Сюжеты

Взносы на капремонт не обесцениваются

Могут ли взносы на капремонт превратиться в финансовую пирамиду и что нужно сделать, чтобы их не платить

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 87 от 14 августа 2015
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Алексей Полухиншеф-редактор

Могут ли взносы на капремонт превратиться в финансовую пирамиду и что нужно сделать, чтобы их не платить


Фото: Виталий Кавтарадзе / «Новая газета»

В российскую политическую реальность возвращается социально-экономическая повестка, что, в общем-то, ожидаемо в условиях кризиса, который не будет залит деньгами — потому что их в нужном количестве нет. Самой жаркой темой лета стали взносы на капитальный ремонт. «Новая газета» уже рассказывала об этой проблеме (см. №№79, 84), опираясь на данные наших собкоров и мнение эксперта в области жилищного законодательства, депутата Галины Хованской. Сегодня мы предоставляем слово людям, которые работают по теме капремонта с позиции государства. Это генеральный директор «Фонда содействия реформированию ЖКХ» Константин ЦИЦИН и Сергей СТЕПАШИН, возглавляющий наблюдательный совет госкорпорации.

 

Насколько я понимаю, госкорпорация теперь не занимается софинансированием капитального ремонта многоквартирных домов, эта тема отдана на откуп регионам. А каковы сейчас ваши функции и полномочия?

Сергей Степашин: Действительно, теперь в нашем ведении осталось преимущественно расселение аварийного жилья. Тем более что из федерального бюджета в этом году нам должны были выделить на региональные программы капремонта 4 миллиарда, дали — ноль. Остались только средства на выборочный ремонт в субъектах Крымского федерального округа, который проводится по «старой» схеме. На аварийное жилье расходы не секвестрировали, а вот капремонт в 83 регионах, к сожалению, остался без финансирования. Хотя я обращался в правительство, пытался убедить, что нельзя начинать масштабную программу капремонта, целиком взваливая ее на плечи граждан. Тем более что 4 миллиарда — сумма небольшая даже в условиях кризиса. Учитывая важность государственной поддержки жизнеспособности региональных систем капремонта, а также социальную значимость данного вопроса, Фонд совместно с Минстроем России подготовил предложения о направлении в 2015 году на финансирование региональных программ 1 млрд рублей за счет остатков неиспользованных регионами средств и средств, возвращенных ими в Фонд. Как только данное предложение будет законодательно закреплено, регионы смогут получить деньги. Мы оказываем регионам методическую помощь, объясняем, как разработать региональную программу капремонта, наладить контроль за ходом ее реализации, повысить энергоэффективность жилья, тем более что я возглавляю и Общественный совет Минстроя. Но непосредственную ответственность за капремонт все-таки несут региональные власти. В Москве больше всего шума, потому что здесь самый высокий тариф, 15 рублей за квадратный метр, а в моем родном Петербурге — 2 рубля, и это явно заниженная цифра. За такие деньги, скажу откровенно, можно будет только покрасить подъезд и двери и отчитаться: капремонт выполнен. Сейчас по линии Минстроя готовится предложение: жильцы тех домов, которые складывают деньги на спецсчета, а не в «общий котел», и готовы самостоятельно нести полную ответственность за организацию и проведение капитального ремонта, получат возможность установления индивидуального размера взноса по итогам дополнительной оценки степени износа дома…

Речь идет о поправке в федеральное законодательство?

С.С.: Пока разговор был о Москве, именно из-за высокого тарифа. Средний показатель по стране составляет около 6–7 рублей за метр. Поверьте, это не очень большая сумма, даже для малообеспеченных граждан. Кстати, отмечу, что для малообеспеченных граждан предусмотрены субсидии на оплату коммунальных услуг и взносы на капитальный ремонт. Что касается одиноких пенсионеров, то для освобождения их от платы подготовлен законопроект, суть которого сводится к следующему: если квартира дальше отойдет в публичную собственность, бремя расходов за капремонт будет возложено на будущего собственника, то есть на государство. Есть еще одна проблема юридического характера, которую я предлагаю решить в рамках разрабатываемой стратегии развития ЖКХ: чтобы наши многоквартирные дома были законодательно закреплены как единый объект недвижимости.

То есть многоквартирный дом как имущественный комплекс?

С.С.: Совершенно верно. Потому что сегодня квартира — это имущество, а подъезд, лестница, чердак, подвал — вроде как ничьи. Этот правовой пробел надо ликвидировать.

А нет ли правового пробела в истории с взносами на капремонт? Как сообщают наши собкоры, во многих регионах людям говорят, что эти деньги можно не платить…

С.С.: Это в чистом виде предвыборная история. Ну, давайте не платить. И будет, как с омской казармой, я прошу прощения. Нужно быть с людьми честными и прямо говорить: повесить все расходы на бюджет не получится. Наша страна — чемпион мира по количеству граждан, живущих в многоквартирных домах — более 70%. Так исторически сложилось во времена Советского Союза…

Если посмотреть на ближнее Подмосковье, то можно прийти к выводу, что традиции не изменились.

С.С.: Да, и это очень большая проблема.

Читайте также:

Галина ХОВАНСКАЯ: «Взнос на капремонт — серьезнейшая политическая ошибка»

Вы говорите, что нельзя обманывать граждан. А что бы вы им предложили в нынешней ситуации?

С.С.: Открывать спецсчета. Это дает возможность собственникам самостоятельно распоряжаться своими деньгами и контролировать процесс капремонта.

Но для этого люди как минимум должны знать о такой возможности. Не кажется ли вам, что этой реформе нужно большое информационное сопровождение на федеральном уровне?

С.С.: Отличный вопрос, даже не ожидал услышать его от «Новой газеты». Обычно нас за такое критикуют. На последнем заседании наблюдательного совета удалось найти средства на организацию разъяснительной работы.

— А не поздно ли? Разве еще не вышли сроки, в течение которых граждане могли принять решение об открытии спецсчетов?

С.С.: Даже если ранее такое решение не было принято, есть возможность для маневра, и законодательством определены условия изменения ситуации, а при необходимости можно будет поправить закон и соответствующие нормативные акты. Главное, чтобы тему не политизировали.

Константин Цицин: Я был среди тех, кто готовил этот закон. Процесс занял три года. Последнее совещание было лично у президента. И там было четко заявлено, что вводить обязательные взносы на капремонт необходимо. В нашей стране около 1,73 миллиона многоквартирных домов — это 2,44 миллиарда квадратных метров жилого фонда. Чтобы они оставались безопасными для жителей, их, безусловно, надо ремонтировать — менять кровлю и лифты, модернизировать трубы холодного и горячего водоснабжения, канализацию, систему отопления, укреплять фундамент, облагораживать фасад и так далее. Если эти работы не будут производиться в установленный срок, то дом перестанет нормально функционировать. Давайте в политику вдаваться не будем. Кстати, за все это время никто не предложил другого варианта. Все говорят, что так — плохо, но не объясняют, как сделать лучше. Если не считать популистских предложений повесить все расходы на бюджет. Теперь к вопросу о том, где лучше хранить деньги — на спецсчетах или в так называемом «общем котле», хотя я и не согласен с такой формулировкой. Вся логика закона направлена на то, чтобы побудить граждан открывать спецсчета. Сегодня они есть у 10% от общего количества домов, и эта цифра понемногу растет. Вообще финансовая модель здесь построена по принципу нарастания. Например, в прошлом году должны были собрать 26 миллиардов рублей. Собрали 17 миллиардов, то есть более 65%. За первое полугодие 2015 года собрали уже 35 миллиардов. Четыре региона перешагнули планку собираемости в 90% — Татарстан, Брянск, Воронеж, Санкт-Петербург, еще десять регионов собирают больше 80%. Еще один пункт критики — слишком дорого. Но посмотрите: в Москве, где самый высокий тариф, это около 800 рублей в среднем в месяц, а по России — около 300 рублей.


Фото: Виталий Кавтарадзе / «Новая газета»

Главный вопрос, на мой взгляд, не в тарифе, а в том, что в силу инфляции деньги обесцениваются.

К.Ц.: Это было бы так, если бы они лежали мертвым грузом. Но смысл системы в том, что они должны ритмично расходоваться. То есть в идеале по итогам года практически не должно быть остатков. В прошлом году, кстати, было израсходовано порядка 70% от собранных денег, на эти средства в регионах отремонтировано 8 тысяч многоквартирных домов общей площадью около 35 тысяч кв.м. И это хороший показатель.

То есть как такового накопления, как в пенсионной системе, например, не происходит?

К.Ц.: Верно. Закон предусматривает, что через какое-то время, например, через 15 лет, человеку будет предоставлена услуга по капитальному ремонту. Сколько на тот момент это будет стоить — уже другой вопрос. Взносы могут увеличиваться или уменьшаться, могут появляться дополнительные субсидии из бюджетов. Но услуга по капитальному ремонту все равно будет оказана.

То есть как в солидарной пенсионной системе, где молодые платят за пожилых?

К.Ц.: Да, это принцип отложенного платежа. Важно отметить, что платеж привязан не к человеку, а к жилому помещению, то есть при смене собственника выплаченные деньги остаются «в доме».

Читайте также:

Всероссийский капитальный чёс. Новые сборы на капитальный ремонт убедительно демонстрируют: эксплуатировать народ даже выгоднее, чем недра

Но отчисления в пенсионный фонд платятся от дохода, если человек не зарабатывает, то он и не платит. А что делать, если нет объективной возможности отчислять деньги на капремонт?

К.Ц.: Напомню, что это бремя собственника. Есть закон о так называемой деприватизации, который уже прошел Думу. Если человек откажется от права собственности и перейдет на социальный наем, платить не придется.

С.С.: То есть будет, как в Советском Союзе. Сейчас это время часто идеализируют, но я помню свой подъезд в Ленинграде. Неприятный запах, выбитые окна, вывинченные лампочки — все это было. Я так и говорю оппонентам из определенных политических партий — если вы призываете вернуться в Союз, давайте возвращаться. В том числе сдавать квартиры государству. Никто же из нее не выселит, просто не будет возможности продать.

Закон предполагает, что основной движущей силой региональных систем капремонта будут региональные операторы, которые создаются и контролируются местными властями. Но регионы у нас очень отличаются друг от друга, и каждый региональный оператор по-разному организовывает работу. Не получим ли мы в итоге серьезных разрывов между ними по темпам и качеству капремонта?

С.С.: Такой разрыв и сейчас есть, если посмотреть, например, на ситуацию с расселением аварийного жилья. Выход тут один — укреплять власть в субъектах. Если человек не справляется, занимается демагогией, пусть идет работать в другое место. Об этом мало говорят, но более двадцати мэров лишились кресел именно за провал программ по расселению аварийки. Вот, например, в Брянск пришел новый руководитель — и острой проблемы с аварийным жильем уже нет. После нашей поездки в Дагестан был арестован мэр Махачкалы, против еще двух мэров возбуждены уголовные дела. Просто надо с людей спрашивать.

Тут ведь еще есть коррупциогенный фактор. Какие, например, самые желанные должности на Кавказе? Пенсионный фонд и собес…

С.С.: Я не зря привел пример Дагестана. Глава пенсионного фонда арестован, мэр Махачкалы снят, руководитель крупнейшей строительной компании под уголовным делом. Кстати, знаете, в каком регионе сейчас лучше всего в стране обстоят дела с расселением аварийки и, более того, со строительством умных домов? В Ингушетии. Потому что ею руководит Евкуров…

Да, я подписан на его фейсбук.

С.С.: Значит, видели, какие там строят дома. Вообще в теме с расселением аварийного жилья, которым госкорпорация будет заниматься до конца 2017 года, главный вопрос не в том, будет ли выполнена программа. Она будет выполнена. Вопрос, который нас реально беспокоит, — это качество строительства. Мы ввели жесткую систему контроля. Во-первых, 10% от общего количества вводимых домов проверяют инспекции госкорпорации. Во-вторых, документы о приемке подписывает лично глава органа местного самоуправления, и он несет за это непосредственную ответственность. В-третьих, важно привлекать к контролю граждан. Мы недавно были в Астрахани. Там по госприемке работают не только профильные органы, но и ТСЖ или управляющие компании. Кроме того, мы пытаемся внести поправки в законодательство о саморегулируемых организациях, чтобы они отвечали рублем за работу своих членов. Ну и самое главное — нужно строить не новые хрущевки, а умные энергоэффективные дома. Они на 20% дороже, но окупаются за пять лет, а граждане платят вдвое меньше. Только вдумайтесь: у нас по стране потери электроэнергии составляют 70%, а это 600 миллиардов рублей в год. Если бы мы могли сэкономить такую сумму, то проблему расселения аварийного жилья можно было бы решить за один год.


Фото: Виталий Кавтарадзе / «Новая газета»

Не кажется ли вам, что проблема реформы еще и в том, что она совпала по времени с экономическим кризисом и значительным сокращением доходов населения?

С.С.: Сколько я себя помню, наша страна все время пребывает в различных кризисах. Ну давайте вообще ничего не делать. Более того, в период серьезных кризисов именно строительная отрасль может спасти ситуацию, тому есть масса исторических примеров.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera