Мнения

Побои навсегда

В нашем обществе не принято ни говорить о насилии, ни называть его насилием

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 97 от 7 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Белла Рапопортжурналистка, феминистка

 

В нашем обществе не принято ни говорить о насилии, ни называть его насилием

Как-то раз, стоя в магазине в очереди, я наблюдала сцену. Двое мужчин схлестнулись в недолгой словесной перепалке, и вот уже один, бросив корзинку с продуктами и побежавшую за ним вслед испуганную жену, ринулся за вторым в соседний отдел — драться. Такие ситуации никого не удивляют: граница между словом и делом в нашем обществе никак не обозначена. Брошенная фраза «сам дурак» и решение вопросов кулаками считаются действиями одного порядка, и если драки на улицах все же не так часты (хотя и не редки), то дома, в интимной обстановке, в возможности проявить агрессию мужчины себе не отказывают.

При этом на системном уровне проблему замечать по-прежнему не желают, и вот, в комплекте с мелкими кражами, чиновники вознамерились вывести из УК статьи «побои» и «причинение легкого вреда здоровью». Конечно, когда репрессивная государственная машина делает шаги к смягчению законодательства по отношению к гражданам, кажется, остается только радоваться. Но в данном случае повод вызывает сомнения. Статья «побои» проходит по категории «частное обвинение». Это значит, что подача заявления, сбор доказательств, поиск свидетелей и доведение дела до суда лежат полностью на плечах истца или истицы, которые потом, в случае передачи дела в суд, обязаны являться на каждое заседание (процесс может длиться, например, год), а то дело развалится. В отсутствие закона о домашнем насилии, 115-я и 116-я статьи — это статьи, по которым подвергающиеся насилию женщины пытаются засудить тех, кто их избивает и подвергает опасности их жизнь и жизнь детей. Моя знакомая адвокат, одна из авторов законопроекта по противодействию домашнему насилию, полагает, что суть этой инициативы в том, что таких дел в судах ничтожно мало, и поэтому смысла оставлять «побои» в УК чиновники не видят. Даже сейчас по этой статье не то чтобы почти невозможно никого посадить, а и вовсе из ста дел одно доходит до суда. С избитыми женщинами никто не хочет возиться. При этом результаты даже завершенного судебного процесса обычно номинальные: небольшой денежный штраф или исправительные работы сроком несколько месяцев.

Вспомним последние громкие дела. Убийство в Нижнем Новгороде, когда не раз обращавшуюся с жалобами на побои женщину отфутболивали в полиции, что в итоге привело к массовому убийству. Дело Татьяны Кулаковой, которая была вынуждена защищаться от угрожавшего ей убийством мужа и чуть не села в тюрьму за убийство сама. Анна Жавнерович, журналистка WOS, которую избил бойфренд и которая рассказала о произошедшем с ней публично — этой ее отваге можно только поаплодировать. Жавнерович как раз удалось дойти до суда (возможно, по причине отсутствия детей, наличия большего количества свободного времени и медийности), что было весьма непросто, и то ее обидчика спасла амнистия.

Получается замкнутый круг: до суда дело не довести, а из-за того, что таких процессов мало, их и вовсе хотят устранить, но ведь причина в том, что дело до суда не довести. Авторы законопроекта о домашнем насилии требуют перевести «побои» из категории «Частное обвинение» в публичное (чтобы обвинением занимались прокуроры и полиция), но у чиновников свои планы.

Однако вернемся к мужчинам из магазина, которые с легкостью перешли к кулачной расправе. В нашем обществе не принято ни говорить о насилии, ни называть его насилием, ни противодействовать ему ни на каком уровне: возможно, поэтому агрессия буквально разлита в воздухе, и никогда не понятно, откуда тебе в лицо может прилететь кулак. И вот у нас есть статьи, по которым никого не сажают. Кроме того, что это хоть какая-то возможность для подвергающихся насилию получить компенсацию, сейчас эти статьи являются ничем иным, как неким морально-этическим буйком. За который заплывать нельзя ну хотя бы формально — ну не очень это хорошо.

Эти статьи хотят перевести в кодекс об административных правонарушениях. Как бы делая окончательное заявление, что насилие — это норма. А если учесть, что вместе с ними из УК также хотят вывести и угрозу убийством и уклонение от уплаты алиментов, то это заявление и вовсе начинает звучать как «Бабоньки, крутитесь сами. Не зря же о вас Некрасов писал».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera