Мнения

Уроки калужской кампании помогут демократам в 2016 году

Подписи с чистого листа

Этот материал вышел в № 99 от 11 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей ЗаякинСооснователь «Диссернета»

Мои читатели в «Новой газете» спрашивали у меня как у кандидата от Демократической коалиции, чем закончилась кампания в Калужской области. Думаю, что нужно еще раз напомнить фактологию событий, чтобы уроки, которые мы все извлекли из нее, стали яснее.

Мои читатели в «Новой газете» спрашивали у меня как у кандидата от Демократической коалиции, чем закончилась кампания в Калужской области. Думаю, что нужно еще раз напомнить фактологию событий, чтобы уроки, которые мы все извлекли из нее, стали яснее.

Моя одномандатная кампания была прекращена в связи с очевидным отставанием по подписям от необходимой динамики при полном отсутствии средств на стимуляцию сборщиков. Фандрайзинг не дал желаемого результата, и весь бюджет составил 160 тысяч рублей, значительная его часть ушла на съем нормального помещения — в гостинице. Обычный офис нам сдавать отказались все потенциальные арендодатели. В итоге было набрано около 500 от нужных 1200 подписей, притом что округ был обойден сборщиками практически весь. Сработал известный механизм — собрать 3% подписей от 40 000 избирателей в одномандатном округе сложнее, чем 0,5% от 800 000 по области. Дело в том, что при поквартирном обходе можно прогнозировать с довольно неплохой аккуратностью, сколько вы соберете с дома. Если при обходе дома вы застаете жильцов только в половине квартир, дверь открывают в 50% случаев, российское гражданство оказывается у 80% открывших (а в Обнинске я встретил огромное количество мигрантов из Средней Азии при поквартирных обходах), из россиян только 60% живет по прописке, соответствующей одномандатному округу, и только четверть вам согласится оставить паспортные данные. В совокупности все это как раз и дает те самые 3% населения. С учетом того, что открываемость дверей летом еще меньше, получается, что задача собрать 3% подписей с выборки — на грани достижимого. Это требует как минимум двойного прохода по всему округу, с заходом в те квартиры, где сборщики не застали никого дома.

 

Фальстарт

Списочная же кампания была прекращена нами в связи с массивным вбросом фальшивых подписей в один из наших четырех штабов в Калужской области. Под конец кампании нами была раскрыта в этом штабе группа сборщиков, которую возглавлял некий политтехнолог Александр Зайцев. Каким-то образом именно среди сборщиков, работавших под его началом, не оказалось практически ни одного честного. Фальсификации подписи я установил с помощью статистического анализа ошибок. Две недели лично собирая подписи за себя, я приобрел достаточное понимание того, какие ошибки наиболее часто делают сборщики и подписанты и как эти ошибки исправляются прямо на месте сбора. Когда процент ошибок у сборщика и процент исправлений становится сильно меньше нормы, то такой сборщик однозначно попадает в категорию подозрительных. И практически все, оказавшиеся подозрительными, затем не прошли проверку профессиональным графологом — обнаружились дублирующиеся подписи.

При этом фальсификаторы разбавляли поддельные подписи — настоящими. Это я обнаружил, лично объехав пару десятков адресов подписантов и обзвонив около 30 человек. Примерно треть опрошенных благодарили сборщиков за хорошую работу и подтверждали, что оставляли подпись. Где-то не удалось достучаться в квартиру, а примерно половина опрошенных заявили, что никакой подписи не оставляли. Однако наличие хотя бы одной фальшивой подписи вынуждало списывать (а точнее — сдавать в полицию) все подписи, собранные данным сборщиком. В последнюю неделю кампании сборщикам из команды Зайцева был запрещен сбор, и остальные три штаба — либертарианский в Калуге, штаб в Малоярославце и мой штаб в Обнинске — пытались восполнить сложившийся дефицит. К сожалению, мы это не успели сделать. Под конец кампании у нас было около 6000 подписей, при этом около 2500 происходили из группы сборщиков Зайцева, поэтому подлежали отсеву (к тому моменту мы пришли к выводу о том, что практически ни один сборщик из его команды не заслуживал доверия).

 

Ресурс

Если бы у нас был ресурс, аналогичный новосибирскому, — колл-центр с несколькими десятками операторов, то за неделю работы с момента вскрытия фальсификации мы бы сумели отделить фальшивые подписи от настоящих, с которыми они были намеренно смешаны. Однако этого ресурса у нас не было, так как у ПАРНАСа не было денег и людей, у ФБК все деньги и люди были в Новосибирске, поэтому валидация подписей не состоялась. После напряженного совещания в ПАРНАСе было принято тяжелое решение не подавать подписи в связи с опасностью пошива уголовного дела. Понятно, что объективно мы бы не нарушили ничего, если бы подали подписи, которые не успели проверить, — если бы среди них нашлись фальшивые, вина всецело лежала бы на сборщиках. Однако субъективное представление о действительности, сложившееся у Следственного комитета, никто из сотрудников партийного штаба не захотел проверять на собственной судьбе, так как очевидный сценарий, который виделся нам в тот момент, выглядел так, что за фальсификацию подписей стали бы преследовать не фальсификаторов, а тех, кто их разоблачил.

Этот драматический финал калужской кампании чрезвычайно полезен своей поучительной функцией. Уверен, что, получив такую оплеуху, и организаторы штабов, и партийные функционеры будут совершенно по-другому смотреть на формирование организационных структур в 2016 году на думской кампании.

Мы убедились, что так называемые «политтехнологи» должны быть объявлены персонами нон грата во всех предвыборных штабах. Еще до начала кампании при моих усилиях один калужский «политтехнолог» и старый демократ, который хвастался своим умением собирать подписи, при свидетелях заявил в ответ на мой вопрос «А как вы ведете сбор?» дословно следующее: «Ну, сначала мы покупаем паспортистку». Благодаря моим усилиям этого человека не подпустили к штабу на пушечный выстрел; к сожалению, другого засланца мы просмотрели. Надеюсь, что рано или поздно он попадет в специальный ад для политтехнологов: там заставляют вечно собирать подписи, и все они оказываются недействительными, так как покойники уже вычеркнуты из базы ФМС, по которой ведется проверка.

 

Кампания будущего

Мы также понимаем теперь, что нельзя жить в том режиме экономии, в каком мы жили. В крупном городе вроде Калуги очень сложно найти людей, которые будут готовы честно собирать подписи за 150 рублей. Труд сборщика подписей за РПР-ПАРНАС — тяжелый и неприятный, приходится выслушивать всякие глупости про Мишу-два-процента и Госдеп. Для сбора 4500 подписей, с учетом того, что качественный сборщик со средним опытом собирает 5–7 подписей за день, необходимо порядка 30–45 сборщиков, которые работают 20 дней. Оплата их труда из расчета 150 рублей за подпись могла быть достаточно стимулирующей в Костроме, но не в более зажиточной Калуге или привязанном к Москве Обнинске.

Несомненно, важнейший урок кампании — ранжирование управленческих структур внутри Демократической коалиции по компетентности. Управление калужской кампанией характеризовалось серьезными коммуникативными проблемами «центр–регион»; субординационные схемы были не вполне четко прописаны; районные штабы жили в состоянии автономии и выстраивали технологию сбора каждый кто как мог.

Для себя лично я также считаю кампанию в Калужской области — как праймериз, так и сбор подписей — чрезвычайно полезным опытом. Я убедился, что накопленный общественный потенциал тех проектов, в которых я участвую — как «Диссернета», так и расследовательской деятельности ФБК, — совершенно необходимо конвертировать в регулярную депутатскую работу, так как любые расследования начинают что-то менять в нашей действительности, не будучи опубликованными в газете, а будучи оформлены в виде депутатского запроса. Я увидел, сколько замечательных людей вокруг это понимают, меня поддерживают и готовы мне помогать. Всем им — огромное спасибо! Нынешняя кампания — это не конец, это неплохая практика перед 2016 годом.

Теги:
выборы
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera