Сюжеты

Эльфы президента

«Общероссийский народный фронт» (ОНФ) начали готовить к президентской кампании 2018 года, а значит, россияне станут все чаще видеть «фронтовиков» в новостях. Какую функцию выполняет ОНФ в российской политике сегодня?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 102 от 18 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Анна Байдаковакорреспондент

«Общероссийский народный фронт» (ОНФ) начали готовить к президентской кампании 2018 года, а значит, россияне станут все чаще видеть «фронтовиков» в новостях. Какую функцию выполняет ОНФ в российской политике сегодня?


Фото: Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»

«Общероссийский народный фронт» был создан в 2011 году и вскоре вышел на первый план официальной политической повестки: перед выборами в Думу 2011 года ОНФ участвовал в составлении списков «Единой России», а перед последними президентскими выборами было объявлено, что в своей кампании Путин будет опираться на «фронт», а не на партию власти, рейтинг которой катился вниз. Спустя четыре года после своего создания ОНФ из политического фронта превратился в тыл. Его удел — критиковать бюрократию в дозволенных пределах. Но к выборам-2018 ОНФ вновь может стать основным орудием, охраняющим дорогу Владимира Путина к своему пятому сроку во власти.

Пока ОНФ остается относительно непопулярным у россиян. По данным опроса Левада-центра, опубликованным 7 сентября, знают о существовании движения около 54% опрошенных, из них 60% оценивают его деятельность положительно. Впрочем, это самые высокие показатели ОНФ с момента основания, замечают аналитики «Левады». Судя по всему, к президентским выборам 2018 года популярность путинского «фронта» должна достичь более внушительных цифр, и работа над этим уже идет.

В ближайшее время мы, по всей видимости, будем слышать об инициативах и успехах ОНФ все больше. 6—7 сентября движение провело в Москве форум «За качественную и доступную медицину», куда приехали Владимир Путин, министр здравоохранения Вероника Скворцова и другие профильные чиновники — репортажи появились во всех официальных СМИ. Кроме того, за последний месяц несколько близких к Кремлю политологов по-разному напоминали публике о президентском «фронте». Например, в конце августа Алексей Чадаев воспел ОНФ в газете «Известия» как собрание «новых людей», что поднимут нашу экономику и дадут здоровую встряску власти. Позже, уже после медицинского форума, глава Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов на сайте РСН сообщил, что ОНФ не боится браться за самые острые социальные проблемы и вообще «идет на «войну».

9 сентября близкий к администрации президента Институт социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ) представил рейтинг самых активных «законотворцев» Госдумы. Авторы исследования подчеркивают, что в списке увеличилось число представителей ОНФ: если в прошлом году в рейтинг вошел только Михаил Старшинов, то в этом также Виктор Климов (законопроекты о поддержке малого бизнеса), Вячеслав Лысаков (права автовладельцев и транспортно-парковочная инфраструктура) и Ольга Тимофеева (региональные СМИ и рост родительской платы в детских садах).

При этом постоянно подчеркивается, что ОНФ — это не политическое движение, а социальное, и оно принципиально не принимает участия в выборах. Несколько лидеров региональных отделений ОНФ подтвердили «Новой газете», что отдельные члены «фронта» могут баллотироваться в органы власти, но не под флагами движения, а ОНФ не будет поддерживать такие кампании. При этом как раз имидж «фронтовиков» мог бы добавить таким кандидатам очков, собрав голоса лояльных власти избирателей в тех случаях, когда «Единая Россия» не выдвигает своих кандидатов из-за низкой популярности в регионе. «Это может стать опознавательным знаком: есть избиратель, который хочет видеть аутентичного кандидата от власти, чтобы, не дай бог, не проголосовать за какого-нибудь «белоленточника», — считает политолог Алексей Макаркин. — Принадлежность к «фронту» — это знак, что человек надежный, сотрудничает с властью. Но я не уверен, что ОНФ будет поддерживать кого-то из кандидатов на региональных выборах. Его готовят к 2018 году, к президентским выборам».

В 2018 году Владимиру Путину нужно будет вновь продлить свое 15-летнее пребывание у власти. Тогда масштабное всероссийское движение разноуровневых активистов, которые в один голос заявляют о безусловном доверии вождю, поможет мобилизовать сторонников и нейтрализовать критику противников. «Функция ОНФ — поддерживать путинский политический капитал, дистанцируя его от «Единой России», когда Путину это выгодно, когда партия становится для него грузом, — и эта идея их параллельности работает, — замечает политический обозреватель Кирилл Рогов, до недавнего времени — ведущий научный сотрудник Института экономической политики имени Гайдара (7 сентября Кирилл Рогов в эфире «Эха Москвы» сообщил, что был уволен из Института экономической политики имени Гайдара за публикацию «Can «Putinomics» Survive?» на сайте экспертного центра «Европейский совет по международным отношениям»). — Создается иллюзия, что лидер объединен с нацией без посредничества формальных структур. «Единая Россия» — это бренд режима, а ОНФ — личный бренд популистского лидера. Так же как Путину нужен премьер, который берет на себя экономические неудачи, так и с партией, которая берет на себя политические промахи в региональном разрезе».

Пока ОНФ играет роль своеобразной безопасной «оппозиции», помогая выпускать пар народного гнева под контролем властей, считает Алексей Макаркин. «Народу не хватает людей, которые не представляют государственную власть, но имеют некие государственные полномочия. И вот появляются такие люди, которые говорят, что реформу здравоохранения надо поправить, вот этот тендер надо отменить и так далее. Оппозиции гораздо труднее добиться результата, и ОНФ перехватывает у нее повестку. Люди же хотят, чтобы именно власть им что-то исправила. Только когда их везде отфутболят, они идут к оппозиционным активистам. Но там и посадить, и побить могут, а в «Народном фронте» ты можешь выступать в качестве контролера власти и одновременно быть ей лояльным, как в Комитете народного контроля во времена СССР, — и результат будет выше, и так гораздо комфортнее. Уже были случаи, когда люди работали вместе с оппозицией, чтобы, допустим, спасти свой сквер. Идет мощная общественная кампания, наконец власть прогибается и говорит: «Хорошо, сквер оставляем, но с оппозицией вы больше не работаете», — и люди соглашаются. А тут даже не надо связываться с какими-то странными людьми, ты можешь сразу пойти в «Народный фронт».

Макаркин не одинок в своих оценках. «Задача ОНФ — снимать груз бюрократической ответственности с верховной власти, а если они будут залезать в выборы, где уже есть какие-то расклады в верхах, то могут испортить все дело, — говорит Юрий Крупнов, член федерального совета «Партии дела» и участник отдельных проектов ОНФ. — Можно критиковать ветхое жилье, и все очень аккуратно переводится на глав строительных компаний, максимум на мэров — как будто нет региональных руководителей. Это и есть уровень разрешенной общественной активности, когда можно нападать на тех, на кого безопасно». Крупнов участвовал в экспертизе ОНФ, когда «фронт» проверял исполнение программы по обеспечению жильем многодетных семей, — и разочаровался. «В итоге все свелось к тому, что в одной области — плохой мелкий чиновник, в другой — плохой подрядчик, а в реальности-то провалило программу правительство».

Впрочем, бывают и крупные мишени. В 2014 году после критики со стороны ОНФ были отправлены в отставку губернаторы Челябинской, Волгоградской и Брянской областей, в 2015-м — губернатор Сахалина Александр Хорошавин. Этой осенью «фронтовики» целятся уже и в министра: на медицинском форуме в присутствии Владимира Путина они раскритиковали работу министра здравоохранения Вероники Скворцовой. Скворцова, в свою очередь, не согласилась с частью тезисов ОНФ, но признала, что недостатки в работе есть, и выразила готовность работать над ошибками «вместе с «Народным фронтом». На этот раз атака ОНФ, скорее всего, не приведет к серьезным проблемам для министра, и тем более к отставке, считает Алексей Макаркин. Разве что будут локальные корректировки медицинской реформы.

Вряд ли «фронтовики» могут произвольно выбирать, кого критиковать, считает Макаркин, но и вряд ли Кремль присылает им прямые указания на этот счет: «Вполне возможно, что руководство «фронта» советуется с администрацией президента о том, что в текущей политике реально можно подкорректировать, и для этого есть ресурсы — без координации с властью это выяснить невозможно». Внутренние чистки бюрократии могут раскалывать и деморализовать элиты, но политический капитал Путина при этом только растет, — парадоксальная, но работающая стратегия к следующим президентским выборам.

Как говорит главный герой книги Майкла Доббса «Карточный домик», по которой был снят знаменитый сериал, «государственный муж нуждается в помощниках — в маленьких эльфах и феях, выполняющих его поручения». Роль таких эльфов для Владимира Путина сыграют активисты «Общероссийского народного фронта». Но чтобы перед выборами 2018 года у них было достаточно сил убедить всех в превосходстве своего босса, вероятно, потребуются еще форумы, доклады и отставки.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera