Мнения

Захват заложников в рамках гибридной войны

Проверенный метод: уволочь на территорию России и обвинить в незаконном переходе границы. Так случилось и в деле Кохвера

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 90 от 21 августа 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

Проверенный метод: уволочь на территорию России и обвинить в незаконном переходе границы. Так случилось и в деле Кохвера


Фото: РИА Новости

Суд города Пскова признал гражданина Эстонии Эстона Кохвера виновным в шпионаже и незаконном пересечении границы и приговорил его к 15 годам тюрьмы.

Напомню, в чем состоит преступление Кохвера. 3 сентября 2014 года президент США Барак Обама нанес визит в Эстонию, где, в числе прочего, дал «железную гарантию» в обеспечении безопасности балтийских стран. Визит Обамы был нацелен на то, чтобы продемонстрировать странам Балтии, что «донбасский сценарий» у них не пройдет и США защитят членов НАТО.

Через день, утром 5 сентября 2014 года, сотрудник эстонской полиции безопасности Эстон Кохвер, забрав с собой револьвер Taurus, 5 тыс. евро и звукозаписывающую технику, отправился в лесок возле приграничной деревушки Мииксе. Как позднее объяснила эстонская сторона, он занимался расследованием приграничной контрабандной схемы с участием российской ОПГ, и его агент назначил там встречу.

Вместо агента в лесу ждала профессионально подготовленная засада. Кохвера оглушили шумовыми гранатами и поволокли на российскую сторону. После этого ФСБ заявила о поимке эстонского шпиона и изъятии у него материалов «разведывательного задания», а также обвинила его в незаконном пересечении границы.

Утверждение эстонской стороны о том, что Кохвер ловил контрабандистов, и утверждение ФСБ трудно считать «равноценными нарративами».

Во-первых, сразу после ареста Кохвера российские и эстонские пограничники составили первичный протокол осмотра места происшествия. Здесь дело даже не в том, что, согласно этому протоколу (который российская сторона потом не подписала), дело происходило именно на эстонской стороне границы, а в том, что на земле имелись отчетливые следы борьбы, волочения, взрывов шумовых гранат и пр.

Иначе говоря, уже из одного только захвата Кохвера следует, что пересекать границу он не собирался. Иначе его спокойно и без шумовых гранат можно было взять в соседнем городке.

Во-вторых, эстонское объяснение логично и понятно, а чекистское — граничит с фантастикой. Какие такие разведывательные действия с применением аудиотехники и 5 тыс. евро собирался совершать эстонский полицейский в лесу у деревушки Мииксе? Карту дзотов, что ли, он собирался составлять? Их там отродясь не бывало. А если он, перейдя границу, собирался со своими 5 тыс. евро доехать до Москвы и там похитить какого-нибудь генерала, чего же ему не дали доехать?

В-третьих, у современного режима есть долгая история происшествий, которые трудно истолковать иначе, как похищение граждан с территории сопредельных государств с последующим предъявлением данным гражданам обвинения в незаконном переходе границы. Такие обвинения, напомню, предъявлены и Леониду Развозжаеву, и Надежде Савченко. На этот раз — после визита Обамы — они были предъявлены гражданину ЕС.

В-четвертых, суд над Кохвером был засекречен. С чего бы? Казалось бы, если все так хорошо — так давайте, предъявите агента, у которого Кохвер в мииксенском лесу собирался покупать секрет нашей родины. В конце концов, в Эстонии же этого агента уже знают, вы же его не спалите?

Вместо этого не только ФСБ просила верить им на слово, но и единственным адвокатом, допущенным к Кохверу, оказался некто Евгений Аксенов, назначенный российской стороной. Адвокат Аксенов выражал возмущение «шумом» и давлением, поднятыми этими непонятными европейцами по поводу ареста его столь очевидно виновного клиента, и его многочисленные интервью лично на меня произвели впечатление, будто пытается говорить мелкая чекистская сошка, желающая закосить под посвященного во всё агента. «Последует тишина, и после тишины Кохвер в один момент окажется в Таллине», — вещал адвокат Аксенов.

Нос Обаме был, таким образом, утерт: меньше чем через 48 часов после заявления американского президента всему ЕС было продемонстрировано, что Россия может захватить гражданина ЕС на территории ЕС, и ей ничего за это не будет.

Страны делятся на развитые и неразвитые, демократии и диктатуры, страны третьего мира и первого. Но еще страны можно разделить на две категории — те, которые берут в заложники чужих граждан, и те, которые этого не делают.

В 2007 году покойный Муамар Каддафи захватил в заложники российского гражданина Анатолия Цыганкова, представителя «Лукойла» в Ливии. По меркам Каддафи, это было такое приглашение на переговоры. Впоследствии с Каддафи о чем-то договорились на высшем уровне, и Цыганкова широким жестом прислали домой — прямо на самолете ливийского премьера.

В 2013 году батька Лукашенко захватил в заложники гражданина РФ Владислава Баумгертнера, гендиректора «Уралкалия», приехавшего в Белоруссию по приглашению белорусского премьера. Когда «Уралкалий» был продан так, как надо, заложника широким жестом вернули.

Казалось бы, режимы, обращающиеся так с российскими гражданами, должны быть нашими злейшими врагами, но на практике дело обстоит наоборот. Режимы, которые берут наших граждан в заложники, почему-то наши друзья, а те, которые не берут, — враги. Причина очень проста — Кремль и заложникоберущие режимы живут в одном мире. У них общее понимание закона — как дышла, человеческой жизни — как разменной монеты, а международной политики — как такого увлекательного процесса, при котором два вождя, сидя где-нибудь в шатре, договариваются по поводу бабла, как мужик с мужиком.

К Обаме нельзя залезть в шатер и уговорить его продать Кремлю нефтяную вышку в Техасе, и в Кремле никак не могут поверить, что это на самом деле так.

В Кремле искренне считают, что цивилизованный мир устроен так же, как кооператив «Озеро».

Что западные лидеры тоже «перетирают» и договариваются, а если они Россию не приняли в свои ряды — так это потому, что они нас не любят.

И еще одна маленькая, но важная деталь. Принято считать, что Кремль демонстрирует Западу собственную силу. Действительно, что Кохвер, что Савченко, что Донбасс — Запад раз за разом оказывается бессильным перед гибридной войной.

Но на самом деле эта гибридная война — именно что признак бессилия. Как бы ни понимали в Кремле важность «маленькой победоносной войны», там (будем надеяться) отдают себе отчет, что при любой конвенциональной войне неимоверно отставшую от развитых стран Россию ждет унизительное и быстрое поражение.

Если, грубо говоря, ввести танки в Эстонию, то никто даже не успеет понять, как их уничтожили. Другое дело, если прихватить Кохвера или организовать в Нарве очередное спонтанное волеизъявление обиженного эстонскими фашистами русскоязычного большинства — тогда эти западные слюнтяи растеряются и не будут знать, куда стрелять.

«Гибридная война» в переводе с геополитики на простой человеческий — это мелкое хулиганство, совершаемое в надежде, что сойдет с рук и в целях психологического самоутверждения, не имеющее ничего общего с благом российского общества и государства.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera