Сюжеты

Земля обетованная Европа

В Западной Европе множатся проявления гражданской солидарности с беженцами

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 99 от 11 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

В Западной Европе множатся проявления гражданской солидарности с беженцами


Фото: EPA / ARIE KIEVIT

Греческий остров Лесбос, который хорошо виден с турецкого берега, стал перевалочным пунктом исхода мигрантов с Ближнего Востока. По данным на вторник, на нем скопилось около 20 тысяч пришельцев. Еще десятки тысяч продолжали упорный марш по негостеприимным балканским дорогам в сторону Западной Европы.

Через месяцы после того, как Европа с трудом предотвратила выход Греции из Еврозоны, миграционный кризис стал тяжелейшим вызовом для ЕС. Причем, за полгода миграционные потоки изменились и выросли. В июне-июле головной болью Брюсселя были африканские мигранты, устремившиеся через Ливию морем в Италию. Сегодняшние цифры показывают, что из трети миллиона мигрантов, прибывших в ЕС с начала года, 110 тысяч попали сюда через Италию. Но уже более 200 тысяч — через Грецию.

Лесбос на грани взрыва, бьет тревогу министр миграционной политики Греции Яннис Музалас. По его словам, 60% мигрантов — это сирийцы среднего класса, которые спасаются от боевиков и правительства. Примерно 20% — беженцы и мигранты из Афганистана. Остальные 15-20% — люди без документов.

В понедельник вечером полицейские вынуждены были с помощью пластмассовых щитов и спецсредств сдерживать толпу, бравшую на приступ паром, предоставленный для эвакуации мигрантов с Лесбоса в континентальную Грецию. Удары дубинок, крики женщин, плач детей... Во вторник греки пригнали четыре парома.

Ежедневно тысячи мигрантов переходят северную границу Греции в Македонию. Полиция объединяет их в группы во главе с кем-то, кто говорит по-английски, и собирает документы у остальных. Потом выкрикивают номер группы и проводят ее целиком через границу. Из Македонии мигранты идут дальше в Сербию, оттуда пробиваются через границу Венгрии, которая является внешней границей Шенгенского пространства.

Венгрия их не особенно интересует, они хотят в Австрию и дальше в Германию.

Большинство стремится в Германию, которую представляет себе землей обетованной. Это стремление поощряют слова немецких политиков о готовности принять в своей богатой и толерантной стране отчаявшихся людей. Вице-канцлер Зигмар Габриель заявил во вторник, что экономически его страна может в среднесрочной перспективе принимать по полмиллиона беженцев в год. Министр финансов Вольфганг Шойбле объявил, что федеральный бюджет выделит на обустройство гостей до конца года 6 миллиардов евро.

Германия ожидает в этом году 800 тысяч прошений о политическом убежище. В понедельник до утра вторника в нее прибыли около 6 тысяч кандидатов, плюс к 20 тысячам, прибывшим в выходные дни...

Читайте также:

Специальный репортаж из Мурманской области — российского перевалочного пункта на маршруте беженцев из Сирии — в Норвегию

Суббота 5 сентября. Площадка перед входом в здание Совета ЕС на плато Киршберг в Люксембурге.

Журналисты осаждают министров иностранных дел стран союза, прибывающих на неформальную встречу. Вопросы – о минувшей ночи, когда скопившиеся за несколько суток на вокзале Будапешта тысячи мигрантов, прорвав полицейские кордоны, отправились колонной пешком по автомагистрали в Вену. Потом венгерские власти дали им автобусы и поезд, от которых беженцы долго отказывались, думая, что их собираются везти в лагерь.

Венгры дали транспорт после ночных телефонных переговоров между канцлерами Австрии и Германии Вернером Файманом и Ангелой Меркель, которые гарантировали в порядке исключения принять беженцев в своих странах, и венгерским премьером Виктором Орбаном. В нарушение «дублинских» правил ЕС, по которым регистрировать мигрантов и принимать решения по ним должна Венгрия как страна прибытия... Хотя, строго говоря, это должна была сделать еще Греция как первая на их пути шенгенская страна. Но стремительное развитие событий требует неординарных быстрых решений.

Из ответов министров следует, что крупнейший в Европе после Второй мировой войны кризис беженцев застал правительства врасплох, готовых решений нет, а позиции расходятся.

Венгр Петер Сиярто утверждал, что ночные события в Венгрии — это, ни много, ни мало, следствие провала миграционной политики ЕС и «некоторых безответственных заявлений ряда европейских деятелей» (камень в огород Меркель и Файмана).

«Беженцы и мигранты, скопившиеся в Венгрии, проявляли нарастающую агрессию, отказывались сотрудничать с властями, регистрироваться, фотографироваться, сдавать отпечатки пальцев, идти в приемные пункты, где для них приготовлено все самое необходимое, — рассказал министр. — Они отправились пешком по важнейшей автостраде страны и самой важной железной дороге. Возникла чрезвычайная ситуация. Мы решили предоставить автобусы, чтобы доставить их к австрийской границе, куда они хотели».

Будапешт видит приоритетом ужесточение охраны внешних границ ЕС, педалирует возведение стены и заграждения из колючей проволоки на границе с Сербией, ввел уголовное наказание за его разрушение, организует транзитные зоны вдоль границы, и только там мигранты могут подать прошения об убежище.

Словак Мирослав Лайчак сомневается в пользе предлагаемых Брюсселем квот расселения беженцев.

«Как можно обсуждать квоты, когда еще идет огромный поток беженцев? Мы не знаем, о каких цифрах говорить... Распределение квот может быть воспринято этими людьми как приглашение, — возмущается он. — Я не против квот, но это не должно быть произвольным бюрократическим решением. Надо принимать во внимание положение каждой страны, ее готовность, финансовые ресурсы, кадровые возможности, технические средства, интересы мигрантов.

Мы что, будем бросать жребий? Кто выиграет — в Германию, а проигравших принудительно в Эстонию, Словакию?»...

Литовец Линас Линкявичюс тоже за добровольный принцип и призывает сначала понять проблему, ее коренные причины и взять процесс под контроль.

«Давайте разделим поток между теми, кто бежит от войны, и теми, кто просто хочет лучше жить, — рассуждает он. — Принять всех, кто ищет лучшей жизни, социальных выгод, тоже можно. Пожалуйста, если сможете. Но я не уверен, что у вас это получится».

Киприот Иоаннис Касулидис склоняется на западноевропейскую сторону, поддерживает предложения Германии, Франции и Италии о равномерном распределении бремени приема беженцев, о верности европейским ценностям: «Нельзя идти на поводу у говорливых ксенофобских меньшинств, под влияние которых иногда попадаем мы, политики».

Бельгиец Дидье Рейндерс представляет позицию большинства политического класса Западной Европы:

«Прежде всего, их надо принять. Всех, кто имеет право на убежище. Нет причин отказывать тем, кто бежит от войны и преследования из стран, где рискует жизнью. Они идут на огромный риск, пускаясь в опасное плавание через Средиземное море, чтобы попасть в Европу... Но принимать их должен ЕС в целом».

Чтобы затормозить поток мигрантов, уверен бельгиец, надо работать со странами происхождения, удвоить усилия по разрешению конфликтов в Сирии, Ираке и других неспокойных странах, бороться против организованных сетей перевозчиков мигрантов, усилить операции по охране границ на Средиземном море и на Балканах, создавать передовые сортировочные пункты в проблемных регионах, увеличить помощь странам, непосредственно прилегающим к зонам конфликтов: Ливану, Иордании, Турции... В них скопилось в разы больше мигрантов, чем дошло до Европы.

Бельгиец призвал в этом трудном для Европы испытании обеспечить солидарность между странами, на которой основан ЕС. Ведь союз помогает своим отстающим членам, чтобы приблизить их к среднему европейскому уровню развития. Он помог Греции в кризисный момент. Существуют структурные фонды, фонд валютной стабильности. Он уверен, что к ближайшему саммиту ЕС, на созыве которого в начале октября настаивает Берлин, будет соглашение о распределении мигрантов.

«Нельзя отфутболивать беженцев из одной страны в другую, — предостерегает бельгийский министр. — Нас 500 миллионов, и у нас есть возможность достойно принять немало людей, имеющих право на убежище»...

«Если вы участвуете в европейском проекте, то уважайте весь набор европейских ценностей, весь комплекс элементов этого проекта, в том числе солидарность», — заметил Рейндерс с намеком на нежелание восточноевропейских членов ЕС принимать мигрантов.

Все участники совещания министров в Люксембурге согласны, что острая проблема мигрантов требует общего и солидарного решения в рамках союза, подвел итог дня глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн. Но о единой политике пока говорить рано. Есть лишь масса предложений и идей, пища для дискуссий.

«Прежде всего, Евросоюз основан на трех опорах: европейских ценностях, уважении международного права и гуманизме, — напомнил он. — Все участники совещания с этим согласны. И все согласны, что проблема (миграции) является европейской и требует европейского решения».

«Любой, кто спасается от преследований, кто подпадает под Женевскую конвенцию, имеет право стучаться в нашу дверь, и мы обязаны открыть ее. Это очевидно», — констатировал он.

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини отметила на пресс-конференции, что среди устремившихся в Европу мигрантов подавляющее большинство спасается от военных конфликтов и преследования диктаторских режимов. То есть подпадает под Женевскую конвенцию о беженцах, и международное сообщество обязано их принять. Меньший сегмент – экономические беженцы, которые после разбирательства должны быть, в принципе, возвращены в свои страны. Такой опыт реадмиссии существует, например, с Мали и рядом других африканских стран.

Читайтие также:

Меркель начищает «плавильный котел». Германия взялась решить проблему беженцев в Европе

По данным ООН, из 300 тысяч мигрантов, прибывших с начала года в ЕС, 36% составляют сирийцы, 12% — афганцы, чуть меньше — эритрейцы... С этими странами, охваченными конфликтами, очень сложно организовать реадмиссию.

По оценкам, около 80% мигрантов оставили родные места, спасаясь от деспотических режимов, террора, религиозного экстремизма и войны. Но юридически, для выделения бюджетных средств, важно подтвердить их статус. Международное право велит рассматривать их дела в строго индивидуальном порядке. Это большая и сложная работа.

Поэтому неизбежно в числе беженцев, которые останутся в принявшей их стране, будет много и экономических мигрантов. Экономическая миграция всегда была частью перемещения людей по планете. Ее можно сдерживать, но сопротивляться ей бесполезно...

Немцы встречают пришельцев без вражды, с состраданием и радушием.

Инциденты с ультраправыми ксенофобскими группировками, которые так любили показывать российские телеканалы, тонут в море благожелательности коренного населения.

А вот в Венгрии, Словакии и других восточноевропейских членах ЕС, которые долго были за «железным занавесом» и поздно включились в процесс глобализации, состав населения однороден (исторически проживающие европейские меньшинства не в счет). Они не готовы переварить переселенцев с Ближнего Востока, не имеют средств и опыта, чтобы выявить тех, кто действительно нуждается в убежище, и искателей лучшей жизни. У них меньше экономических возможностей, слабее системы социального обеспечения. Да и сами мигранты нацелены на богатые Германию и Швецию.

Председатель Европейского совета Дональд Туск, выступая во вторник в Брюсселе в Брейгелевском институте, не скрывал, что проблема миграции может стать серьезным испытанием для единства ЕС и европейской интеграции. Он ожидает, что «исход» — это не единовременное явление, а может продлиться «годы и годы».

Туск призвал избегать крайностей, которые грозят расколоть Евросоюз. Два подхода — солидарность и сдерживание — не должны исключать друг друга. Нужен баланс.

«Для Европы было бы непростительно расколоться на два лагеря: сторонников сдерживания, символом которых стала венгерская стена, и приверженцев полной открытости, политики открытых дверей и окон», — сказал он, призвав страны ЕС к прагматизму.

«Мудрая политика — это не выбор одной ценности в ущерб другой, а максимально возможное примирение между ними», — считает глава Евросовета.

Еврокомиссия, несмотря на холодное отношение восточноевропейских стран, в среду в Страсбурге представила Европарламенту план распределения 120 тысяч мигрантов, скопившихся в основном в Италии, Греции и Венгрии, по остальным странам ЕС. 31.433 человека примет Германия, 24.031 – Франция, 14.931 – Испания, 9.287 – Польша и т.д. Меньше всего придется на Мальту (133), Кипр (274) и Эстонию (373).

Великобритания, следуя традиции выторговывать исключения из правил ЕС, открестилась от предложений Брюсселя. Правительство Кэмерона выдвинуло свой план принять за пять лет 20 тысяч сирийских мигрантов. Лейбористская оппозиция раскритиковала эту полумеру и потребовала дебатов в палате общин. Она считает, что страна может внести гораздо более существенный вклад помощь мигрантам.

Норвегия, которая не член ЕС, в августе приняла 2.313 беженцев, в основном из Сирии, Эритреи и Афганистана. До конца года ожидает 16 тысяч, больше, чем в прошлом году (11.480). Не дожидаясь решения канадского правительства, заявила о готовности принять беженцев провинция Квебек. С аналогичными обещаниями выступили правительства Венесуэлы, Бразилии...

В Западной Европе множатся проявления гражданской солидарности с беженцами. Огромное эмоциональное воздействие произвел жуткий фотоснимок прибитого волнами к пляжу безжизненного тела трехлетнего сирийского мальчика Айлана Курди, который был среди мигрантов, утонувших на пути к греческому берегу. Он стал символом.

Футбольные клубы Европейской лиги обещали выделять семьям из Сирии по одному евро с проданного билета на матчи. Испанские муниципалитеты, в том числе Барселоны, развернули гражданское движение за сеть «европейских городов-убежищ». На вокзалах Вены организовано 1600 спальных мест для мигрантов. Норвежский миллиардер Петтер Стордален, разбогатевший на гостиничном бизнесе, пожертвовал пять тысяч ночевок в своих гостиницах нуждающимся беженцам из Сирии.

В гуманитарную кампанию включилась церковь. Папа римский Франциск, обращаясь к верующим на площади Св.Петра, призвал каждый приход, церковную общину, монастырь в Европе приютить семью беженцев на несколько месяцев (обычно 6-8, пока идет процедура рассмотрения прошения об убежище).

Понтифик-аргентинец призвал паству к «воинствующей» солидарности «с теми, кто спасается от смерти, с жертвами войны и голода». Ватикан, который состоит из двух общин, в ближайшие дни примет две семьи мигрантов. В Европе 120 тысяч католических общин, и в каждой сотни семей готовы взять опеку над беженцами.

Понтифик никак не упомянул тот факт, что подавляющее большинство прибывших в Европу 366 тысяч мигрантов составляют мусульмане... Они прежде всего люди.

Германия взяла на себя моральное лидерство в разрешении крупнейшего в европейской послевоенной истории кризиса беженцев.

«Я счастлива, что Германия стала страной, которую многие люди за ее пределами отождествляют с надеждой», — с гордостью заявила Меркель на пресс-конференции.

Граждане ФРГ встречают пришельцев овациями, добровольцы на 140 личных машинах возят их в Мюнхен от австрийской границы, организуют сбор средств, раздачу питания, одежды, одеял. Правда, полиция пресекла и нападения на приюты, в том числе два в понедельник утром. Позицию Меркель приветствуют правозащитники, но есть недовольство в консервативном лагере самой фрау канцлер. Тем не менее, она, видимо, сделала ставку на поощрение имиграции. Раскусила новые реалии глобального века...

В России, которая имеет специфический подход к явлению, бытует миф, будто проблему беженцев создали американцы (ну, кто же еще?) своими «цветными революциями» и бомбардировками.

Правда, как отмечает французский философ «новой волны» Бернар-Анри Леви, главный источник миграции — Сирия, где международное сообщество под давлением Москвы отказалось от военной операции по защите населения от репрессий режима Асада. Хотя международное право предусматривает ответственность за защиту населения от деспота, уничтожившего 240 тысяч соотечественников.

История не имеет сослагательного наклонения, но своевременная отставка Асада и создание коалиционного правительства национального единства могли бы, наверное, сохранить сотни тысяч жизней и предотвратить выход на сцену ИГИЛ.

Запад не бомбил Эритрею — один из главных очагов массового исхода населения. С другой стороны, не видно существенной миграции в Европу из Ливии, Туниса, Египта, где «арабская весна» привели к смене режимов.

Большинство беженцев из объятых войной стран не собираются в Европу, а оседают поблизости в надежде скоро вернуться домой. В ЕС за год приплыли и пришли около трети миллиона мигрантов, в то время как около двух миллионов сирийских беженцев осели в Турции, которая несет самое тяжелое в мире бремя принимающей страны. Иордания с ее населением в 6,5 миллиона приютила 700 тысяч беженцев, Ливан, в котором 3,5 миллиона своих жителей, принял миллион бедствующих сирийцев.

Нынешнюю волну миграции в Европу у нас в России часто представляют как нашествие варваров на цивилизацию. Упорно навязывается тема проникновения в Европу террористов под видом беженцев (что само по себе трудно оспорить).

«Было бы глупо утверждать, что среди них нет джихадистов. Я думаю, что спецслужбы европейских стран знают, что какому-то числу боевиков удалось проникнуть под видом беженцев в Европу», — отвечал на наводящие вопросы журналистов на Лесбосе, министр миграционной политики Греции Музалас.

Впрочем, явных и потенциальных террористов полно и среди граждан ЕС. Они сами вербуют боевиков в ряды ИГИЛ.

Совершенно игнорируется факт, что среди беженцев много как раз тех, кому противны военная деспотия и религиозный экстремизм, кого манят европейская свобода, социальная модель, европейские ценности, дающие простор развитию личности. Судя по интервью моих коллег с мигрантами на греческих островах, в Венгрии, Австрии и Германии, среди пришельцев много инженеров, врачей, учителей, предпринимателей, квалифицированных рабочих и просто тех, кто хочет успеха. Они дорого платят за возможность начать новую жизнь. Не только своими сбережениями, но и риском для жизни. В Средиземном море в этом году на пути к европейским берегам утонули 2.350 мигрантов.

Зайдите на кафедру или в лабораторию университета в Брюсселе или Париже, в офис крупной компании, в брюссельские клиники Сен-Поль или Эразм, где сложные операции делают в том числе богатым россиянам. Вы увидите калейдоскоп разноцветных лиц и абракадабру труднопроизносимых имен, наряду с коренными, европейскими...

Меркель и другие руководители ЕС усмотрели в миграционной притягательности своих стран знаменательный поворот истории. Еще сто лет назад люди бежали из Европы в поисках лучшей доли за океан. Миллионы европейцев прибывали на остров Эллис и учились петь «Прекрасная Америка». Нация мигрантов создала там величайшую экономику мира, собрав человеческие ресурсы всей планеты. Европа тоже становится континентом иммиграции...

 

***

Миграция — нормальный способ существования человечества. В истории ни места расселения этносов, ни границы государств никогда не были постоянными. Человек всегда искал лучшей доли, спасался от преследований, порабощения и голода.

В этом смысле миграционный кризис в Европе — явление далеко не уникальное. В истории много других примеров. С библейских времен до современности. Приведу лишь тот, свидетелем которого был сам, когда в 1970-х работал во Вьетнаме и Индокитае.

При падении проамериканского режима в Южном Вьетнаме в 1975 году паника и массовое дезертирство вызвали огромную волну беженцев. Тогда и родился термин «люди в лодках». Но только после Второй Индокитайской войны США приняли около 100 тысяч иммигрантов. Тех, кто так или иначе сотрудничал с ними.

Гораздо больше был исход из Вьетнама с 1978 по 1980 годы, когда Компартия начала на юге «социалистические преобразования», ликвидируя частный сектор. Экономические проблемы обострились, а люди, занятые в малом и среднем бизнесе, были лишены источников существования. Кризис усугублялся тем, что исторически большинство предпринимателей были этническими китайцами. Пекин воспользовался этим обстоятельством, чтобы обвинить Ханой в этнических чистках и подтолкнуть хуацяо (заморских китайцев) к массовой эмиграции.

Началась новая волна «исхода». Беженцы снова покидали страну на лодках, пытались добраться до соседних стран Юго-Восточной Азии или надеялись, что их подберут иностранные суда. Лодки погибали во время штормов, на них нападали морские пираты. До чего же нужно довести людей, чтобы они пустились в такое плавание!

Мой знакомый капитан советского сухогруза рассказывал, как подобрал в Южно-Китайском море плавсредство с беженцами. Спасенные были не рады. Он доставил их (не мог иначе) в Хайфон, то есть в руки властей, от которых они пытались бежать. Со всеми вытекающими последствиями.

Массовый исход «людей в лодках» в конце 1970-х из Вьетнама вылился в международную гуманитарную проблему. Международное сообщество созвало специальную конференцию в Женеве. Советский Союз тогда, по понятным причинам, в усилиях по приему вьетнамских беженцев не участвовал.

Я потом встречал этих вьетнамцев в австралийской Канберре, в Нью-Йорке и Брюсселе, они нашли пристанище в Гонконге, Малайзии и Таиланде. Один даже стал вице-канцлером Германии. По информации Верховного комиссара ООН по делам беженцев, к 1986 году, 929.600 «людей в лодках» успешно добрались до желаемых берегов и около четверти миллиона погибли в море...

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera