Сюжеты

Александра АРАКЕЛОВА: «В консерватории за все отвечал один человек»

Почему Министерство культуры уволило ректора, не дождавшись официального окончания сроков договора

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 98 от 9 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Наталья ШкуренокНовая газета

Почему Министерство культуры уволило ректора, не дождавшись официального окончания сроков договора


Иллюстрация: Петр САРУХАНОВ — «Новая»

Михаил Гантварг рассказал в СМИ о скандальных, с его точки зрения, обстоятельствах расторжения с ним трудового договора (см. «Новую газету» от 27.08.2015. — «Консерватория. Шпионские страсти»). Над питерской консерваторией сразу возник призрак прежних дрязг: за последние лет 15 там каждые год-полтора менялись руководители, и всегда — со скандалом. Только при Михаиле Гантварге они утихли почти на четыре года. И тут — отставка самого Гантварга. О ее причинах и обстоятельствах «Новой» рассказала Александра Аракелова, директор департамента науки и образования Минкульта РФ.

— Александра Олеговна, на сайте министерства в день увольнения Гантварга вы писали про «большой блок административных проблем, который привел к отказу от аккредитации по ряду специальностей». А мне в консерватории рассказали, что речь идет всего о четырех студентах отделения древнерусского искусства, у которых возникли проблемы с получением диплома…

— Консерватория не аккредитована по трем образовательным программам. Студентам отделения древнерусского певческого искусства было предложено через год еще раз сдать выпускные экзамены и получить государственные дипломы — в расчете, что консерватория к тому времени получит госаккредитацию. В частности, не аккредитована программа «Музыкально-инструментальное искусство», студентов перевели на аналогичную программу специалитета, но на третий и четвертый курсы. То есть они могли бы в этом году получить дипломы бакалавра и дальше решать свою судьбу — работать или продолжать учебу, но вынуждены учиться еще год-два за государственный счет.

— Сколько таких студентов?

— Поскольку мы пока не проводили детальную проверку, точную цифру не сообщу. Несколько студентов переведены в другие организации — например, в Академию балета перешли бывшие студенты консерватории из программы «Хореографическое искусство».

— Когда стало известно об этом?

— В июне.

— И вы ждали конца августа, когда Гантварг уйдет в отпуск? Ему ничего не говорили с июня?

— Мы попросили представить объяснения, ректор ответил, что все студенты, не получившие дипломы, переведены на пятый курс. Но, когда мы запросили документы, оказалось, что речь идет о третьем и четвертом курсах.

— Процедура увольнения выглядит странной: вы приезжаете в Петербург, говорите Гантваргу, что хотите с ним поговорить, встречаетесь в кафе, где за чашкой чая предлагаете подписать заявление об увольнении, — Штирлиц отдыхает! Почему то же самое нельзя было сделать официально?

— Не думаю, что это предмет широкого обсуждения. Если Михаил Ханонович сообщил об этом в прессу — его дело. Мы с ним обсуждали вопросы не только по выпускникам, но и о приеме абитуриентов: на тот момент консерватория не выполнила план по приему по одной из специальностей. Такие проблемы не решаются за короткий срок, это серьезный повод, чтобы отозвать ректора из отпуска.

— Хотели обсудить решение проблем, а в процессе разговора достали из папки приказ о расторжении договора… Согласитесь, выглядит это как рояль в кустах…

— Мы слышали от Михаила Ханоновича и раньше: если считаете нужным, увольняйте! Как только у нас возникали острые разговоры по разным поводам, он говорил: «Я готов уйти». И по поводу переезда было много разногласий, в частности, по вопросам затрат на него: та сумма, которую запросил ректор на переезд, была завышена почти в три раза. Еще в 2013 году была финансовая проверка в консерватории, и мы депремировали Михаила Ханоновича за финансовые нарушения. Рассказать подробно не могу — это информация Рособрнадзора. Отсутствие подписки на электронные библиотеки — лишь одна из причин. Кстати, подписка должна была пройти еще с 2011 года. Другие вузы это сделали, а Петербургская консерватория нет. Причем подключение к Российской государственной библиотеке не стоит ни копейки, она бесплатная для наших подведомственных учреждений. Просто администрация консерватории не хотела понимать, что нужно принимать те или иные решения.

— Посмотрите на последствия увольнения ректора с другой стороны: почти четыре года консерватория жила и развивалась без доносов, скандалов, без рухнувших в черную дыру миллионов, она спокойно переехала в новое здание и проводит ремонт. Сейчас, после увольнения Гантварга, вы рискуете снова получить мутный поток грязи!..

— Не хотелось бы! Надеюсь, что коллектив консерватории возьмет вектор на получение аккредитации, которая должна состояться уже в начале 2016 года. У нас были большие сомнения, пройдет ли консерватория аккредитацию с прежним административным ресурсом. Например, в консерватории долгое время был только один проректор — по научной работе. Ни в одном вузе страны один проректор не занимается всей работой! Где проректор по учебной, по административно-хозяйственной работе, я уже не говорю о творческой деятельности? Михаил Ханонович в своих выступлениях говорит, что министерство якобы требовало резких сокращений. Но мы на самом деле хотели, чтобы нагрузка у преподавателей была приемлемой, а не по 300 часов в год. В вузе должен быть необходимый костяк администрации, чтобы не один проректор отвечал за все. Мы не раз говорили: «Михаил Ханонович, назначьте проректоров, неужели в коллективе не найти соответствующие кандидатуры!» Аккредитационная комиссия работает в первую очередь с проректором по учебной работе, который полностью отвечает за учебный процесс и аккредитацию. А в Петербургской консерватории за все отвечал один человек.

— Ну хоть спасибо Гантваргу скажут за то, что четыре года консерватория работала нормально, что переехала в новое здание без потерь?

— Время покажет, новый руководитель должен разобраться с делами: у нас много вопросов, и уже по итогам, если будут основания, — да, скажем.

— В тот же день, когда стало известно об увольнении Гантварга, на сайте Минкульта, как по мановению дирижерской палочки, появилось письмо, подписанное «группой товарищей» — руководителями провинциальных консерваторий и других учреждений музыкальной культуры. Они осуждали то, что якобы творится в Петербургской консерватории. Откуда консерватория в Новосибирске или другой региональный вуз знает, как работает ректор в Петербурге?

— Когда вуз лишается государственной аккредитации, это сразу становится известно всему сообществу…

— Очень управляемое сообщество, вам не кажется? К тому же вуз не лишился аккредитации! Кроме того, от своей подписи в тот же вечер отказался Сергей Ролдугин, руководитель Дома музыки, а на сайте Дома музыки появилось официальное заявление, что с ним не согласовывали подпись. С другими ректорами подписи согласовывали?

— Все деятели, которые там указаны, давали потом интервью, подтверждающие их точку зрения. Да, с Сергеем Павловичем такая ситуация вышла, но не с другими. И в комиссии по госаккредитации, работавшей в консерватории, были работники других отраслевых вузов — информацию о положении дел в консерватории трудно удержать. Кстати, у нас в этом году аккредитации лишилась еще и Красноярская академия музыки и театра, и тоже вся общественность сразу была в курсе… Ректор академии написал заявление об уходе по собственному желанию.

— И Гантварг подписал какое-то письмо с осуждением работы Красноярской академии музыки? Почему общественность у вас играет роль административного ресурса?

— Мне трудно это комментировать, но общественность высказала свое отношение к проблемам ведущего музыкального вуза страны, и в письме не было ни слова о снятии ректора. Это решение принимало министерство.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera