Сюжеты

Этот поезд в огне

Иркутские выборы: политический ландшафт России не изменился, но намек на то, что это вполне возможно, вышел зримый и весомый

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 101 от 16 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей ТарасовОбозреватель

Иркутские выборы: политический ландшафт России не изменился, но намек на то, что это вполне возможно, вышел зримый и весомый


Временно исполняющий обязанности губернатора Иркутской области Сергей Ерощенко во время голосования
Фото: Алексей ГОЛОВЩИКОВ / ТАСС

Лесные пожары на Байкале, как рапортует Рослесхоз, к сегодняшнему дню локализованы, но полтора миллиона гектаров огнем пройдены, и Байкалу прежним уже не быть. А значит, и местному народу. Бедствие не могло не отразиться на умонастроениях: в двадцати одном регионе России проходили прямые выборы губернаторов, и только в Иркутской области действующий руководитель — не самый отвратительный, сразу заметим, — не сумел выиграть. Второй тур назначен на 27 сентября.

Надо полагать, на это мятежное возгорание в зашкуренной плоскости страны Кремль обратит куда большее внимание. Поскольку политический ландшафт России если разом и не изменился, то намек на то, что это вполне возможно, вышел вполне зримый и весомый. В прошлом году, напомню, единый кандидат от оппозиции и коммунист Анатолий Локоть выиграл выборы мэра Новосибирска — третьего в России по величине города (сейчас «Единая Россия» на выборах в новосибирское Заксобрание по партийным спискам получила — 44,5% голосов, правда, подавляющее большинство ей обеспечат одномандатники).

Для победы в иркутских губернаторских выборах необходимо набрать больше 50% голосов. 13 сентября Сергей Ерощенко получил 49,6%. Соперник, кандидат от КПРФ, зампредседателя Комитета Госдумы по энергетике Сергей Левченко, — 36,6. В самом Иркутске Ерощенко проиграл коммунисту почти 25% (30 против 55). Нет у Ерощенко однозначного выигрыша и в других важнейших городах региона, перевес ему пока дало лишь село (и то не все районы). Провалилась «Единая Россия» и на других выборах в Прибайкалье — руководителей Усть-Кутского, Братского, Нижнеилимского районов.

Накрывшая регион космических размеров беда, конечно, не единственное, что вызвало такой результат. Иркутяне припомнили Ерощенко и отмену выборов мэра и много чего еще — нет смысла все перечислять, учитывая редкую самонадеянность режима. Ему казалось, теперь можно все. Практически все возможное и невозможное здесь и происходило по указанию или при потворстве власти — как, впрочем, в России почти везде. Но пока только здесь эта «ордынская» политика закончилась вселенскими пожарами.

И это рассерженный Иркутск на выборы еще не пришел — явка на городских участках уступает сельской в разы. «Движуха», вызванная объявлением второго тура, может привлечь горожан. Ерощенко, вычерпавшему ресурс дисциплинированного сельского избирателя-традиционалиста, расти особо некуда. У Левченко перспективы кажутся шире. Тем паче что есть еще более 10% голосов, преимущественно «протестных», которые 13 сентября поделили меж собой два кандидата-аутсайдера — Лариса Егорова (СР) и Олег Кузнецов (ЛДПР). Вообще-то те выступали на выборах спойлерами, назначенными областной властью.

В одной из богатейших и потенциально благополучнейших областей России есть еще нечто, работающее против нынешней «вертикали», — фактор Ножикова. Юрий Абрамович умер не так давно — в 2010-м, ему поставили в Иркутске памятник. В новейшей истории России это был самый яркий и, возможно, лучший российский губернатор. Он отстаивал, чего бы это ему ни стоило, интересы тех людей, которые его избрали. Сегодня таких нет. И Иркутску после Ножикова, ушедшего добровольно в отставку в 1997-м, на губернаторов не везло. Их всех сравнивали с ним, и все проигрывали.

Как-то сибирский журналист Игорь Труфанов сказал, что все этапы постперестроечного развития России можно передать тремя фамилиями иркутских губернаторов, которые последовательно сменяли друг друга: Ножиков, Говорин, Тишанин… Потом были еще варяги, их фамилии уже стираются, — ни один из них не доработал первый срок. Ерощенко — местный, из бизнеса, руководитель холдинга «Истлэнд»; в 2011-м возглавил областное отделение партии «Правое дело», в 2012-м на президентских выборах выступал доверенным лицом Михаила Прохорова. Потом — реальная власть и, соответственно, ЕР. Его первый срок закончился бы в 2017-м, но Кремль с его подавляющей самоуверенностью решил пропустить Ерощенко через выборы. А они вдруг получились конкурентными.

Вместе с тем самоуверенность эту можно понять: и Левченко, безусловно, системный политик, в путинском кадровом резерве. На выборах в 2001 году Борис Говорин, тогда иркутский губернатор, в первом туре набрал 45%, Левченко — 23,9. Во втором у него вышло 45,3, и он уступил победу Говорину с его 47,6%.

Как бы то ни было, иркутская история — не казус, а закономерное следствие реальных процессов в стране. Хорошая новость в том, что в преддверии думских выборов эту историю ретушировать опасаются.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera