Сюжеты

Индульгенция от Следственного комитета

Боевикам «ДНР» разрешили делать с российскими журналистами все, что угодно

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 88 от 17 августа 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Новая газета»редакция

Боевикам «ДНР» разрешили делать с российскими журналистами все, что угодно


Павел Каныгин после освобождения из плена у силовиков самопровозглашенной ДНР

После того как в июне 2015 года наш специальный корреспондент Павел Каныгин был захвачен до сих пор не известными силовиками «ДНР», избит и выдворен с территории самопровозглашенной республики, редакцией «Новой» за подписью главного редактора Дмитрия Муратова в Следственный комитет России было направлено заявление о преступлении с требованием возбудить уголовное дело по нескольким статьям УК. Статьи такие: воспрепятствование журналистской деятельности, побои, превышение служебных полномочий с применением насилия и оружия, угроза убийством, незаконное лишение свободы, клевета с использованием служебного положения.

Основания — российский Уголовный кодекс позволяет возбуждать уголовные дела по преступлениям, совершенным за пределами России, если потерпевшим является гражданин нашей страны. Прецедентов — полно.

Наиболее интересные из них в нашем случае — это те, что касаются представителей СМИ, работающих на Украине.

В начале 2015 года СК РФ возбудил уголовное дело по статьям УК «похищение человека» и «воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста» по факту задержания журналистов LifeNews Храмцовой и Калышевой.

В феврале 2015 года было возбуждено уголовное дело по факту задержания в Киеве корреспондентов НТВ Григорьева и Первого канала Макаровой во время марша запрещенного в России «Правого сектора». По этому поводу спикер СК генерал Маркин разразился гневным заявлением уже на следующий день: это — «препятствование профессиональной деятельности журналиста».

В июле этого года из Украины была депортирована журналист Первого канала Черепнина. И тут же в СК заявили, что все это подпадает под несколько статей УК РФ: «незаконное лишение свободы» и «воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста».

Мы предполагали, что все произошедшее с Павлом Каныгиным не просто подпадает под подобные прецеденты, а делает возбуждение уголовного дела неминуемым: слава богу, в отличие от Павла, журналистам Первого канала, НТВ и LifeNews не угрожали оружием, не били, скованных наручниками, не обвиняли в употреблении наркотиков.

И вот, спустя полтора месяца, ответ:

«Ваше заявление о применении насилия в отношении Каныгина П.Ю., поступившее в Следственный комитет Российской Федерации, рассмотрено.

Информирую, что по данному факту сотрудниками органов внутренних дел проведена проверка в порядке ст. 144 и 145 УПК РФ, по результатам которой 26 июня 2015 года принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Разъясняю, что, согласно п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, уголовное преследование не может осуществляться в случае, если имеется неотмененное постановление органа дознания, следователя или прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела.

Таким образом, оснований для проведения повторной проверки в порядке ст. 144 и 145 УПК РФ по факту применения насилия к Каныгину П.Ю. не имеется.

И.о. руководителя управления
Главного следственного управления А.А. Стрижов»

Какие-такие «органы внутренних дел», если мы писали только в СК? Почему нас никто, как того требует закон, не информировал о результатах проверки? И что это за проверка, если самого Павла Каныгина никто даже не опросил?

Мы, конечно, будем обжаловать в суде все это бесстыдство. Но отдельно хочется обратиться к генералу Владимиру Ивановичу Маркину: просим вас дать публичное разъяснение: почему ваше ведомство делит потерпевших на «правильных» и «неправильных», исходя из места совершения преступления? Или же — по каким-то иным причинам?

Редакция «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera