Сюжеты

Одичание

В Ростовской области разъяренная толпа до смерти забила виновника ДТП

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 99 от 11 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Виктория Макаренкособкор в Ростове-на-Дону

В Ростовской области разъяренная толпа до смерти забила виновника ДТП


Скриншот любительского видеоролика

В конце августа тихая донская станица Синявская прогремела на весь мир —  здесь были жестоко избиты отец и сын Халгатяны. Расправа (которую наблюдали несколько десятков человек) произошла на центральной площади у церкви после празднования Дня села. Старший — Сергей Халгатян — попал в больницу, младшего — 22-летнего Рафаэля — спасти не удалось. По словам селян, к ЧП привели бездействие власти, безнаказанность нарушителей и ложная солидарность земляков.

Село Синявское расположено на полпути между Ростовом и Таганрогом, почти у самого впадения речки Мертвый Донец в Азовское море.

Центральная улица Ленина тянется от железнодорожной станции к центру. Узкая проезжая часть (где с трудом разъедутся две машины) с одной стороны ограничивается железнодорожной насыпью, с другой обрывается в канавку, по которой журчит ручей.Тротуаров нет. Поэтому приходится постоянно вглядываться вдаль или прислушиваться к звукам за спиной: местные автомобилисты (в основном на моделях отечественного автопрома) носятся по улице, не сигналя, не снижая скорости, и пешеходам нужно успеть вовремя прижаться к заборам дворов, идущих вдоль дороги.

В районе бывшего заводоуправления БЕМИТ (сейчас от предприятия остался небольшой цех, изготавливающий в основном дверные ключи) дорога наконец-то становится пошире. У входа в здание — фонарный столб в «бахроме» листовок и различных объявлений. Среди них — аккуратная четвертинка стандартного листа с обращением к жителям села: автор просит откликнуться очевидцев происшествия, случившегося 29.08.2015 примерно в 23.45 около Администрации Синявского сельского поселения по адресу Буденовский спуск, 2 (на церковной площади). Указан телефон — трубку берет жена 22-летнего Рафаэля Халгатяна, убитого в тот вечер жителями села. Но общаться молодая вдова (воспитывающая семилетнюю дочку) отказывается.

 

Лобное место

В тот день был сельский праздник, на площади до позднего вечера находились несколько сотен человек. Однако сейчас встретить кого-либо из тех, кто был свидетелем самосуда, оказалось трудно — люди утверждали, что либо ушли домой сразу после 23.00, либо вообще не были на празднике. Некоторые подробности происшествия рассказал только глава Администрации Синявского сельского поселения Владимир Дюжиков: «Мы отмечали День села, круглая дата — 245 лет основания. Был концерт на открытой площадке у ДК, на площади перед церковью разбили лотки и палатки с угощением, тут же качели, батуты для детей. У нас часто проходят праздники, и в этот раз в общем все было как всегда — нормально, весело, мирно».

Около одиннадцати вечера официальные мероприятия закончились, народ стал расходиться по домам. Дом родителей Рафаэля Халгатяна находится примерно в километре от центра. Сам Рафаэль в тот день приехал к родителям из Ростова (где живут его жена и дочь).

«Как мне рассказывали, Халгатяны пришли домой, посидели за столом, и у них возникла ссора, — вспоминает Владимир Дюжиков. —  Мужчины вышли на улицу, несмотря на то, что оба были не трезвые, сели в машину (Ford Focus — В.М.) и рванули по ул.Ленина в сторону центра. А тут еще оставались припаркованные автомобили — у ДК, у больницы. Сначала Халгатяны зацепили три машины, припаркованные на обочине у больнице, не остановились, свернули влево в Буденовский переулок и тут ударили еще два автомобиля, которые стояли у входа в скверик ДК. Тут у них заклинило колесо, они остановились».

Это ралли наблюдали несколько десятков человек, которые еще оставались на площади. Некоторые из них окружили машину Халгатянов, разбили стекло, выволокли из салона водителя и пассажира и стали их избивать. Кто-то из очевидцев успел снять на мобильный телефон момент расправы, видео-ролик есть в интернете. Видно, как на асфальте рядом с машиной с госномером С649ТА 161 сидит пожилой мужчина с окровавленной головой. Его окружила толпа — мужчины, женщины. Одни его пинают, другие наоборот пытаются утихомирить нападающих, слышны возгласы «Не убивайте его!». В этом ролике снят момент расправы с Сергеем Халгатяном. Потом станет известно, что участковый полицейский (который живет неподалеку от места трагедии) успел его спасти — затащил к себе во двор.

В это же время другая часть толпы избивала младшего Халгатяна — Рафаэля. Били жестоко — ногами, руками, по телу, голове. Какой-то из ударов оказался смертельным — Рафаэль потерял сознание, нападавшие остановились, кто-то вызвал скорую (вообще-то Синявская лечебница расположена в ста метрах от места ЧП, но пациентов с серьезными заболеваниями, а тем более с травмами отправляют в районную больницу). По словам сельчан машины скорой помощи в тот вечер во дворе больницы не было, ее пришлось ждать около часа, и когда Рафаэля доставили в больницу, он скончался от кровоизлияния в мозг.

 

Заговор молчания

На следующий день СУ СКР по Ростовской области возбудил уголовное дело по ст.118 УК РФ (Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). Сначала были задержаны трое человек, потом двоих отпустили, а одного — 46-летнего жителя Синявской Андрея Закарлюку как основного подозреваемого арестовали на месяц, до 29 сентября. По версии следствия именно он нанес погибшему два удара — ногой и рукой — по голове, от чего тот упал и потерял сознание.

Сам подозреваемый вины не признает, но и следствию не помогает — он отказался от дачи показаний, сославшись на ст.51 Конституции РФ, от прохождения экспертизы на полиграфе (про такой прибор он слышал, но его работе не доверяет).

Главная причина, по которой судья Неклиновского районного суда Виталий Шпорт решил арестовать Андрея Закарлюка, это опасность давления, которое подозреваемый может оказывать на свидетелей. По словам Эдиты Митиной, сестры погибшего, сейчас на причастность к преступлению опрашивают еще 12 человек. И круг подозреваемых может быть расширен — на ролике хорошо видно, что в побоище участвовали несколько человек.

Рафаэля Халгатяна похоронили 31 августа на кладбище в Синявской. На похороны пришло полсела. Но спустя девять дней подсказать, где искать могилу погибшего не смогли (или не захотели) даже те, кто, кажется, все знает о сельском кладбище — рабочие мастерской по изготовлению памятников. А найти ее оказалось нетрудно — кладбище не так уж велико, да и холмик, заваленный венками с крестом, на котором установлена фотография улыбающегося парня, расположен там, где по логике и должен быть — недалеко от дороги, среди свежих погребений, рядом с могилами еще двоих мужчин семейства Халгатянов.

«Синявская — типичная казачья станица, тут люди испокон веков живут этакими кланами, и очень ценят преданность своим семьям», — делится рассуждениями Раиса, женщина средних лет, с которой мы познакомились на сельском кладбище.

Она с мужем и сыном живет в Ростове, а родителям 20 лет назад купили дом в Синявской. Два года назад отец Раисы умер, осталась мама, к которой дочь и ее семья приезжают по выходным.

«Пока все в норме, люди все нормальные, дружелюбные: мы тут редко бываем, но нас все соседи знают, здороваются, в Ростове встречаемся — улыбаемся, обнимаемся. Но если, не дай бог, какая-то непривычная, нестандартная ситуация — моментально замолкают, закрываются, слова не вытянешь, так они понимают солидарность родственников и земляков».

А  экстраординарных положений, связанных с нарушением закона, и в особенности ДТП, в Синявской по словам ее жителей, хватает.

 

Не при делах

Жительница села Алена Петрищева уверена: если синявские что-то нарушили — помощи от земляков в поиске виновного не жди. В этом она за неполный год успела убедиться дважды.

«В октябре прошлого года мою дочку и других первоклашек школьный автобус привез к дому. Дети вышли, болтают, бегают, — вспоминает женщина. — И тут летит машина. У нас был маленький песик, на свою беду выбежал со двора, на глазах у детей его сбивает машина, не останавливаясь уезжает. Я больше чем уверена, водитель школьного автобуса знал, кто был за рубем той машины. Но он ничего не сказал».

Второй случай был гораздо серьезнее. В аварии, которая произошла весной на Пасху, пострадала сестра Алены — 18-летняя Катя.

«Она часто приезжает ко мне из Ростова. В тот день (было десять часов вечера) решили с подругой пойти к церкви. На том же самом месте, где убивали Рафаэля, она переходила дорогу по пешеходному переходу. Оставалось пересечь три линии — из-за поворота вылетел автомобиль и сбил ее. Народу — полная площадь, ведь Пасха же... Никто не пошел в свидетели... Позже ко мне даже подходил незнакомый мужчина и сказал, что он был свидетелем того ДТП и знает, кто виновник, но никуда не пойдет. Мол, ему здесь жить. К тому же мороки много: если будет следствие и суд, нужно будет ездить в районный центр, то есть на дорогу только в один конец тратить больше часа.

Позже родным Кати (которой еще предстоит операция на коленном суставе) все-таки удалось добиться расследования, и даже был арестован подозреваемый.

«Он категорически отрицал все: машина не моя, я ее давно продал, кто был за рулем, не знаю. Посидел 12 суток и вышел, сейчас ходит как ни в чем ни бывало», — досадует Надежда Ситникова, мать Алены и Кати.

Женщины уверены: легкость, с которой вероятные нарушители закона уходят от ответственности, могла стать одной из причин, по которой толпа решила расправиться с виновниками ДТП сама, вместо того, чтобы передать их полиции.

К слову сказать, если бы в тот вечер нападавшие вдруг одумались и захотели бы поступить по закону, сделать это им было бы трудно — на празднике не было ни одного наряда полиции или ДПС. Хотя, как утверждает глава поселковой Администрации Владимир Дюжиков, он обращался к правоохранительным органам, чтобы те прислали (как то бывало раньше) людей для охраны общественного порядка на массовом мероприятии.

Избиение происходило буквально за зданием поселковой Администрации, в которой круглосуточно должен находится сторож и где есть тревожная кнопка. Но почему-то в тот вечер никто ее не нажал.

 

Закон? Нет, не слышали...

Вообще же за соблюдением закона в Синявской и шести окрестных селах и хуторах следят двое участковых инспекторов полиции. Опорный пункт полиции находится в здание ДК, но большую часть времени комнатка пустует — инспекторы находятся на выездах в подконтрольных территориях. Жители села уже рассказали, что участковый полицейский на празднике был, и потом именно он, по словам сельчан, защитил старшего Халгатяна от нападавших. Но узнать подробности поведения полицейского не удалось: ответивший на телефонный звонок мужчина сказал, что он сейчас находится на выезде, давать какие-то комментарии не будет.

Тем временем, комментируя ход следствия, старший помощник руководителя СУ СКР по Ростовской области Галина Гагалаева заявила, что следствие даст оценку действий должностных лиц, которые обязаны были обеспечить безопасность граждан при проведении массового мероприятия (по словам сельчан на праздник собрались не менее трех сотен человек).

Когда речь заходит об этом заявлении глава поселковой Администрации (уверенный, похоже, что все сделал правильно) начинает заметно нервничать: «Все было мирно, нормально, мероприятия закончились в 23.00, люди стали расходится. Ушла с площади и семья Халгатянов. Я что, должен был довести их до дома и убедиться, что они легли спать!?»

Рассуждая о причинах вспышки агрессии земляков, он категорически исключает национальную подоплеку: в селе живут представители 12 национальностей, все семьи давно перемешались и вражды по пятому пункту в Синявском отродясь не было. Не согласен он и с заявлениями о том, что виной всему был праздник, на котором люди, мол, выпили лишнего: «ЧП случаются не только по праздникам. В День города в Москве было зарегистрировано 16 преступлений. Тогда выходит, что Собянина уже должны были бы посадить...»

Однако однозначного ответа на вопрос «Почему добрые и веселые селяне в одно мгновенье превратились в агрессивных линчевателей, убивших человека из-за куска железа?» у него нет.

Стараются избегать этой неприятной темы и его земляки, ожидающие приема около здания поселковой Администрации. Трое мужчин, узнав о предмете возможной беседы, моментально уходят в отказ: на празднике не были, о ЧП узнали из теле-новостей, ни о ком и ни о чем говорить не будут.

Женщины оказались чуть более разговорчивы, но постоянно напирали на то, что Рафаэль и его отец сами были пьяны.

«И потом, ребята, которые стали их избивать, они же не хотели убивать, они, наверное, думали просто наказать того, кто испортил им машины», — предположила молоденькая девушка.

О том, что наказание — это компетенция органов власти, за день, проведенный в Синявской, не вспомнил ни один из моих собеседников.

 


Фото: vk.com/aaa61ru

Два мира

4 сентября в Ростове-на-Дону молодые автомобилисты Ростова провели акцию в память о погибшем Рафаэле Халгатяне. На площадке у торгового комплекса «ХДМ-ЮГ» (там часто собираются дрифтеры и стритрэйсеры) они выстроили свои автомобили в гигантский вопросительный знак, символизируя таким образом недоумение по поводу произошедшей трагедии. В комментариях к фотоотчету об этой акции один из пользователей написал: «Только ЗАКОН и СУД решают как наказать гражданина РФ».

В интернет-сообществах, объединяющих жителей станицы Синявской, также идет активное обсуждение самосуда: по словам жительницы села Алены Петрищевой пользователи пытаются выяснить, кто сделал ролик о побоище и разместил его в интернете.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera