Сюжеты

Следствие проглотило «инородный предмет»

В деле хирурга правоохранители не стали искать главный вещдок, которого, возможно, и не было

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 89 от 19 августа 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наталья ШкуренокНовая газета

В деле хирурга правоохранители не стали искать главный вещдок, которого, возможно, и не было

Сотрудники следственного отдела Калининского района Петербурга расследуют случай, когда хирург якобы забыл в операционной ране большой металлический зажим. Еще в начале лета 2014 года многие питерские СМИ сообщали, что врачи городской больницы № 3 Святой Елизаветы оставили после операции металлический зажим в организме больного, из-за чего тот скончался. Сейчас хирургу больницы Ирине Цыбульской предъявлено обвинение по ст. 109 УК РФ, ч. 2. Но если внимательно читать документы, становится ясно, что за этим «сенсационным» сообщением на самом деле маячит откровенное желание следствия сделать из питерского врача стрелочника, не пытаясь выяснить истинные причины произошедшего.

 

Открытая рана

В ночь с 11 на 12 февраля прошлого года в Елизаветинскую больницу Петербурга под конвоем привезли пациента П., гражданина Белоруссии. Пациент жаловался на боль в животе. Дежурные врачи установили, что у него посттравматическая грыжа диафрагмы. Врачи сделали операцию, которая, согласно протоколу, прошла успешно. Зафиксированное количество и наименования использованных инструментов совпали до операции и после. Среди них — зажимы Микулича, почти 20 см длиной, с изогнутым носиком, которые используются для закрепления по краю раны стерильного белья. В течение пяти дней в Елизаветинской больнице П. сделали несколько контрольных снимков (на них нет лишних предметов), в истории болезни отмечено заметное и поступательное улучшение состояния. Потом его выписали в больницу со сложной аббревиатурой: БКУ МСЧ 78 ФСИН РФ по СПб и Ленобласти. Где ему тоже делали контрольные рентгеновские снимки. Через две недели, в начале марта, П. отправили в Новгород (по месту совершения правонарушения) отбывать наказание.

Но уже 9 марта осужденный жалуется на сильные боли в животе. На это никто не отреагировал. Через два дня П. снова жалуется на острую боль, отсутствие стула, тошноту и рвоту — никакой реакции. Только после третьей жалобы, когда несчастного человека начало рвать содержимым кишечника, тюремные власти отправили его в городскую клиническую больницу. У П. установили острую непроходимость кишечника: ее обычно вызывают послеоперационные спайки, и, если на раннем этапе оказать своевременную лекарственную помощь, операция может и не потребоваться. Но пациент почти неделю просил о помощи, время было упущено, пришлось резать.

Всего в новгородской больнице П. провели одну за другой, с 15 марта по 22 апреля, 24 (!!!) операции. Но они не приносили положительных результатов. Больного перевели на реабилитационное лечение… и 28 мая он скончался.

 

Ничего не получается…

После смерти П. новгородский хирург Е.В. Новожилов, проводивший эти операции, направил в Петербург, в Елизаветинскую больницу, письмо питерским врачам с обвинениями в том, что они забыли в животе пациента зажим Микулича, который, по мнению Новожилова, и стал причиной смерти. Зажим новгородские врачи якобы обнаружили во время первой операции, но сообщили о находке только после смерти пациента. Как доказательство Новгород прислал бумажный отпечаток рентгеновского снимка: на нем большой металлический зажим стоит вертикально в брюшной полости.

Новгород прислал и протокол операции с красочным описанием того, что врачи увидели, разрезав живот П.: «…петли тонкой кишки обвивают ручки зажима, некоторые из петель кишок проникают в кольца зажима…» Но на картинке ничего этого нет! «…Около двух метров кишки некротизировано, носик зажима запаян в большом сальнике, вдоль носика имеется некий ход…» И снова на картинке ничего. Нет на этом отпечатке и изображения тех самых «около двух метров некротизированной кишки», о которых пишут новгородские врачи.

У новгородских врачей не оказалось в журнале регистрации записи об этом рентгене, нет у них исходника снимка, который делается на пленку, журнала протоколов операций. Из Новгорода поступил ответ, что таких журналов они не ведут уже несколько лет. Зато есть в протоколе первой новгородской операции очень интересная запись: написано, что кишка обрезана «по границе некроза», в скобках указаны (15 см). Хотя, согласно учебникам и пособиям по хирургии, врач должен был, удаляя мертвый, некротизированный участок кишки, четко соблюдать границы: не меньше 40 см вверх от отреза и не меньше 20 см вниз, иначе некроз продолжится. То есть, вероятно, новгородские врачи допустили тактическую и техническую ошибки, что вполне могло привести к развитию тяжелейших осложнений. И, возможно, чтобы скрыть свои просчеты, разыграли историю с «забытым зажимом».

 

Пропавший Микулич

Сам зажим Микулича испарился. Новгородские врачи якобы положили его в некий тазик, откуда он и исчез. Хотя, согласно правилам Минздрава, все обнаруженные при операции инородные предметы фиксируются в специальных журналах «Регистрации инородных предметов». Кроме того, по словам новгородцев, забытый зажим был матовым, а Елизаветинская больница пользуется глянцевыми.

Корреспондент «Новой газеты» поговорил по телефону с Евгением Новожиловым, который оперировал П. На вопрос — где же зажим? — врач заявил: «Не съел же я его, где-то он должен быть! В тот момент я занимался пациентом, вытащил предмет, показал его, бросил в таз и больше этим не занимался».

Следственный отдел Калининского района возбудил дело против петербургского хирурга Ирины Цыбульской, оперировавшей П. в Елизаветинской больнице, расследование вел следователь Вячеслав Мамонтов. На запрос адвоката следователь посчитал нецелесообразным представить оригинал рентгеновского снимка. Отказался следователь и разыскивать пропавший зажим. В ответе адвокату Мамонтов написал: «Учитывая вышеизложенные факты, представить зажим Микулича, который был извлечен из брюшной полости П., не представляется возможным, поскольку его местонахождение неизвестно. К тому же сам зажим не несет какого-либо доказательного значения…»

Специалистов судебно-медицинских экспертиз следователь спрашивал об ответственности хирурга и операционной медсестры за инструменты, о нарушении нормативных актов и инструкций. Но ни разу не предложил экспертам оценить достоверность так называемых доказательств, представленных новгородскими врачами: реальный ли снимок они представили, или это инсценировка? Может ли вообще стерильный предмет, стоящий почти под ребрами, вызвать кишечную непроходимость? Эти вопросы следователь почему-то не задал, а на все просьбы адвокатов Ирины Цыбульской — собрать профессиональный консилиум ведущих хирургов для оценки действий питерских и новгородских коллег — ответил отказом.

Сейчас дело передано другому следователю —  майору юстиции Максиму Романовскому. Но, по словам Ирины Герасимовой – адвоката Цыбульской, господин Романовский, похоже, не торопится проводить новое расследование: во время встречи с подозреваемой он заявил, что поддерживает позицию своего предшественника, и на днях собирается передать дело в суд. На официальный запрос «Новой газеты» в СК ГСУ по Петербургу и Ленобласти пресс-секретарь СК Сергей Капитонов сообщил, что «следователи не считают целесообразным давать комментарии, сделают это только после передачи дела в суд».

 

Комментарии врачей

Игорь ФИГУРИН, заслуженный врач РФ, председатель комиссии по правовой помощи врачам Ассоциации врачей Петербурга:

— Я в медицине 40 лет, мне приходилось сталкиваться с разными историями: например, когда под труп подкладывают какой-либо предмет и делают рентгеновский снимок, — старый, давно известный мошеннический прием. Как человек, вышедший из больницы на своих ногах, почти месяц не чувствовал, что у него в животе 20-сантиметровая железка с кольцами для пальцев, которая давит на все органы при малейшем движении?! Он худощавый, к тому же после операции, — да у него зажим при каждом движении выпирал бы из брюшной стенки!

Михаил ЛУРЬЕ, доктор медицинских наук, старший патологоанатом-специалист и консультант патологоанатомического отделения, медицинский центр Бней-Цион, Хайфа:

— Обвинение в адрес петербургского врача кажется абсурдным. Если бы зажим был оставлен в брюшной полости свободно, он бы опустился у ходячего больного в нижние отделы, а на представленном снимке он располагается в верхнем. Зажим мог вызвать острую непроходимость кишечника, только если бы больной его проглотил. Так что на новгородской фотографии может быть любой произвольно взятый зажим и любая брюшная полость, не принадлежащая данному больному.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera