Мнения

Нарушения социальных прав: угроза международному миру

По мотивам выступления на конференции Московской Хельсинкской группы «Мониторинг ситуации с правами человека в России в 2014—2015 гг». Москва, Центр им. А.Д. Сахарова, 25.08.2015

Фото: «Новая газета»

Политика

Фундаментальность проблемы соблюдения социальных прав, ее критическое значение в обеспечении международного мира и безопасности требуют самого пристального внимания ОБСЕ к этому вопросу


Борис Альтшулер

Все диктатуры, авторитарные системы правления преходящи.
Непреходящими оказываются только демократические системы.
При всех их недостатках ничего лучшего человечество не придумало.

Владимир Путин

«Россия на рубеже тысячелетий», —
«Независимая газета», 30 декабря 1999 г.

 

Не знаю, кто внушает россиянам глупость о непобедимости коррупции.

Михаил Саакашвили. —
«Новая газета», 19 августа 2015 г.

Борис АЛЬТШУЛЕР,
председатель правления РОО «Право ребенка»,
член Московской Хельсинкской группы

Название моего доклада повторяет название недавнего, июля 2015 г., обращения членов МХГ, включая ее основателей Юрия Орлова и Людмилы Алексеевой, к руководству ОБСЕ с призывом разработать новую, «четвертую корзину» межгосударственных обязательств с целью преодоления угрожающего международной безопасности кризиса в сфере соблюдения социальных прав.

 

Почему это обращение является сегодня особенно актуальным?

1. Связь социальных прав с вопросами глобальной безопасности

1 августа 1975 г. государствами-участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе была подписана историческая Хельсинкская Декларация, «Третья корзина» которой предусматривает государственные обязательства придерживаться международных стандартов в области прав человека. Это был важнейший шаг к более безопасному миропорядку, к преодолению конфронтации двух систем, которая угрожала самоуничтожением человечества в термоядерной войне.

Но время идет вперед, и на смену XX веку, ставшему жертвой глобальных мессианских идеологий, пришел век XXI, главными «факторами» которого стали процветающая во многих странах беспредельная коррупция и «олигархическая экономическая модель», парализующие производственный потенциал населения и порождающие глобальную бедность, неравенство доходов и социальную незащищенность. Не обошла эта беда и Россию, где бедность и неприемлемые жилищные условия, в первую очередь семей с детьми, обусловлены недопустимым разрывом между доходами большинства семей и монопольно «накрученными» ценами на жилье, на продукты и товары первой необходимости и где спасительный для семьи малый бизнес задушен коррупцией в органах власти и в правоохранительных органах.

Эти проблемы нарастают везде и становятся причиной нестабильности, принимающей кровавые формы, порождающей небывалые по масштабу потоки беженцев и даже угрожающей реанимацией холодной войны.

Что же случилось? Почему вместо образования стабильного демократического государства (см. слова Владимира Путина в эпиграфе) с известными механизмами «сдержек и противовесов» Россия сегодня «сползает» к самоубийственному сталинизму? Почему демократия не приживается в большинстве стран, возникших после распада СССР, а все западные «democracy building» программы оказались провальными? Ответ очевиден: если в 1945 году в предельно тоталитарных Германии и Японии строительство демократии сопровождалось экономическими реформами, позволившими преодолеть нищету миллионов (в Европе — План Маршалла, в Японии — мощная государственная антимонопольная политика, породившая японское «экономическое чудо»), то позже ничего подобного не произошло ни в Российской Федерации, ни в других странах СНГ, ни вообще в мире. Достаточно сказать, что триллионы долларов, потраченные развитыми странами в последние десятилетия на борьбу с глобальной бедностью, «ушли в песок», а точнее, в карманы чиновников стран — получателей этой помощи. А американская операция в Ираке 2003 года привела сегодня к возникновению ИГИЛ.

Предлагаемая в обращении членов МХГ «корзина» взаимных обязательств в сфере защиты социальных прав должна способствовать устранению указанных «факторов XXI века», катастрофически дестабилизирующих мировой правопорядок.

 

2. Гуманитарные причины обращения членов МХГ

Год назад, 13 августа 2014 г., выступая из США по скайпу на посвященном его 90-летию собрании правозащитников в офисе Уполномоченного по правам человека в РФ, Юрий Орлов подчеркнул необходимость развития нового направления правозащиты — защиты социальных прав. Тогда этот тезис поддержали Лев Пономарев и автор данной статьи. Поддержали по понятной причине: потому что мы с этими проблемами работаем, каждый день сталкиваемся с человеческой бедой вопиющих нарушений социальных прав. Направление «социальная правозащита» стало основным в деятельности РОО «Право ребенка» в последние годы.

Два примера этих российских проблем сегодняшнего дня:

1) «Право на жилище» (ст. 40 Конституции РФ). Поступает множество просьб SOS о помощи, в том числе от многодетных семей в неприемлемых жилищных условиях либо вообще без жилья и регистрации. Специфика этих жилищных проблем в их принципиальной неразрешимости в заданных на сегодня в России условиях, когда вся индустрия жилищного строительства работает не для людей, а ориентирована на получение сверхдоходов ограниченным набором компаний-монополистов, тесно связанных с заинтересованными чиновниками федерального и регионального уровней. Но, как правильно заметила Людмила Михайловна Алексеева, «мы правозащитники как раз и занимаемся неразрешимыми проблемами — и только это и имеет смысл» (сошлюсь здесь на наше с ней недавнее обращение к президенту РФ «Почему детям негде жить в самой большой стране мира?» — http://mhg-main.org/news/pochemu-detyam-negde-zhit-v-samoy-bolshoy-strane-mira).

«Борис Львович, всё у вас правильно написано: построить много, хорошо, быстро и дешево ничего не стоит; не делается по единственной причине — это никому не нужно», — сказал мне высокий сотрудник бывшего Министерства регионального развития РФ, ознакомившись с подготовленной нами с коллегами в Общественной палате РФ IV созыва программой «Жилищный спасательный круг». Разговор состоялся в 2012 г. Я благодарен Совету при Президенте РФ по правам человека (СПЧ) и Уполномоченному по правам человека в РФ за поддержку в этих вопросах, за то, что они ставят их на высшем уровне. Однако те, кому «не нужно», эффективно саботируют указы президента и постановления правительства, направленные на разворачивание строительства доступного жилья.

Что делать? Система, очевидно, подчиняется законам физики, т.е. не способна вытащить саму себя «за волосы» из коррупционно-монопольного болота.

Вывод: нужны внешние «точки опоры», т.е. антикоррупционные и антимонопольные международные обязательства — отсюда и идея «четвертой корзины».

2) «Право на достойную жизнь» (ст. 7 Конституции РФ). Нищета миллионов семей, поиск ответа на мучительный вопрос: «Чем и как накормить детей?» И снова первопричина проблемы в монополизме, в отсутствие реального рынка и справедливой конкуренции. Практически всю торговлю продуктами в России контролируют примерно 25 сетевых компаний, получающих сверхдоходы от искусственно ими установленной разницы в сотни процентов между закупочными и розничными ценами. Об этой проблеме не раз в самых резких выражениях говорилось на высшем уровне — ничего не меняется. Так же, как давно говорят о «программе социального питания» на основе отечественной фермерской продукции, — но воз и ныне там. А выделяемые сейчас на сельское хозяйство в целях поддержки импортозамещения бюджетные сотни миллиардов рублей достаются исключительно агрохолдингам-монополистам и не доходят до массового фермера, который только и способен накормить страну качественными и дешевыми продуктами.

Знаковый пример: в апреле с.г. СПЧ провел выездное заседание в Краснодаре по жалобам сотен кубанских фермеров, у которых отнял землю агрохолдинг, принадлежащий губернатору Краснодарского края Александру Ткачеву. Обращения фермеров в прокуратуру, полицию, суд были бесполезны, поскольку все они «в кармане» у губернатора. Вскоре после этого вмешательства СПЧ Владимир Путин своим указом сместил Александра Ткачева с должности губернатора, но назначил его министром сельского хозяйства РФ. И теперь Александр Ткачев распределяет бюджетные миллиарды по всей стране — естественно, в интересах агроолигархов. И совершенно непонятно, как преодолеть этот коррупционно-монопольный альянс сугубо национальными инструментами (где они?), не имея «внешней точки опоры».

 

О возможном содержании «социальной корзины» обязательств

Несколько членов МХГ не присоединились к прилагаемому обращению, мотивировав это тем, что традиционно защита социальных прав — это установка на уравниловку и иждивенчество, и что говорить об этом — тем более неуместно в сегодняшних условиях беспрецедентной атаки российских властей на гражданские права.

Другие члены МХГ — их большинство — посчитали, что такой призыв как раз сейчас нужен и своевременен. Соглашусь с критиками в том, что призывать к «уравниловке и иждивенчеству» бессмысленно (хотя традиционные формы поддержки социально уязвимых категорий населения, конечно, должны сохраняться и совершенствоваться). Но выше я говорил о другом — о том, что людям необходимо «дать не рыбу, а удочку», т.е. о главном социальном праве работать и зарабатывать так, чтобы самому кормить свою семью. Именно этого права лишены миллионы граждан РФ и многих других стран — отсюда и парадоксальное явление «нищета работающих».

Также предельно важно, чтобы приближенные к населению руководители местных органов власти побаивались этого населения, знали, что пренебрежение насущными социальными правами людей приведет к их неизбежной отставке. Почему уровень жизни и социальная защищенность населения в бедной ресурсами Финляндии — среди самых высоких в мире, тогда как в богатой ресурсами России миллионы граждан прозябают в нищете? Потому, что Финляндия внедрила на практике организацию местного самоуправления, предложенную еще реформами Александра II. Тогда как в России, увы, всё до сих пор остается «как всегда», т.е. мнение населения ни на что не влияет.

Итак, предлагается, в дискуссионном порядке, следующее наполнение новой «корзины» взаимных международных обязательств в сфере защиты социальных прав:

1) комплекс мер по развитию множественных систем общественного контроля, включая наднациональные механизмы общественного контроля;

2) комплекс мер по защите добросовестной конкуренции на выборах местного уровня, включая организацию независимого общественного наблюдения и международное содействие в этом деле;

3) комплекс жестких антимонопольных мер по обеспечению добросовестной конкуренции в сферах производства продуктов и товаров первой необходимости и жилищного строительства (наш опыт социальной правозащиты говорит о том, что без этих мер абсолютно невозможно преодоление крайней бедности и обеспечение конституционного права на жилище);

4) усиление национальных инструментов и международного сотрудничества в сфере преодоления коррупции — в первую очередь в правоохранительных органах и судебной системе, внедрение принципов целевой оперативно-разыскной деятельности и добровольного отказа чиновников, председателей судов, сотрудников правоохранительных органов и спецслужб от неприкосновенности их частной жизни.

К настоящему времени принято немало международных документов в сфере предупреждения коррупции, являющихся своего рода спасительным «вмешательством во внутренние дела», но они малоэффективны, поскольку не подкреплены санкциями за их неисполнение. К примеру, Россия еще в 2006 г. ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции, но не всю — за исключением ее ключевой статьи 20, реально угрожающей отечественным коррупционным схемам. Президент, правительство инициируют принятие различных «антикоррупционных планов», исполнение которых возлагается на тех же коррупционеров, а статья 20 КПК ООН из года в год не ратифицируется.

Тут, очевидно, без помощи «извне» не обойтись, что и предлагается.

Завершу статью отсылкой на вынесенные в эпиграф слова Михаила Саакашвили, который на практике совершает «чудеса», — победил коррупцию в полиции Грузии, а недавно сумел вернуть жителям Одессы ее лучший пляж, много лет назад захваченный украинским олигархом.

Президент России Владимир Путин только что посетил Севастополь, где ему было вручено обращение 22 тысяч жителей города-героя с просьбой защитить севастопольские пляжи от их распродажи городскими властями. В связи с этим не могу не высказать вполне конструктивное предложение руководству Российской Федерации обратиться к Михаилу Саакашвили с просьбой: в свободное от работы мэром Одессы время спасти также и пляжи Севастополя.

 

Приложение. Нарушения социальных прав: угроза международному миру

http://www.mhg.ru/news/18AB151F

Обращение к председателю ОБСЕ и Совету министров ОБСЕ

9 июля 2015 года

Мы, ветераны правозащитного движения в России, обращаемся к Вам с призывом принять новую «корзину» обязательств, направленных на преодоление кризиса, с которым столкнулись многие страны ОБСЕ, — кризиса соблюдения социальных прав.

Деятельность Московской Хельсинкской группы, созданной в 1976 году в целях реализации Хельсинкских соглашений 1975 года, была сосредоточена на вопросах соблюдения гражданских и политических прав. Но воссозданная после распада СССР Московская Хельсинкская группа была вынуждена постепенно расширить сферу своей деятельности, включив в нее и защиту социальных прав: отсутствующего или низкого качества права на охрану здоровья, права на жилище и др.

Эти социальные проблемы затрагивают интересы большинства населения России. Во многих других странах ОБСЕ острыми являются проблемы нищеты рабочих-мигрантов, отчаянное положение беженцев или проблемы постоянно дискриминируемых групп, таких как цыгане. И от нарушений социальных прав, как правило, больше всего страдают дети. Не говоря уже о таких распространенных нарушениях, как детская проституция или трансграничная торговля детьми.

ОБСЕ не уделяла должного внимания этим мрачным реалиям. Да, о социальных правах говорят и Хельсинкские соглашения 1975 года, и многие другие документы и заявления ОБСЕ, принятые впоследствии. Однако тема соблюдения социальных прав не получила должного развития, а упоминание о них сводится к знакомой формуле об «экономических, социальных и культурных правах». В том числе игнорируются широкие аспекты защиты прав детей, о которых говорится лишь в контексте указанных проблем сексуальной эксплуатации или торговли детьми, а также в виде формального одобрения Конвенции о правах ребенка.

Такой несистематический или узкоспециализированный подход не адекватен масштабу и глубине социальных проблем, существующих сегодня в государствах-участниках ОБСЕ. При таком подходе невозможен адресный учет разнообразия и специфики нарушений социальных прав в различных странах, равно как невозможен учет тех огромных угроз международному миру и безопасности, которые неизбежно влекут эти проблемы. Сегодня очевидно, что требуется целостный подход и единая концептуальная и практическая база защиты социальных прав.

Фундаментальность проблемы соблюдения социальных прав, ее критическое значение в обеспечении международного мира и безопасности требуют самого пристального внимания ОБСЕ к этому вопросу. Инструменты ОБСЕ дают возможность уделить этой проблеме то особое внимание, которого она заслуживает, — в очевидной ее связи с вопросами мира и безопасности, и без ущерба делу защиты гражданских и политических прав. Более того, ОБСЕ уполномочена не только проводить мониторинг соблюдения прав и давать соответствующие рекомендации. ОБСЕ обладает потенциалом реальных действий в защиту этих прав.

Поэтому, в дополнение к нашему призыву разработать и принять новую «корзину» социальных прав, мы просим рассмотреть вопрос об организации серии встреч и других мероприятий с целью выработки конкретных мер и шагов, направленных на улучшение ситуации в наиболее острых социальных сферах. С тем, чтобы предложенные рекомендации по обеспечению социальных прав воплотились в реальные действия.

 

Юрий Орлов, основатель Московской Хельсинкской группы, заслуженный профессор физики Корнельского университета в отставке.

Людмила Алексеева, член-основатель и ныне председатель Московской Хельсинкской группы, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Борис Альтшулер, член Московской Хельсинкской группы.

К заявлению присоединились члены Московской Хельсинкской группы: Валерий Борщев, Алексей Головань, Ольга Зименкова, Виктория Маликова, Даниил Мещеряков, Владимир Миронов, Каринна Москаленко, Сергей Пашин, Александр Петров, Лев Пономарев, Алексей Симонов, Сергей Сорокин, Лилия Шибанова.

 

Обращение направлено:

1. Ивика Дасичу (Ivica Dacic), председателю ОБСЕ 2015 г., заместителю премьер-министра и министру иностранных дел Республики Сербия.

2. Ламберто Занниеру (Lamberto Zannier), Генеральному секретарю ОБСЕ.

3. Илкка Канерва (Illka Kanerva), президенту Парламентской ассамблеи ОБСЕ.

4. Михаэлю Георгу Линк (Michael Georg Link), директору офиса ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera