Сюжеты

Катажина ПЕЛЧИНСКА-НАЛЭНЧ: «Мы четко разделяем благодарность армии-освободителю и наследие советской эпохи»

Посол Польши в России — о Соловках, Украине, спросе на сидр, разделительной полосе и общих задачах

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 96 от 4 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Наталья ШкуренокНовая газета

 

Посол Польши в России — о Соловках, Украине, спросе на сидр, разделительной полосе и общих задачах

moskwa.msz.gov.pl

Катажина Пелчинска-Налэнч, посол Польши в России, — первая женщина на этой должности с момента установления дипломатических отношений между Польшей и Россией. Она стала послом в середине августа прошлого года, в самый разгар российско-украинского кризиса. Как бы сказали в России, ее «бросили под танки» политического кризиса в Европе, а это не всегда удается выдержать и закаленным в политических боях дипломатам-мужчинам. На днях исполнился год, как Пелчинска-Налэнч вступила в эту должность. Госпожа посол рассказала «Новой», как развиваются отношения между нашими странами и как важно в таких условиях помнить о совместной истории.

 

— Госпожа посол, свой первый год на этом посту вы отметили поездкой на Соловки. Почему именно туда?

— Я приняла участие в траурных мероприятиях Дней памяти жертв политических репрессий в урочище Сандармох вблизи Медвежьегорска, где покоятся и поляки. Потом наша делегация поехала на Соловки — во-первых, участвовать в возложении цветов к Соловецкому камню. Во-вторых, на этот раз для меня было важно лично присутствовать на завершении проекта молодежного обмена. Российские и польские студенты и школьники участвуют в совместных поисковых экспедициях по местам, где жили ссыльные, на практике изучают нашу совместную историю в дружественном диалоге. В третьих — чтобы поговорить с директором Соловецкого музея о возможном сотрудничестве. Ведь в 1927 году — это был один из пиковых годов в соловецком лагере — поляки являлись четвертыми по численности заключенных после русских, белорусов и украинцев.

— Почему сами поехали? Вашу семью репрессии тоже коснулись?

— К счастью, моя семья не пострадала. Но сохранять память жертв ГУЛАГа важно не только потому, что среди них оказалось много поляков: это была страшная трагедия и для России, и для Польши, этот период истории до сих пор влияет на отношения между нашими странами. Я лично возглавила делегацию, чтобы показать, какое значение мы придаем сохранению памяти жертв террора и нашим совместным инициативам. Сотрудничество по вопросу жертв ГУЛАГа является важной составляющей исторического диалога между Польшей и Россией.

— В последние годы в России меняется официальное отношение к истории 20—30-х годов, к личности Сталина, и найдутся те, кто вашу поездку по местам жертв политических репрессий назовет «разжиганием розни». Мол, поляки помнят только убитых!..

— Мы просто помним о жертвах репрессий и уважаем тех, кто сохраняет эту память и продолжает поиск в архивах. Не правы те, кто считает, что мы смотрим только в прошлое, — память нужна ради нашего общего будущего.

— О чем говорили с директором Соловецкого музея и настоятелем монастыря?

— Главная тема — исследования, которые музей ведет по теме узников лагерей. Архимандрит Порфирий сам предложил сотрудничество польской стороне, выразил готовность приглашать на свою ежегодную конференцию польских историков, архивистов. Мы рады таким контактам.

— В Медвежьегорске во время церемонии награждения золотым «Крестом Заслуги» Юрия Дмитриева, сотрудника карельского «Мемориала», вы сказали: поляки должны знать — в России есть люди, сохраняющие память о пострадавших в годы репрессий. Видимо, в Польше есть те, кто считает россиян иванами, не помнящими родства, способными только на агрессию?..

— Стереотипы есть у всех! Но факты говорят другое: в России немало людей, которые исследуют не только свое прошлое, они с уважением и заинтересованностью относятся к памяти о польских жертвах, тратят свое время, силы, чтобы найти новые имена, места захоронений. Это для нас символично и дорого. И крайне важно, что все больше поляков узнают об этом.

— Вам могут сказать: а в Польше сносят памятники российским воинам…

— Мы бережно относимся ко всем кладбищам российских и советских солдат, их в Польше 1875; на них покоятся и участники Первой мировой войны, и те, кто погиб в годы войны 1920 года, и советские солдаты Второй мировой. Они сохраняются в очень хорошем состоянии, польское государство об этом заботится. Только в период 2006—2014 гг. на их содержание было расходовано почти 2 млн долларов из госбюджета. Но совсем другое дело — памятники советской власти. Мы четко различаем: благодарность армии, освобождавшей Польшу от гитлеровской оккупации, и благодарность советской власти. Мы считаем Советский Союз несвободным государством, который не принес свободы ни полякам, ни советским гражданам. Все погибшие за свободу от фашизма окружены заботой и уважением, но государство, которое не дало свободы ни своим гражданам, ни полякам,— о каком уважении можно говорить? Кстати, Польша — единственная в Европе страна, которая не просто боролась с фашизмом: в Польше не было ни одного формирования, которое перешло бы на сторону нацистов…

— Наподобие армии Власова или Казачьего стана?..

— Да, именно. Поляки не создали ни одной организации, которая встала бы в ряды вермахта.

— Удается полякам преодолевать социалистическое прошлое?

— Оно, несомненно, до сих пор присутствует в менталитете большого числа поляков — это требует огромного времени у любой нации. Но за последние годы Польша сумела провести глубокие и эффективные структурные реформы, страна развивается без серьезных кризисов благодаря грамотным экономическим реформам, благополучной внешней среде — в первую очередь поддержке Европейского союза.

— Очень распространенный в России ужастик, которым пугали сторонников Евромайдана на Украине, — вы хотите в Европу, но там вам уготована судьба сырьевого придатка, рынка сбыта, вы потеряете свою экономическую самостоятельность…

— Разве Украина была сильной, экономически независимой, как Германия, Италия или Франция? Она была и остается бедной страной. Польша тоже была бедной страной, в 1990 году ее ВВП был как минимум в 2 раза ниже, чем сейчас: теперь на душу населения он составляет 68 процентов от среднего показателя по Европе, а в 2002-м было только 47 процентов. Сейчас мы не самая богатая страна, но объективные показатели стабильно растут. И Украина может развиваться — надо найти такие решения, которые позволят ей развиваться.

— Как изменились отношения между Россией и Польшей за год вашей работы?

— В наших двусторонних взаимоотношениях очень важны экономика, товарооборот, культурные, общественные контакты, исторический диалог, туризм. Но на все влияют отношения России с Евросоюзом, связанные сейчас с конфликтом на Украине: если все разрешится позитивно, для наших двусторонних отношений тоже многое изменится в положительную сторону.

— Не получается ли, что ваша работа становится заложником отношений России с Евросоюзом?

— Я бы не употребляла слово «заложник» — скорее взаимозависимость. Наши двусторонние контакты сохраняются и развиваются: мой визит в Сандармох, на Соловки — тоже часть взаимоотношений. Продолжаются консультации разных ведомств по различным вопросам, Польша является активным участником формирования политики Евросоюза по отношению к России.

— Обломки самолета президента Качиньского до сих пор не переданы Польше?

— К сожалению, да, и это очень негативно влияет на наши взаимоотношения. Мы надеемся, что нас услышат, но на сегодняшний день официальное мнение: до сих пор идет следствие, обломки вернуть нельзя.

— Вам удалось преодолеть последствия контрсанкций России в отношении стан Евросоюза, запретившей ввоз продовольственных товаров?

— Основную часть экспорта Польши в Россию составляют не сельхозпродукты. Наш экспорт в Россию сократился на 40 процентов, но это в основном по причине экономического кризиса в России — падение рубля, уменьшение спроса. Для нас Россия — важный экономический партнер, мы придаем большое значение развитию наших экономических отношений, но хотя экспорт из Польши в Россию в 2014 году уменьшился, в целом он вырос.

— С яблоками удалось справиться?

— Да, яблоки — одна из чувствительных сфер. Их, по мере возможностей, отправили на другие рынки. Кроме того, в самой Польше их стали больше перерабатывать — например, мы начали во много раз больше производить из яблок сидра, спрос на него вырос, он завоевал огромную популярность.

Cерьезно ли ощущается в Польше влияние западной, американской культуры, чего опасаются французы, англичане?

—Глобализация — явление повсеместное. В таких условиях важно не сражаться с чужим, а развивать свое, важно, насколько государство поддерживает собственное кинопроизводство, свою литературу, искусство. Польша в этом плане чувствует себя надежно, чему доказательством — фильм «Ида», получивший «Оскар». Уже в сентябре пройдет очередной кинофестиваль в Гдыне — приезжайте смотреть новые хорошие польские фильмы. А высокая культура всегда требует господдержки, государственного продвижения.

— Вы как посол можете способствовать продвижению польской культуры?

— Безусловно, мы в России это делаем постоянно: поддержали кинофестиваль «Висла», «Молодежную академию искусств». В сентябре благодаря нашим партнерам проведем в Москве фестиваль польского детского театра.

— В наших с вами отношениях, в отношениях с Евросоюзом камень преткновения — Украина. Что можно изменить, как это сделать?

— Украина — страна, которая сама должна проводить глубокие структурные реформы в экономике, политике, самоуправлении, децентрализации, ей необходимо бороться с коррупцией. Но если нужна помощь, Польша готова поддержать реформы на Украине. Сегодня главный вопрос — отношения между Россией и Украиной, соблюдение Минских договоренностей, нормандского формата, диалог между Евросоюзом и Россией. И тут мы полностью поддерживаем позицию Евросоюза. Конфликт, разделительная полоса в центре Европы при таких угрозах, которые сегодня реальны и для вас, и для нас, — это плохо сказывается на нашей общей безопасности. И мы очень заинтересованы в урегулировании ситуации, но только на основе международного законодательства.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Теги:
польша
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera