Сюжеты

Разрушение ячейки

История о том, как ФМС пытается разбить семью 50-летнего азербайджанца Гурбанова

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 99 от 11 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинсобкор в Крыму

История о том, как ФМС пытается разбить семью 50-летнего азербайджанца Гурбанова

Управление Федеральной миграционной службы по Кировской области хочет выдворить из России азербайджанца Гурбана Гурбанова. У мужчины — жена и трое детей: 10, 4 и 1 год, они граждане РФ. В случае депортации распад семьи неизбежен: в Азербайджане у Гурбана нет ни жилья, ни перспективы устроиться на работу, а у его детей как у нерезидентов — не будет возможности пойти в детский сад и школу. Основанием для требования выдворить многодетного отца из России стал его переезд с улицы 8 Марта в селе Полом на улицу Первомайскую в том же селе. Гурбанов переехал, не уведомив миграционную службу.

— Я в России живу с самого распада Советского Союза, — рассказывает Гурбан. — До 1991 года работал в Азербайджане на железной дороге, но когда государство распалось, начались увольнения, меня тоже сократили, и я поехал на заработки в Москву, потом оказался в Воркуте, а в 2000 году переехал в Кировскую область.

Гурбан зарабатывает ремонтами. В Поломе про него говорят: «Золотые руки». Многим односельчанам он отделывал квартиры. Если труба протечет или нужно мебель собрать — бегут к Гурбану. Гражданская супруга, Екатерина, на него не нарадуется: зарабатывает хорошо — 30—50 тысяч в месяц, не пьет, еще и с детьми возиться успевает.

Правда, скоро этой идиллии может прийти конец.

 

Кеша и протокол

4 апреля к Гурбану домой пришел участковый Иннокентий Носков.

— Пришел и сказал: мол, Гурбан, спустись, нужно бумаги подписать, — рассказывает Екатерина. — Муж спустился, потом сел в машину к полицейскому.

В машине, по словам Гурбана, Носков предложил ему подписать какую-то бумагу.

— Сказал, что это формальность, что мне как мигранту надо отметиться по месту жительства. Я расписался там, где он сказал. Кеше (так в селе называют участкового. И. Ж.) я доверял, потому что это был не первый его визит. Я уже 12 лет живу на Первомайской улице — никогда раньше претензий не было.

Визит участкового, вероятно, был связан с письмом, которое 1 апреля начальник Кирово-Чепецкого ОУФМС С.Ю. Макарова направила начальнику местной полиции О.В. Лучинину. В письме Макарова просила полицейских организовать проверку мигрантов, которые живут в Кирово-Чепецком районе, на предмет нарушений ими законодательства.

Бумага, которую подписал Гурбан, оказалась протоколом об административном правонарушении. Участковый Носков обвинил Гурбанова в незаконном переезде к гражданской супруге. Вот что написано в протоколе от имени азербайджанца: «По указанному адресу я проживаю с сожительницей и тремя детьми. Я не подал уведомления о подтверждении проживания на территории РФ, так как ездил с друзьями на Север. На территории РФ я родственников не имею, на территории Азербайджана у меня живут родственники».

— Ничего из этого, разумеется, я не писал и не говорил! — возмущается Гурбан. — Как я мог сказать, что у меня нет родственников в России, когда у меня здесь трое детей?!

 

Самый гуманный суд

О том, какую бумагу он подписал, Гурбан узнал 8 мая, когда за ним приехали инспекторы ФМС.

— Сказали ехать с ними в Кирово-Чепецк. Обращались грубо, даже руки заламывали. Привезли в отдел, попросили паспорт. Молодой человек открыл его на странице, где написано, что мне разрешено временное проживание на территории России, и поставил штамп: «Аннулировано». Сказали, что будет суд.

Гурбана обвинили в «Нарушении иностранным гражданином режима пребывания в РФ» (ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ). Судебное заседание назначили на 3 июля, однако уже 2-го числа за Гурбаном снова приехали из ФМС и отвезли в кировский спецприемник для нелегальных мигрантов.

— 3 июля я пришел в Кирово-Чепецкий районный суд без четверти девять утра, за 15 минут до того, как должно было начаться заседание, — рассказал «Новой» защитник Гурбана Азиз Агаев. — Но судья Наталья Щелчкова сказала мне, что дело уже рассмотрено: Гурбан оштрафован на 5000 рублей и будет депортирован. При этом самого Гурбана на суд не привозили: судья посчитала возможным рассматривать дело без ответчика и его представителей. Я, разумеется, обжаловал это решение Щелчковой в областном суде, и оно было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение.

Гурбана выпустили из спецприемника. Он и его семья начали готовиться к новой судебной тяжбе.

Заново рассматривать вопрос о депортации азербайджанца Кирово-Чепецкий районный суд начал 3 сентября. Причем дело снова попало к судье Щелчковой.

«Если у вас выйдет статья, я буду знать, что вы незаконно вели аудиозапись», — бросила секретарь суда Екатерина Бондарева присутствовавшим в зале журналистам. Бондарева к тому же не разрешила семье Гурбана войти в зал: «С детьми сюда нельзя».

Сам Гурбан на заседании лишь заметил, что никогда не бегал от участкового и тот знал, где он, Гурбан, живет. Азиз Агаев пояснил суду, что он и его подзащитный считают, что участковый Носков сам заполнил протокол.

— Протокол не является допустимым доказательством в этом деле, поскольку нарушены статьи административного кодекса: не указаны основания для проведения проверки, фамилии и адреса свидетелей, не указано, кому разъяснены права. Фраза «С моих слов записано верно, мною прочитано» написана участковым. В нарушение норм не указано наличие трех несовершеннолетних детей, что относится к смягчающим вину обстоятельствам, суд не учел плохое знание Гурбановым русского языка  — сказать жене «Я тебя люблю» он может, а вот в юридической терминологии не разбирается, — сказал Агаев.

Представитель УФМС Дмитрий Колесников, в свою очередь, заявил, что не считает принципиальным вопрос о том, кто заполнял протокол: главное, что Гурбан его подписал.

— Наличие на иждивении троих детей к числу смягчающих обстоятельств КоАП не относит, — заметил Колесников.

Судья Щелчкова со всеми доводами сотрудника миграционной службы согласилась и вынесла решение: депортировать.

На выходе из зала суда жена Гурбана Екатерина расплакалась:

— Если его из России выгонят, я жить не буду. Работы у меня нет, есть грудной ребенок. Сама прошла через детдом и думала, что хуже в моей жизни уже ничего не будет. Где я в селе найду нормального мужика, чтоб не пил и детей любил?

Ехать за Гурбаном в Азербайджан семья не может: там они станут такими же бесправными мигрантами, как он в России. Кроме того — там у них ничего нет: ни жилья, ни родни.

Старшая дочь Гурбана, Камилла, тоже плакала, обняв папу. Четырехлетний Эльвин и годовалая Адель, слава богу, ничего не поняли, маленькие еще, но со временем поймут.

P.S. «Новая газета» обращается к директору ФМС Константину Ромодановскому с просьбой вмешаться в ситуацию и попросить своих подчиненных в суде второй инстанции отозвать требования о депортации Гурбана. Нельзя разрушать счастливую многодетную семью.

Защита Гурбанова обжалует решение Кирово-Чепецкого районного суда.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera