Сюжеты

Родная гавань становится общим болотом

Построить «идеальную Россию» в Крыму не вышло, а обычная получается сама собой

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 101 от 16 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Диана Хачатрянкорреспондент

Построить «идеальную Россию» в Крыму не вышло, а обычная получается сама собой


Фото из личного архива Владимира Гарначука

«На связи. Грузимся в катер», — кричит в рацию командир добровольных дружинников «Рубеж», одетый в камуфляжную форму и темные очки. — Я и не думал, что столько желающих будет». — «Да ты чего? — парирует один из его подчиненных. — Кто же не захочет экс-министра обороны Украины мордой по столу повозить?!» Оба заливаются смехом и выходят из черного джипа. На лобовом зеркале автомобиля болтается георгиевская лента.

Вместе с дружинниками и активистами я сажусь в белоснежный катер у севастопольского причала. Среди пассажиров — Владимир Гарначук — руководитель общественной организацией «Чистый берег. Крым», который, собственно, и придумал эту акцию. Вот уже два года 45-летний мужчина работает на полуострове, но известность получил еще в Москве, когда боролся с «жуликами и ворами»: в 2012 году он пошел на выборы районного совета «Тропарево-Никулино» и стал одним из самых активных независимых депутатов. Вместе с Фондом борьбы с коррупцией Гарначук разоблачал «золотых кренделей» (тех, кто совмещают законотворческую деятельность с бизнесом) в Мосгордуме.

В Москве Гарначук обрел, по его собственным словам, славу «районного скунса», с которым «стараются не связываться». Благодаря его стараниям были уволены четыре главы района Тропарево-Никулино, снесены незаконно установленные палатки у метро. Однако борьба с местной властью имела и свои издержки: один из депутатов-кренделей вместе со своими охранниками напал на Гарначука во время встречи с жителями. А после того, как на следующий день оппозиционеру пытались подбросить наркотики, он вынужден был покинуть страну и отправиться в Европу. Еще через полгода стало известно, что коллеги по району путем голосования лишили Гарначука депутатского мандата (сейчас он пытается оспорить это решение в суде).

Но к тому времени депутат сменил не только место локации, но и вектор борьбы.

«26 февраля я увидел, как крымские татары бьют русских парней (на митинге у тогда еще Верховного совета Крыма.Д. Х.). И понял, что мы должны остановить фашизм, это уникальный шанс — вернуться в родную гавань. Нужно было только помочь построить с нуля идеальную Россию, без коррупции», — говорит Гарначук. Он оторвался от «оппозиционных» корней и полетел встречать «Русскую весну».

«В Симферополе меня привели к будущему главе республики Аксенову, который сидел в подсобке торгового центра, охраняемого ополченцами, — вспоминает общественник. — Я предложил свою помощь. Сказал, что неплохой организатор, оппозиционный депутат и умею работать в полевых условиях. Аксенов выслушал меня и сказал: «Проводите его отсюда».

Но Гарначук был настроен решительно. Он поехал в штаб партии Аксенова «Русское единство» и начал добровольно помогать: вести официальные аккаунты в соцсетях, курировать работу офиса, организовывать акции, разрабатывать агитматериалы. По интернету гуляет фотография, где Гарначук сидит в штабе «Русского единства» за ноутбуком, украшенным стикером в поддержку Навального, а за его спиной висят портрет молодого Путина и флаг партии Аксенова. Самоотверженная работа на благо «Русской весны» не осталась без внимания: когда сформировалась новая власть, первый вице-премьер и командующий Народным ополчением Крыма Михаил Шеремет взял Гарначука в свои помощники.

 

Анатомия доносительства

В Севастополь из Симферополя Гарначук переехал в июне этого года. Тогда же закончилась история его сотрудничества с крымским правительством. Проблемы стали возникать из-за постов Гарначука в соцсетях, где он, как и раньше в Москве, критиковал местную власть и говорил о проблемах региона. Местные чиновники приносили Аксенову распечатки, а сотрудники администрации президента звонили и требовали от главы республики убрать «неадекватного человека» из своего окружения.

«Первое время Шеремет, которому я изрядно помогал, — вспоминает Гарначук, — бился за меня с губернатором Крыма и с доносчиками. Он просил меня из соображений профессиональной этики смягчить тон публикаций о работе Минкурорта, и я шел на компромисс, но потом уже и это не помогало. Меня обвиняли в том, что я «пятая колонна», «организатор Болотной площади» и «агент Госдепа». К слову, доносы в Крым из Москвы писал и депутат-крендель из Мосгордумы, которому я в свое время изрядно потрепал нервы».

По словам Гарначука, жирную точку в его симферопольской карьере могли поставить два эпизода: увольнение главы Минкурорта Елены Юрченко, которого добился активист, и ситуация с нелегальным вывозом товаров из Крыма в Россию.

Около полугода Гарначук публиковал в соцсетях расследования о «непорядочной» работе ведомства Юрченко, закидывал администрацию президента РФ заявлениями об отмене «Закона о курортах», который делит пляжи на общедоступные и с ограниченным доступом (этот законопроект, по его словам, «дважды пытались протащить лоббисты, владеющие пансионатами с частными пляжами»). В итоге в закон внесли поправки (кстати, на основании протеста, поданного прокурором Натальей Поклонской), а чиновницу отправили в отставку в июне этого года за «плохую подготовку к летнему сезону». Местная пресса писала, что в правоохранительных органах «решается вопрос о том, давать или не давать ход некоторым заявлениям о нецелевом использовании федеральных бюджетных средств» ведомством Юрченко.

 

«Контрабас»

Тема контрабанды в Крыму (в простонародье — «контрабас») практически табуирована. Хотя Гарначук, будучи помощником вице-премьера, имел возможность заняться этой проблемой вплотную.

«Аксенов поставил перед Шереметом задачу по контролю транзита из Украины, — рассказывает он. — Необходимо было остановить незаконную перевозку товара на материковую часть России. Тогда мы придумали двухступенчатую систему электронного декларирования товаров, перемещаемых через Керченскую переправу. В Симферополе подавалась очная или электронная заявка, а физический досмотр был в Керчи. Как только мы завели аналитику, стало ясно, кто именно промышляет контрабандой. Тогда мы передали информацию в ФСБ, прилетел самолет со спецтехникой и оперативниками, и канал на время был перекрыт».

Впрочем, борьба с контрабандой на этом не ограничилась. На совещаниях в правительстве Крыма развернулось целое соревнование: какое ведомство будет контролировать транзит товаров в Россию. В ход шли интриги и доносы Аксенову на Гарначука.

Для помощника вице-премьера все закончилось тем, что после разоблачения вывоза с полуострова очередной партии нелегального мяса… ему пересекли дорогу «большие люди».

«После прямой линии с Путиным, когда крымчане пожаловались на огромную очередь на переправе, систему контроля убрали вообще. Я считаю, что в таком развитии сюжета заинтересованы люди, занимающиеся контрабандой, в первую очередь — чиновники, сросшиеся с криминальным бизнесом», — говорит Гарначук. И добавляет: сегодня в Крыму можно найти любые продукты (и вправду, в Metro можно купить «запрещенку», а пицца «Четыре сыра» с настоящей горгонзолой подается в ресторане, всего в нескольких метрах от администрации Севастополя. — Д. Х.).

«Крым практически ничего не производит. За 23 года здесь убили все сельхозпроизводство. Раньше эта продукция поставлялась в Крым с материка — с Херсонской области, где существуют большие кластеры и природные условия для эффективного сельского хозяйства. Татары сумели организовать товаропроводящую цепочку: они покупали товар в Херсонской области и продавали его в курортных городах в Крыму. Когда граница закрылась, выяснилось, что на полуострове нет еды. И тогда через «черную дыру» начали провозить все что угодно и зарабатывать на этом миллионы. Товар из Украины, предназначенный для реализации в Крыму, согласно постановлению о создании свободной экономической зоны, идет на материковую Россию сквозняком — без НДСа и пошлин», — говорит Гарначук.


Михаил Шеремет (посередине) и Владимир Гарначук (справа). Фото из личного архива Гарначука

Сахарный Крым

Товар из Украины, который реализуется на крымском рынке, является легальным. Контрабандой он становится тогда, когда на этот товар наклеивается «левая» этикетка, выдается новый документ (переписывается история его происхождения) и он пересекает административную границу между Крымом и Краснодарским краем.

Депутат Государственного совета РК и руководитель крымского отделения ЛДПР Павел Шперов — единственный политик в Крыму, который сегодня публично занимается расследованием этой проблемы.

В июле этого года Шперов выявил пункт перегрузки сахара — на стоянке большегрузных машин в селе Изумрудное Джанкойского района. Именно там с мешков сахара срывали украинские этикетки и клеили российские. После «рокировки» товар грузился в российские фуры, водители которых уже имели на руках подложные документы на товар. Поскольку сахар в Крыму не производится, любая его поставка с полуострова на материк подпадает под определённые подозрения.

Но на Керченской переправе нет органа, который мог бы препятствовать вывозу нелегального товара. С контрабандой борется ФСБ, однако в ее задачу не входит останавливать каждую конкретную машину.

«Чисто гипотетически можно предположить, что сахар был завезен из Краснодарского края и вывезен обратно. Зачем? Например, потому что поставщик не рассчитал количество потребителей. Но такая «акция» может иметь только разовый характер. Ситуация, когда вывозятся около 10 тысяч тонн сахара в месяц, наводит на определенные мысли», — говорит Шперов. По словам депутата, в расчетах между украинскими поставщиками и российскими перекупщиками сахара используются наличные деньги. В обороте — миллионы долларов, которые «вымываются» из России. «Сахар вывозить выгоднее всего, потому что получается хорошая маржа (12—15 рублей с килограмма, четверть цены) из-за того, что не выплачивается таможенные сборы (они составляют от 370 тысяч рублей до 450 тысяч рублей с одной машины, в зависимости от ее загрузки)», — отмечает депутат.

Как патриот, Шперов настаивает, что контрабанда сахара бьет по российским сахаропроизводителям, контрсанкциям и действиям правительства по импортозамещению. «Все понимают, что сахар вывозится отсюда в лучшем случае украинского производства, в худшем — словацкого, румынского или венгерского. Но это уже генно-модифицированный продукт. Мы даже не можем быть уверены, что это на самом деле сахар. Цена вопроса — сотни миллионов рублей, но проблема не в деньгах: создана система, которая подрывает авторитет России. Какие-то люди пытаются выступить против страны», — сетует депутат.

 

«Они стояли и думали, как жить дальше»

Ввоз украинских товаров на территорию Крыма не запрещен. Если продукт был доставлен из Европы и официально растаможен на Украине, он может легально продаваться на полуострове. По словам Шперова, европейские продукты (в том числе «запрещенку») поставляют крупные торговые сети, однако масштаб «бедствия» не является критичным. Гораздо хуже, по его мнению, существование транзитной схемы ввоза товаров через Украину и Керченскую переправу в Россию. «Сегодня Крым — это Северный Кипр. С точки зрения мировой экономики — место, где всем хочется поработать, но боязно», — говорит Шперов.

Кроме контрабанды сахара депутату удалось пресечь нелегальный вывоз с полуострова десятков тонн овощей. Поставка картофеля сразу вызывала у него подозрение, поскольку Крым не является картофелеводческим регионом (то, что производится на полуострове, хватает только для внутреннего потребления). «Когда мы около Симферополя хлопнули первую серьезную партию овощей, — вспоминает элдэпээровец, — я приехал туда полюбоваться на результаты труда и попал на сборище коммерсантов.

Контрабандой занимаются бизнесмены с материка, а крымчане являются всего лишь техническими исполнителями.

На той встрече были люди на машинах с номерами разных российских регионов — весь наш Северный Кавказ, Воронеж, Москва. Но были и украинские номера. Люди стояли и думали, как жить дальше».

Гарначук намекает, что осведомленность Шперова и его интерес к теме контрабанды могут быть связаны с лоббированием бизнес-интересов. Сам Шперов рассказывает про «серьезную агентурную сеть», благодаря которой он держит контроль над ситуацией, — вот уже 22 года партия ЛДПР имеет свое представительство в Крыму. «Время от времени мы получаем информацию о передвижении подозрительного транспорта, — рассказывает Шперов, — и сообщаем об этом в правоохранительные органы. Многие на меня обиделись, потому что я лишил их куска хлеба, но для меня вопрос Родины (депутат специально настоял, чтобы мы написали это слово с заглавной буквы — Д.Х.) и присоединения к России — не пустой звук. Понятно, что контрабандой промышляют конкретные люди, но я не хочу, чтобы нас всех на материке считали нахлебниками, барыгами, которые питаются за счет Родины».

На вопрос, принимали ли контрабандисты попытки подкупить его, Шперов отвечает:

— Меня боятся. Есть мнение, что я немного безбашенный. Однажды пытались зайти через людей, интересовались, как долго я этим буду заниматься. Но, если честно, мне это дело доставляет удовольствие. Для зарабатывания денег у меня есть тысяча легальных способов.

Если верить Шперову, то контрабанда сахара сегодня полностью приостановлена, а правила ввоза товара на украино-российской границе ужесточены. Труднее контролировать нелегальный вывоз из Крыма овощей и фруктов, поскольку они не имеют опознавательных знаков — этикеток. «Масштабы контрабанды резко сократились после нашего расследования, — утверждает он. — Мы создали много шума и закрыли лазейки». При этом источники «Новой газеты» в правительстве Крыма сомневаются, что контрабанда, которая была зафиксирована чуть более месяца назад, сегодня полностью искоренена.

На прошлой неделе Аксенов заявил, что Крым готов к продовольственной блокаде со стороны Украины. «Мы не хотим нарушать связи хозяйствующих субъектов Украины и Крыма, все заинтересованы в том, чтобы работать. Но националисты, как всегда, хотят сделать что-то плохое республике», — сказал он. Это сообщение появилось в ответ на заявление украинского нардепа Мустафы Джемилева в 20-х числах сентября «мирно блокировать» транспортный поток в Крым.

 

«Мы же революцию делали на эйфории»

После истории с задержанием партии контрабандного мяса, в которой были замешаны высокопоставленные чиновники, и увольнением главы Минкурорта, Гарначука настойчиво попросили уехать из Симферополя. Тогда он перебрался в Севастополь (это разные субъекты Федерации) и сблизился с командой спикера Заксобрания Алексея Чалого.

«Вон, виднеется особняк Лебедева», — показывает один из активистов на часовню, что стоит на горе в Казачьей Бухте в Севастополе. «Мне рассказывали, что депутаты горсовета еще при Украине обиделись на экс-министра обороны: он обещал построить церковь для всех, а в итоге огородил ее забором», — с улыбкой произносит председатель севастопольской общественной организации «Золотое сечение» Иван Комелов.

Претензия местных жителей и общественников состоит в том, что Лебедев установил железный забор и преградил с его помощью доступ к морю. Для Крыма — это вообще больной вопрос. При Украине пляжи захватывали повсеместно: предприимчивые граждане закрывали их для частного пользования или же торговали доступом к морю.

Читайте также:

День Военно-морского флота сменился празднествами по случаю годовщины кончины крестителя Руси

«Мы же революцию делали на эйфории! — вспоминает Комелов. — Думали, вот войдем в состав России — и сразу все наладится, заработают законы и исчезнет коррупция. На деле все оказалось иначе. Мы засучили рукава и начали работу сначала».

Комелов, который в дни «Русской весны» отвечал за взаимодействие Координационного совета с прессой, сегодня продолжает поддерживать Алексея Чалого. Команда главного героя «Русской весны» пытается противостоять исполнительной власти Севастополя (отклонять законопроекты о незаконной национализации коммерческих предприятий, выражать недоверие первому заместителю губернатору, организовывать митинги против действий правительства), но с переменным успехом. Каждый раз, когда романтические патриоты делают шаг к мечте — «идеальной России», — на их пути встают «некомпетентные, чванливые и вороватые» чиновники (так называет их сам Чалый).

Особняк у моря — далеко не единственная претензия общественников к Лебедеву. Группа компаний «Парангон», принадлежащая ему, успела засветиться в скандальных застройках нескольких заповедных зон уже в последние полтора года. Команда Чалого обращает внимание на то, что экс-чиновник сегодня контролирует 50% строительства в городе. Именно с его приходом в министерство обороны Украины земли ведомства начали активно передаваться под коммерческие застройки.

 

Бинокль и тапочки

Катер с активистами и дружинниками пришвартовывается у скалистого берега. Нас встречает огромный крест золотистого оттенка, водруженный среди камней. Две пожилые женщины с детьми дошкольного возраста жалуются на грязный катер активистов «Чистого берега». «Гарначук — главный провокатор, — осведомленно произносит одна из них. — Вы всю неправду пишите. Мы живем тут неподалеку, возьмите у нас интервью».

В это время активисты «Чистого берега» уже поднимаются по железной лестнице наверх — прямо к особняку экс-министра. Около получаса они гуляют по парку «в стиле Людовика»: заглядывают в небольшую часовню, фотографируются на фоне кустов лаванды и растягивают плакат «Верните наш берег. Уберите заборы». Вместе с общественниками в «спецоперации» участвуют трое школьников из Москвы, приехавшие на каникулы в Крым. Они признаются, что время от времени приходят на скалы, чтобы «понырять», однако обычно охранник их гонит прочь, поскольку это «частная территория».

Через полчаса наших гуляний на горизонте появляется охранник с пистолетом в кобуре. Потом другой — без оружия и с украинским акцентом. Оба интересуются: «По какому поводу тут собрание?» —  и просят покинуть территорию («Мы же не приходим в ваш дом!»). Команда Гарначука объясняет, что проход должен быть свободным. В итоге обе стороны вызывают полицию, но никого из активистов не задерживают. Полиция довольствуется тем, что изымает оружие у охранника. Как выясняется, пистолет был изготовлен в Украине и запрещен к обороту в Крыму.

Позже экс-министр обороны Украины пожалуется на пропажу бинокля и тапочек. Лебедев напишет заявление о преступлении, совершенном Гарначуком «по предварительному сговору с Комеловым». Якобы активист «организовал и профинансировал незаконный сбор информации» о его частной жизни.

«Если бы был забор попроще, мы бы его спилили, а так — нужно ждать решения суда. Эта акция для привлечения внимания», — говорит Гарначук. И вспоминает, как в прошлом году активисты «Чистого берега» распиливали с помощью «болгарки» незаконные заборы по всему полуострову. Тогда еще в акциях протеста принимал участие его начальник и первый вице-премьер Михаил Шеремет.

Спустя полтора года борьбы на полуострове Гарначук не унывает. Он по-прежнему предлагает свою помощь в строительстве «идеальной России», но уже в городе-регионе Севастополе.

 

Севастополь — Симферополь — Москва

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera