Сюжеты

Если папа болен…

Дети, старики, кошечки, деревья… Так выглядит «рейтинг» российской благотворительности. Взрослые в этой цепочке занимают пятое место

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 102 от 18 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

 

Дети, старики, кошечки, деревья… Так выглядит «рейтинг» российской благотворительности. Взрослые в этой цепочке занимают пятое место

Живой

Давайте придумаем семью: бабушка, дедушка, папа, мама, ребенок и кот. Представим себе, что кто-то из них тяжело заболел. Настолько тяжело, что нужна дорогостоящая операция и собственными силами семье не справиться. Если несчастье случилось с малышом, ему будут готовы помочь 83% пользователей интернета. Если с дедушкой-бабушкой — 53%. Вы сейчас решили, что на третье место для жертвователей выходят папа с мамой? Нет, в первую тройку проектов помощи взрослые не входят. Это место занимает кот: 43% пользователей интернета готовы помогать животным. На четвертое место жертвователи ставят экологические проекты, и только на 5-е — того самого человека, который еще не стар, но уже и не ребенок. Таковы данные совместного исследования проекта «Добро Mail.ru» и ВЦИОМа. Вывод получается парадоксальный.

— Взрослые — самая социально не защищенная прослойка в нашей стране. Когда страдают люди, которым от 18 до 60 лет, выясняется, что помочь им некому, — говорит директор фонда «Живой» Виктория Агаджанова.

«Живой» — единственный в стране благотворительный фонд, специализирующийся на помощи взрослым. В сентябре ему исполнилось 5 лет, совсем еще «малыш». Хрупкий настолько, что помощь, к примеру, онкологическому больному его просто тащит на дно, как утопающий неумелого спасателя. Выбивает все средства. Но фонд «Живой» — жив тем не менее. Его помощь неоценима, когда речь идет о суммах не таких астрономических, каких требует лечение рака. Речь о жертвах автомобильных аварий, сбитых пешеходах, ныряльщиках, получивших серьезные травмы… Бывают случаи и пострашнее.

 

Беспомощный взрослый

Семья из Подмосковья: муж, жена, шестилетний сын и шестимесячная дочь. Развод: жена нашла другого. Возможность видеться с родными детьми для папы, слесаря Валерия Грачева, сужается с каждым днем. Но он — папа, и делает все возможное, чтобы увидеть своих малышей. Вот дедушка забирает из садика его сына, и Валерий успевает подскочить к нему с подарком. Подарил машинку с пультом управления. А наутро по телефону сын сказал папе, что утром он проснулся, а машинка разбита! А когда он засыпал, была цела. Валерий подарил сыну часы наручные, а потом снова услышал, что этот подарок отобрал у малыша «новый мамин дядя». Малыш плакал в телефонную трубку. И папа пошел разбираться. «Дядя» вышел к нему с пакетом в руках, подошел очень близко, и с той минуты папа ничего не помнит. В пакете был нож, которым «дядя» нанес Валерию 10 ножевых ранений — в печень, в голову, в селезенку, в позвоночник. Сорокалетний мужчина очутился в инвалидном кресле.

«Я оказался совсем один», — написал Валерий Грачев в фонд «Живой».

— История так меня поразила, что я, не раздумывая, написала пост на сайт фонда и распространила его по всем известным социальным сетям. Здоровый, крепкий рабочий человек, отец, попытался защитить своего ребенка от психологического насилия… и превратился в инвалида, — рассказывает Виктория Агаджанова. — Каждые пять минут после этого начал отзываться телефон — отправлено пожертвование. Очень быстро мы набрали сумму для реабилитационного лечения Валерия. Он сейчас находится в санатории в крымском городе Саки — это мекка для спинальников. Но далеко не всем удается так быстро и легко помочь. Есть зависшие просьбы о помощи, и я, наверное, никогда не смогу понять, почему этим людям помощь идет в час по чайной ложке…

Уже 10 месяцев висит на сайте фонда просьба помочь студенту из Саратовской области Антону Дубовицкому. Ему скоро защищать диплом в Московском технологическом институте на факультете информатики и автоматизации. У него хронический рецидивирующий многоочаговый остеомиелит, травматическое повреждение спинного мозга. Надежду на то, что парень встанет на ноги, дали врачи подмосковного реабилитационного центра «Три сестры», куда Антон попал в конце 2013 года. Там за две недели реабилитации он, не способный после травмы на протяжении 10 лет ступить и шагу, начал проходить самостоятельно около 30 метров, опираясь на ходунки!

Врачи «Трех сестер» ждут Антона на повторный курс реабилитации, у него есть все шансы научиться ходить без опор. Фонд объявил необходимую сумму — 275 100 рублей. Деньги собирают седьмой месяц.

Примерно о такой же сумме шла речь и в случае со Светланой Тепловой из Нижнего Новгорода, для нее собирали деньги почти полгода.

— Это удивительная женщина с удивительно крепкой семьей. Три женщины, ее мама, она сама и ее 17-летняя дочь, сделали невозможное, — рассказывает Виктория Агаджанова. — Силы нашлись победить рак. Лечение длилось шесть лет, дочка выросла под знаком борьбы с болезнью мамы. И она же написала нам, что после лечения у мамы пострадал мышечный корсет, не может ходить, и ей нужна хорошая реабилитация.

Деньги собрали.

 

Перепост животворящий,

или Монолог директора фонда «Живой» Виктории АГАДЖАНОВОЙ

— У нас уникальный фонд, его учредителями выступают директора других благотворительных фондов, которые многие годы занимаются в стране сбором помощи детям. Когда их подопечные выросли, но некоторым из них по-прежнему нужны были средства на дорогостоящее лечение, обнаружилась вот эта щель: у нас нет специального фонда для взрослых. Первым директором фонда «Живой» была Таня Константинова, ей удалось сделать невероятно много. Уже в 2013 году она практически в одиночку собрала 12 миллионов рублей нуждающимся. По сравнению с тем, что делают другие фонды, — это капля в море. Но, как шутит Катя Бермант, директор фонда «Детские сердца», «надо быть трехлетней красавицей с косичками, чтобы деньги для тебя пришли быстро». Я вынуждена это подтвердить: даже детям деньги собираются медленнее, если они на фото выглядят не очень красиво. Эта эмоциональная, импульсивная помощь приводит к тому, что страна занимает 127-е место в мировых рейтингах благотворительности. Мы все мечтаем о том времени, когда благотворительность станет уделом разума. Разумная ответственность в том, что ты помогаешь разным фондам пусть небольшой суммой, но на постоянной основе, регулярно. Конечно, нам хочется в первую очередь помочь детям и старикам. Но если не помогать тяжело заболевшему взрослому, исчезнет то звено, та опора, на которой в семье держится все, и старики попадут в дом для престарелых, дети — в детский дом.

Я пришла в фонд спустя 8 месяцев после ухода Тани Константиновой. Фонд был на грани закрытия, испортить уже было ничего нельзя, поэтому я так бесстрашно согласилась за него взяться. Это произошло в апреле 2014 года, я как раз решила закрыть свой цветочный бизнес.

За первый год работы в «Живом» мне удалось собрать около 1,5 миллиона рублей. В этом году уже собрано 10 миллионов —  это значит: примерно 15 человек в год мы спасаем.

Ежедневно фонд получает около двух десятков писем, в каждом — трагедия. Есть письма «не по профилю»: по уставу мы не имеем права помогать иностранным гражданам, не оплачиваем лечение за рубежом, не берем тех, кто младше 18 и старше 60 лет, потому что для этих возрастных категорий есть свои специальные фонды. А для взрослых непенсионного возраста — только мы.

Спасибо большое Мите Алешковскому, Анне Семеновой, нашему общему благотворительному ресурсу «Нужна помощь»: они собрали для нас сумму, которой хватит на год административных расходов. У меня с августа появилась наконец возможность нанять на работу второго сотрудника, помощницу. До этого я была грузчик, водитель, директор — в одном лице… Нам очень нужны волонтеры в разных городах России, потому что часть проблем решается на местах: не дают справку или направление на госпитализацию, или инвалидную коляску, положенную по реабилитационной программе. У нас есть такие люди, но их мало. Например, замечательная Алла Губина из Липецкой области. Если бы не она, то для нашей подопечной Ирины Стекленевой, получившей тяжелые травмы в автоаварии, жизнь могла сложиться самым грустным образом. Врачи ей предрекали полную неподвижность. Алла Губина, сиделка, прошла с Ириной все круги чиновничьей медицины, достучалась до всех, мы помогли собрать деньги на реабилитацию.

Каждое утро я проверяю поступившую помощь. За ночь многое может измениться как в одну сторону, так и в другую. Например, однажды я проснулась и не поверила своим глазам: гигантская сумма сбора на нашего подопечного закрыта! Это перепосты, деньги собираются в 10 раз быстрее, чем обычно. Великая сила одного движения пальца: нажал кнопку «Поделиться» —  и все!

 

Как помочь?

Электронный адрес фонда — livefund.ru
Отправьте SMS со словом «Живой» и суммой на номер 7715 или 3443 (например: «Живой 300»).

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera