Мнения

Выборы как стресс для власти

Мнение представителя «Демократической коалиции»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 87 от 14 августа 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид Волковчлен Центрального совета «Партии Прогресса»

Мнение представителя «Демократической коалиции»


Фото: Евгений Курсков / ТАСС

Политическое пространство в России чрезвычайно турбулентно. Расхожим штампом стала фраза: «кто бы мог подумать два года назад…». Но и в самом деле, войну на Украине и сжигание сыра мог предсказать только гениальный Сорокин, наверное. А раз так, мало смысла слишком серьезно обсуждать осень 2016 года. Мы можем «разбомбить Воронеж», ввести продуктовые карточки, вернуть смертную казнь, запретить ношение раздельных купальников — да на все перечисленное недели хватит, не то что года. К сожалению, за год все еще успеет очень сильно поменяться. (К сожалению, потому что, как ни хочется быть оптимистом, что-то за последнее время тренд уж больно однозначный: если изменение — то к худшему.) Так стоит ли быть генералами, которые готовятся к прошлой войне?

Читайте также:

Так не доставайся же ты никому? Мнение представителя партии «Яблоко Бориса Вишневского»

Я всегда был сторонником того, чтобы выстраивать системы максимально гибкие, горизонтальные, думающие, адаптивные. Этот подход разделяет вся команда Фонда борьбы с коррупцией — самой эффективной политической организации в стране. Не будучи даже структурирована как формальная политическая сила («Партию Прогресса» нам ведь так и не дали зарегистрировать), ФБК, безусловно, оказывает самое раздражающее влияние на власть и в самой значительной степени формирует политическую повестку. Существуя при этом на микропожертвования и оставаясь очень компактной, даже малочисленной организацией. Одна и та же команда во главе с Алексеем Навальным за последние полтора года делала аналитический доклад по мегараспилу на Олимпиаде в Сочи; готовила и организовывала марш «Весна» (который, увы, стал траурным маршем в память о Борисе Немцове); вела широкоохватную публичную кампанию за ратификацию 20-й статьи Конвенции ООН по борьбе с коррупцией; собирала и собрала подписи 18 000 избирателей в Новосибирске и Магадане. Это все очень разные виды деятельности: здесь и кабинетная работа, и полевая, и интернет, и офлайн, и аналитика, и политика. И этот мой пример показывает, что небольшая, но хорошо организованная группа людей, объединенная общей идеей, лидерством и подходом к работе, способна на очень многое.

Реализуя такие проекты, мы одновременно тестируем границы возможностей системы.

Меняются они постоянно (в сторону сужения, конечно же). Новосибирский и магаданский эксперименты показали наглядно: никаких возможностей, связанных с выборами, больше не осталось. Даже имитацией выборов власть больше заниматься не намерена. Нашей публичной кампанией по сбору подписей мы дали четкие и однозначные доказательства тому факту, в котором многие, даже после кампании МГД-2014, еще сомневались — решения о допуске/недопуске кандидатов на выборы являются исключительно административными. И не надо иллюзий: это в равной степени относится и к кандидатам, которым надо собирать подписи, и к кандидатам, которым их собирать не надо. Да, конечно, такого удобного административного метода, как «база УФМС», для освобожденных от сбора подписей кандидатов нет, но есть масса других. Например, их можно просто не включать в списки кандидатов — именно так поступило «Яблоко» на выборах в Мосгордуму в 2014 году с Константином Янкаускасом, Ольгой Романовой и многими другими перспективными кандидатами, заменив их «своими», но заведомо непроходными.

Ну а поскольку тренд на сужение поля возможностей никуда не денется, то одно утверждение в отношении выборов 2016 года в Госдуму мы уже точно можем сделать сейчас. Если не произойдет каких-то совсем внезапных, обнуляющих все прогнозы политических изменений, то допуск всех кандидатов и партий на эти выборы будет административным. Партии, допуск которых не будет согласован, — допущены не будут. У партий, допуск которых будет согласован, — списки кандидатов будут отфильтрованы таким образом, чтобы на потенциально проходных местах были только одобренные Кремлем кандидаты. Все инструменты для реализации такого решения отработаны и отточены (в том числе на региональных выборах этого года). Так почему же есть хоть какие-то основания полагать, что Кремль решит ими не воспользоваться?

Так что же — бойкот, неучастие? Нет, ни в коем случае. Даже в дремуче-авторитарном режиме современной России выборы остаются точкой очень большого стресса для власти. Взгляните на это их собственными глазами: у них же все, абсолютно все есть. Вся полнота власти, все деньги. И тут вот им приходится устраивать некое затратное и нервное шоу, в ходе которого они выиграть ничего не могут. Как бы «выборы» ни закончились — власти, денег и всего прочего у Кремля не прибавится. Поэтому-то они все последние годы отменяют так много выборов, как могут отменить, растягивают интервалы между ними и так далее.

Выборы им неприятны — значит, они приятны нам.

И в самом деле: выборы — это наш, демократический институт. И действительно, не раз так случалось, что крупные выборы оказывались источником огромного стресса для власти. Вспомним декабрь 2011 года, вспомним мэрские выборы в Москве-2013, да даже и сейчас, в Новосибирске, пусть и в гораздо меньшем масштабе, нам удалось причинить Кремлю заметный политический ущерб.

Я пишу эти строки из Новосибирска, здесь потревоженным ульем гудят местные политические элиты. Политическая система в таком большом регионе устроена очень сложно, далеко не всем влиятельным местным ФПГ хватало место в рамках «Единой России». Как и в любом другом крупном российском регионе, все игроки, желающие участвовать в местной политике, инвестировали в различные партийные лицензии: котировались не только «парламентские» КПРФ, ЛДПР, СР, но и формально «непрестижные» «Яблоко», «Родина», «Патриоты России». ФПГ побогаче прихватывали лицензию покруче, но, повторюсь, на всех не хватало. И ничего, политическая система региона работала, ведь частью консенсуса были «относительно честные» выборы, в ходе которых все могли получить какие-то места в региональном парламенте и какой-то кусочек лоббистских возможностей сообразно своим инвестициям. И тут на тебе — все это летит в тартарары: облизбирком, считавшийся одним из лучших в стране, на глазах у всех снимает список «Парнаса» абсолютно по беспределу. С «Родиной», кстати, заодно.

«Так что же, правила игры вдруг поменялись? Больше выборов в регионе не будет, кого угодно можно снять? Так что же, все инвестиции сгорели? Всем бежать в «Единую Россию»? Но там все хорошие места заняты…» Вот что творится сейчас в голове у крупного местного олигарха, которому традиционно надо было иметь 2–3 своих депутатов в Заксобрании и 2–3 в Горсовете, чтобы контролировать какой-то один важный ему комитет и решать какие-то для него важные вопросы. Короче говоря, устраняя нас с выборов с грациозностью слона в посудной лавке, администрация президента попутно поломала устойчивую и сложившуюся политическую систему Новосибирской области. И это хорошая иллюстрация того, что можно сделать на выборах, не будучи представленным в бюллетене.

Ведь и в 2011-м было так: в бюллетене нас не было, но одна спонтанная фраза, экспромт из радиопередачи — «Голосуй за любую партию, кроме жуликов и воров» — стала вирусной идеей, обрушившей всю кампанию «Единой России». Следствием этой фразы стала необходимость беспрецедентных массовых фальсификаций, следствием этого — первый спонтанный митинг обманутых наблюдателей на Чистых прудах 5 декабря 2011 года, и только потом уже Болотная и проспект Сахарова. Да, свалившимся в одночасье в руки с неба политическим капиталом оппозиция не смогла воспользоваться, растратила его. Но свалился-то он не сам по себе, а вследствие выборов, хоть мы в них формально и не участвовали.

Резюмирую. Будет ли возможность у партий или кандидатов, не согласованных Кремлем, участвовать в выборах 2016 года в Госдуму? Нет. Будет ли возможность у нашего избирателя проголосовать за своего кандидата? Нет. Следует ли из этого необходимость отказа от участия в выборах? Как показано выше: нет, ни в коем случае. А вот в какой форме это участие будет необходимо, мы сейчас не знаем и не можем предсказать. Многое будет определяться конкретным контекстом общественно-политической ситуации весной и летом 2016 года, многое будет меняться вообще по ходу дела. Режим туп и неповоротлив, обязательно найдутся такие места, в которые мы сможем нанести удар. Но сделать это смогут только компактные гибкие структуры, не боящиеся любой работы, способные быстро перегруппироваться на ходу. Пролететь именно туда, где у огромной Звезды Смерти слабая броня и сделать один выстрел, но точно в правильное место.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera