришли с плакатами и флагами партии «Единая Россия». У въезда на мост установили билборд с надписью: «Валерий Васильевич, спасибо за мост!» (судя по всему, трогательное послание было адресовано губернатору Валерию Радаеву). В духе современной государственной моды первой по новому асфальту проехала колонна байкеров.

Старики-мостовики в торжественной церемонии не участвовали. «А что бы я там могла сказать? Только признать, что наша долгая, тяжелая война за мост окончилась ничем, — разводит руками Татьяна Сиденко. — Такой ремонт, какой был сделан, нужно проводить каждые пять лет, чтобы куски моста в реку не падали. Вряд ли теперь мост дождется настоящего капитального ремонта, галочку-то уже поставили, фейерверк запустили».

То, что чиновники выдают за ремонт моста, правильнее было бы назвать «первоочередными работами». Эти виды работ были запланированы еще в 1996 году, когда в Саратов для оценки технического состояния моста приезжали светила мостовой науки из академии транспорта, института Гипротрансмост, МАДИ и других организаций. «Возраст эксплуатируемого моста такой конструкции является критическим, после которого дефекты развиваются в геометрической прогрессии. Не исключена возможность обрыва тросовой арматуры», — заключили специалисты почти двадцать лет назад. Эксперты рекомендовали капитальный ремонт в два этапа — первоочередные работы (улучшение гидроизоляции, дорожной одежды, деформационных швов, переустройство тротуаров, замену перил) и усиление речной части пролетного строения.

О втором этапе областные власти забыли. Область и без того выделила на проведение работ 552 миллиона рублей. Для региона, госдолг которого превышает 50 миллиардов рублей, — гигантская сумма, но для детального обследования инженерного сооружения и капитального ремонта — этого мало. Федеральный бюджет не дал ни копейки.

 

Новый пиджак со старыми дырками

Во время ремонта полиция не пускала пенсионера Вавилова на мост, но Николай Иванович все равно лазал — лучше него здешние ходы-выходы не знает никто. Последний раз осматривал свое «больное» детище в середине июля нынешнего года. «На главных пролетах проверил все старые слабые места, которые я знал. Ни один дефект не исправлен, состояние ухудшается».

Одна из таких застарелых болячек — протечка в пролете 7—8. На фотографии, сделанной несколько лет назад, видно, что бетон в этом месте разрушился, находящиеся внутри металлические тросы проржавели. «Во время прошлогоднего ремонта здесь обработали ржавчину и сделали обмазку. Сейчас я взял отвертку, постучал — обмазка отслаивается, — рассказывает Николай Иванович. — Узел все равно мокрый, хотя уже год как гидроизоляцию на мосту сменили». Как полагает собеседник, возможно, влага продолжает проникать внутрь железобетонной плиты, так как при замене асфальта на проезжей части не удосужились сменить бордюр, а под ним осталась старая гидроизоляция, давно вышедшая из строя.

Саратовский мост пятьдесят лет работал без проекта эксплуатации. «Когда мы покупаем бытовой прибор, мы требуем инструкцию, а вот у моста, огромной сложности и дороговизны сооружения, такой инструкции по эксплуатации не было», — поясняет доктор технических наук, профессор Игорь Овчинников. Для очистки ото льда на проезжую часть моста сыпали соль и агрессивные химические реагенты, которые проникали в щели асфальта, разъедали бетон и тросы.

По заключению саратовского ООО «Проектмостореконструкция» (эта организация разработала проект нынешнего ремонта), гидроизоляция на мосту пришла «в полную негодность». При этом проектировщики ремонта считают, что арматура поражена коррозией лишь на десять процентов. Дело в том, что плиту вскрывали только на нескольких участках протяженностью 80 метров.

«Надо было закрывать мост и вскрывать полностью 800-метровое пролетное строение, — полагает Игорь Овчинников. — Мы не уверены, что обследование проводилось именно в поврежденных местах, нельзя гарантировать, что на всей протяженности моста состояние арматуры настолько же удовлетворительное».

Согласно приказу Министерства транспорта РФ, на железобетонных мостах, подобных саратовскому, нужно проводить капитальный ремонт каждые 35 лет. «Мы опоздали на пятнадцать лет, но капитального ремонта всего мостового сооружения так и не сделано. У моста сменили «крышу», но оставили под ней промоченные балки. На «старичка» надели новый пиджак», — говорит Игорь Георгиевич.

Беда мостостроительной отрасли (и не только ее) не столько в нехватке денег, сколько в тотальной, воинствующей некомпетентности властей. На протяжении полувека на решение технических задач влияют совершенно посторонние факторы. Во времена строительства саратовского моста это был призыв партии, по указанию Никиты Хрущева объявившей «курс на железобетон» (хотя специалисты считали и считают самыми надежными мосты из металла). Сейчас решающими зачастую становятся личные интересы чиновников. На региональном уровне средняя продолжительность службы руководителей дорожного хозяйства составляет около двух лет. Понятно, что в таких обстоятельствах для обладателя кресла может стать актуальным принцип «после нас — хоть потоп».

«Почему я здесь сижу? — говорит Игорь Георгиевич. — Если мост упадет, политики скажут: почему специалисты не били в колокола, надо было ломиться во все двери, объяснять сложность ситуации. Вот мы и пытаемся».

 

Комментарий

«Качество работ оценивается как хорошее»

Общее обследование моста Саратов—Энгельс проведено в 2013 году проектной организацией «Институт «Проектмостореконструкция». В отчете по результатам обследования были приведены рекомендации по ремонту сооружения с перечнем основных видов ремонтных работ. Первоочередные работы из этого перечня, невыполнение которых угрожало долговечности и безопасности движения, а также в ближайшей перспективе могло бы привести к разрушению конструкций, были предусмотрены проектом на ремонт моста, который был выпущен в 2013 году институтом «Проектмостореконструкция».

Обследование подводной части русловых опор и промеры глубин были выполнены уважаемым московским институтом «Имидис» в 2013 г. По выводам «Имидис», опоры находятся в удовлетворительном состоянии, и им ремонт не требуется. Выводы «Имидис» были учтены проектировщиками из института «Проектмостореконструкция», которые не стали разрабатывать проект на ремонт подводной части опор.

В 2014 году на мосту были выполнены работы по полной замене дорожного полотна, деформационных швов, гидроизоляции, ремонт тротуаров и перильного ограждения, установка опор контактной сети и другие работы.

Также необходимо еще выполнить работы, которые не вошли в проект ремонта 2013 года: восстановление бетона защитного слоя пролетных строений и опор, инъецирование трещин в элементах пролетного строения, ремонт элементов нижнего пояса ферм русловой части моста, увеличение высоты ограждения проезжей части.

Качество принятых работ, выполненных в 2014 году, оценивается как хорошее.

Правительством Саратовской области неоднократно направлялись обращения в Министерство транспорта Российской Федерации об оказании Саратовской области государственной поддержки в целях приведения автомобильного моста Саратов—Энгельс в нормативное состояние. Тем не менее ремонт моста проводился за счет средств областного бюджета.

Министерство транспорта Саратовской области

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera