Сюжеты

«Политики в новых правилах выдачи шенгенских виз нет»

Посол Евросоюза в России Вигаудас Ушацкас — о новых требованиях для россиян, въезжающих в страны шенгенских соглашений, отношениях Европы и России, беженцах и украинском кризисе

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 100 от 14 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Диана Хачатрянкорреспондент

Посол Евросоюза в России Вигаудас Ушацкас — о новых требованиях для россиян, въезжающих в страны шенгенских соглашений, отношениях Европы и России, беженцах и украинском кризисе


Фото: Reuters

— С чем связано введение новых правил получения шенгенских виз? Есть ли здесь связь с украинским конфликтом, санкциями или последними проблемами Европы с нелегальными мигрантами с Ближнего Востока?

— Решение о переходе к Визовой информационной системе (ВИС), в которой для идентификации лиц, обращающихся за визой, помимо персональных данных используются сканированные отпечатки пальцев и цифровая фотография, было принято Евросоюзом еще десять лет назад. Применение биометрии в визовых процедурах — это общемировой тренд. Подобная практика уже много лет применяется США и Великобританией. Россия в прошлом году запустила пилотный проект по сбору биометрических данных для визы в четыре страны: Данию, Великобританию, Нигерию и Мньянму.

Мы создали ВИС с целью совершенствования визовых процедур, повышения безопасности и упрощения визового контроля на границе шенгенской зоны. Россия — одна из последних стран, где мы внедряем эту систему.

Что касается политической подоплеки, то ее нет. Ни дестабилизация Украины, ни аннексия Крыма не повлияли на введение новых правил оформления шенгенских виз. Это естественный шаг, который позволяет нам усовершенствовать систему.

— В чем суть новых правил? Насколько они усложняют процедуру получения визы для россиян?

— С 14 сентября при первом обращении за шенгенской визой граждане России должны будут лично прийти в визовый центр или консульство: подать заявление, представить необходимые документы, пройти процедуру сканирования отпечатков пальцев и сделать цифровую фотографию. Данные о заявителе будут храниться в общей для всех стран шенгенских соглашений системе, а доступ к ним будет только у уполномоченных сотрудников консульских и пограничных служб. Кстати, любой гражданин сможет запросить доступ к этой информации и при необходимости исправить ее. Важно отметить, что размер визового сбора из-за новых правил не изменится и будет по-прежнему составлять 35 евро. Если вы решите подать заявление на визу через визовый центр, то стоимость сервисного сбора не может превышать 30 евро.

В течение пяти лет после сдачи биометрических данных добросовестным путешественникам не придется повторно лично идти в визовый центр или консульство для подачи заявления на визу. Они смогут подать документы и через туроператора, как это делает в настоящее время большинство россиян.

Изначально мы планировали начать применять Визовую информационную систему в России в конце весны, практически одновременно с аналогичным процессом в соседних странах (Грузии, Украине или Беларуси), но затем специально для россиян приняли решение перенести это на менее горячий сезон.

Надо отметить, что Россия — единственная страна, где есть такая широкая сеть консульств стран шенгенских соглашений (60 учреждений) и их уполномоченных визовых центров (350 учреждений), которые работают почти в сорока российских городах — от Калининграда до Владивостока. Мне кажется, что эта сеть позволит нам беспрепятственно ввести новую систему в действие.

— Повлияла ли девальвация рубля на поток российских туристов в страны ЕС?

— Россия лидирует по количеству выданных шенгенских виз. Всего в прошлом году было выдано 15 миллионов виз, из них — около 5,8 млн россиянам. При этом отказ в визе получают менее чем в одном проценте случаев. К сожалению, в прошлом году поток российских туристов снизился — как в Европу, так и в другие страны. По данным Всемирной туристической организации, спад составил 6%. Но мы надеемся, что экономические трудности будут преодолены как можно раньше, и мы снова вернемся к активному обмену туристами.

— Почему проект об отмене визового режима между Россией и ЕС не реализован до сих пор?

— Мы прошли длинный путь для того, чтобы упростить выдачу виз между ЕС и Россией. Еще в 2007 году вступило в действие соглашение об упрощение выдачи виз, вследствие чего был снижен визовый сбор с 60 до 35 евро, упрощен порядок получения многократных виз, сокращен список необходимых документов и отменены визы для дипломатов. В декабре 2011 года ЕС и Россия согласовали «Совместные шаги по переходу к безвизовому режиму». Тогда мы жили в позитивной атмосфере и были намерены, выполнив все технические требования, перейти к переговорам о безвизовом режиме.

В конце 2013 года был опубликован детальный отчет о ходе реализации «Совместных шагов». В документе отмечался прогресс, сделанный со стороны России, и содержались рекомендации, выполнение которых позволило бы нам перейти к следующему этапу работы (среди них были как технические требования, так и те, что связаны с правами человека, например, вопросами дискриминации или роли НКО). Но мы все знаем, что случилось потом. Из-за действий России по дестабилизации Украины и незаконной аннексии Крыма доверие к российской власти было потеряно. Тогда Совет ЕС принял решение приостановить визовый диалог с Россией, в том числе все работы по переходу к безвизовому режиму.

— Насколько серьезно стоит сегодня перед Европой проблема нелегальных мигрантов? Существует ли реальная угроза приостановления шенгенских соглашений?

— Это крупнейшее потрясение для европейских стран, потому что такого большого потока мигрантов и беженцев мы не видели с конца Второй мировой войны. Но сегодня Евросоюз делает все, чтобы принять самые солидарные и ответственные решения. Мы исходим из принципа гуманизма: нужно помогать тем, кто бежит от войны или других угроз жизни, и уважать человеческое достоинство каждого человека.

Поток мигрантов и беженцев показывает, что люди видят в Европе убежище для себя. Это стало возможным благодаря тому, что наши экономика и политика создают благоприятные условия для жизни. Однако надо признаться, что к такому потоку людей ни одна страна Евросоюза не была готова (в прошлом году убежища попросили 600 тысяч человек, а с начала этого года в ЕС прибыло уже 500 тысяч). 9 сентября, в дополнение к ранее предложенным мерам, Европейская комиссия представила странам ЕС на рассмотрение всеобъемлющий пакет мер, которые позволят справиться с кризисом беженцев. Во-первых, нужно предоставить защиту тем, кто в ней нуждается. Предложенные меры позволят снять давление с наиболее пострадавших от кризиса государств — Греции, Италии и Венгрии — путем перемещения в другие страны ЕС 120 тыс. беженцев. Во-вторых, следует бороться с незаконным ввозом и торговлей людьми. В-третьих, укреплять сотрудничество с государствами выезда и транзита беженцев. И самое главное — содействовать искоренению первопричин миграции. У европейцев жива историческая память. Мы не можем повернуться к беженцам спиной, поскольку каждая страна Евросоюза имеет свою историю миграции. Во время Второй мировой войны и советской оккупации, к примеру, двести тысяч моих соотечественников — литовцев вынуждены были переехать в США.

— Как вы оцениваете динамику отношений между Россией и странами ЕС? В какой точке эскалации конфликта мы находимся?

— Сегодня мы находимся в самой сложной стадии отношений с Россией с конца холодной войны. Я просыпаюсь каждое утро с надеждой, что мы достигли дна и снизу никто не постучит. Очевидно, что нелегальная аннексия Крыма и дестабилизация Восточной Украины оставят огромнейший след в наших отношениях. Эти действия отбросили нас назад, поставили под удар те амбициозные и, казалось бы, общие цели, которые мы разделяли. Но, с другой стороны, нельзя забывать, что мы все еще остаемся соседями: нам нужно это ответственно признать, осознать и извлечь уроки. Я надеюсь, что такой хороший пример, как решение иранской ядерной проблемы, вдохновит нас для общей работы по другим международным вопросам и кризисам. Однако мы не должны забывать про то, что нас развело — конфликт мировоззрений в отношении суверенного государства Украина, территориальную целостность которого должны все уважать.

— Какие конкретные действия со стороны России сегодня являются условием для нормализации отношений с ЕС?

— Я читаю украинскую и российскую прессу, которая сейчас пишет, что впервые за полтора года наблюдается позитивный тренд — уже семь дней, как не продолжаются тяжелые столкновения на востоке Украины. Боже, в каком мире мы живем?! Мы радуемся тому, что на Украине не идет тяжелая война.

Впрочем, этот положительный тренд дает нам надежду на то, что Россия, имея непосредственные и очень сильные рычаги, повлияет на выполнение Минских соглашений. А именно на то, что на востоке Украины 17 октября не пройдут нелегальные выборы, не соответствующие украинскому законодательству, и не будет создана параллельная власть.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera