Сюжеты

История одного участка

Корреспондент «Новой газеты» работал членом УИК, изнутри изучая технологию, согласно которой куется победа одной партии

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 101 от 16 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Евгений Титовсобкор по ЮФО

Корреспондент «Новой газеты» работал членом УИК, изнутри изучая технологию, согласно которой куется победа одной партии


Фото: Евгений Титов / «Новая газета»

На выборах Краснодарский край показал ожидаемые цифры. Губернатором стал единоросс Вениамин Кондратьев с официальным результатом 83,67% голосов, у коммуниста Николая Осадчего всего 7,85%. Такие же пропорции и по выборам депутатов городской думы. Однако на краснодарской УИК 20-58, где я выдавал и потом считал бюллетени, результаты совсем другие. И это несмотря на досрочное голосование, малое число пришедших избирателей и последующую схватку за копии протоколов.

В день выборов в УИК № 20-58 я пришел в половине восьмого утра. Это детская школа искусств в Юбилейном микрорайоне Краснодара. Члены участковой комиссии — учителя-музыканты, а я тут случайно: не хватало одного человека, депутат Госдумы от КПРФ Сергей Обухов предложил свою помощницу, а та из-за нехватки времени дала мой телефон.

В небольшом зале наблюдатели рассаживаются, словно на концерт. Около рояля скучают трое полицейских. Председатель УИК — директор школы искусств, дама советской закалки Татьяна Касьянова. Поручает мне опечатывать урны. Пломбы пластиковые: тонкий конец шнура надо пропустить в отверстия урны и затем в отверстие самой пломбы, после чего затянуть. Выглядит надежно, а сами урны — и стационарные, и переносные — прозрачные. Но торжественность момента подпорчена: у переносных не совпадают отверстия на корпусах и крышках. К счастью, завхоз находит ручную дрель. В 8 утра встаем под гимн России, а затем звучит музыка из «Звездных войн».

Комиссия обслуживает дома по улице Генерала Шифрина и бульвару Клары Лучко — элитные новостройки с дорогущими квартирами. В нагрузку — пара старых блочных многоэтажек по улице 70 лет октября. Из 14 членов комиссии лишь двое мужчин — я и аккордеонист Эмин. Картина вполне типичная, так что у российских выборов женское лицо.

Бюллетени выдают четыре члена УИК, включая меня.

В сущности, члены УИК — работники сервиса. С каждым избирателем приветливо здороваюсь, предлагаю сесть, благодарю за участие в выборах. А потом объясняю: «Вы имеете право внести в список серию и номер паспорта самостоятельно». Почти все доверяют это мне.

Читайте также:

Единый день голосования 2015 в сводках «Новой»

Голосовать приходит мужчина с двойным гражданством — России и Германии. «Двойного гражданства у вас быть не может», — уверена секретарь УИК, школьный завуч Наталья Воскресенская. Отказываем. Другая избирательница протягивает мне свой паспорт, но хочет голосовать еще и по паспорту мужа. «Я за «Единую Россию», вам разве голос не нужен?» — шепчет женщина. Выдаю бюллетени, но только на нее одну.

Другая избирательница зарегистрирована в станице Засовской, хотя живет, по ее словам, через дорогу. Не получив от меня бюллетеней, хватается за голову: «Как же я их сфотографирую? Меня ж начальница прибьет». Судя по репликам избирателей, голосование «для начальника» — вещь не такая уж редкая.

Из 2206 списочных избирателей к трем часам дня не проголосовало и двухсот.

Часто в кабинку для голосования заходят по двое. Когда просишь одного выйти, начинают спорить: «мы муж и жена» или «не ваше дело». Увидев полицейских, все же выходят.

Подслеповатая бабушка заходит в кабинку с какой-то женщиной, вызывая спор оппозиционного наблюдателя с секретарем УИК. Наблюдатель требует соблюдать закон, а секретарь считает, что «бабушке надо помочь, это человечно». Если по закону, то такой избиратель должен уведомить комиссию, что нуждается в посторонней помощи. И затем данные помогавшего вносятся в список избирателей вместе с данными голосовавшего.

Наблюдатель от кандидата-коммуниста Наталья Калиновская не позволяет скучать. Председатель и секретарь с ней спорят по каждому поводу: о печати кандидата на направлении, о праве наблюдателя свободно ходить по участку, о расстоянии от наблюдателя до избирательных списков и т.д. Чаще побеждает Калиновская. Жару дает и наблюдатель от «Справедливой России» Игорь Долженко, постоянно вникающий в количество бюллетеней, выданных в том числе и мне.

Радуют пирожки по 6 рублей и чай по 7. Буфет организован в артистической комнате, на старинном фортепиано, накрытом белой скатертью. После пяти вечера время течет нестерпимо медленно, голосовать почти не идут. «У вас урны не по фэн-шую, — наезжает на меня пожилая избирательница. — Вы их поставили в зону катастрофы. А надо в зону благополучия, где у вас полиция».

Заходит некий отец Александр в рясе, члены УИК начинают креститься. Выясняется, что это не его участок.

Ровно в 20.00 председатель закрывает двери. Пересчитываем оставшиеся бюллетени. Затем работаем со списками. Внизу каждой страницы есть графы: сколько на странице избирателей и сколько из них проголосовало. «Если на странице нет голосовавших, ничего не пишем», — поясняет председатель. Я не соглашаюсь, ведь в незаполненную графу позже можно вписать любое количество. На пустых страницах в графах ставлю ручкой прочерки.

Число проголосовавших все члены УИК пишут одной цифрой, без нуля впереди. Я вновь не согласен: если цифра одна, позже к ней можно дописать другую. Потому вместо «2» пишу «02», вместо «3» — «03». И лишь после этого ставлю на странице свою подпись и инициалы.

По спискам считаем количество проголосовавших досрочно. Возникает странное соотношение. У меня в списке было наибольшее количество избирателей — 772, из них досрочно голосовали двое. У моей соседки в списке тоже двое «досрочников», у другого члена УИК — вообще один. А вот у четвертого члена УИК, представителя «Единой России», их сразу 15. Откуда?

Перед подсчетом голосов наблюдатель Наталья Калиновская просит председателя вначале пересчитать бюллетени проголосовавших досрочно. Оказывается, это невозможно: они с утра находятся в общей урне и не проштампованы с обратной стороны, хотя по федеральному закону штамповать положено. Председатель же ссылается на краевой закон, который в данном случае штамповать не обязывает.

«Может ли краевой закон быть выше федерального?» — мой вопрос прокуратуре.

Потом сдвигаем столы и вываливаем бюллетени. Проголосовало 295 человек. У нынешнего и.о. губернатора единоросса Вениамина Кондратьева 67% голосов. Коммунист Николай Осадчий получил 16%. Что касается городской думы, по партийным спискам «Единая Россия» получила 47,8%, а КПРФ — 23,7%. А если взять одномандатников, у единоросса 54,4%, а у коммуниста — 15,2. И это совсем не та «всенародная поддержка власти», о которой трубят краевые СМИ.

После подсчета голосов председатель Татьяна Касьянова не выдает нам копии протоколов: «Ждем отмашку из ТИКа». Через два часа ожидания звоню в ТИК «Западная», но там уверяют, что никаких отмашек не дают. Вскоре раздается телефонный звонок, председатель берет трубку: «Да… Прям как есть выдавать?» После этого начинают составлять протоколы. Копии получаем в половине третьего ночи.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera