Расследования

Кубометры абсурда

Расследуя дело о хищении леса в Иркутске, СКР признал, что Навальный не мог украсть его в Кирове

Фото: «Новая газета»

Политика

Расследуя дело о хищении леса в Иркутске, СКР признал, что Навальный не мог украсть его в Кирове


Фото: РИА Новости

Продажа за 6,7 миллиона рублей 18 тысяч кубометров пиломатериалов и леса, приготовленного для контрабанды в Китай и реальной рыночной стоимостью не менее 30 миллионов рублей,  по мнению генералов Следственного комитета России, — не преступление. При этом даже уборщицы, дворники  и сантехники, обслуживающие центральный аппарат СКР, знают, что Алексей Навальный и Петр Офицеров совершили преступление, купив 10 тысяч кубометров круглого леса за 14,5 миллиона рублей и нанеся ущерб «Кировлесу» на сумму 16 миллионов рублей.

 

Как сотрудники МВД разоблачили контрабандистов

Летом 2013 года иркутская полиция провела спецоперацию и обезвредила преступную группу, занимавшуюся контрабандой добротного сибирского леса в Китай. Оперативникам удалось выяснить районы Иркутской области и Забайкальского края, где работали «черные лесорубы», где распиливался, обрабатывался и складировался товар перед отправкой за границу, схемы и каналы переброски контрабанды в Китай. Деятельность международной преступной группы, состоявшей из граждан России и Китая, оказалась настолько масштабной, что на помощь иркутским коллегам прибыл десант из Следственного департамента МВД России — три десятка сотрудников полиции во главе со следователем по особо важным делам 2-го отдела управления по расследованию организованной преступной деятельности и коррупции Евгением Герусом. Именно в его производстве оказалось уголовное дело № 57345, возбужденное по части 3 статьи 226.1 (контрабанда стратегически важных ресурсов, предусматривает наказание от 7 до 12 лет лишения свободы).

Московские сотрудники МВД быстро и профессионально провели огромный объем работы. Нескольких участников ОПГ отправили этапом в Москву, где Тверской райсуд вынес постановления об аресте подозреваемых в контрабанде и содержании их в «Матросской Тишине».

На базах в Иркутске, в Осинском и Чунском районах Иркутской области были изъяты заготовленные пиломатериалы и круглый лес. Официально — более 18 тысяч кубометров. Хотя в репортаже программы «Время» прозвучала другая цифра — более 40 тысяч кубометров. Сколько леса и пиломатериалов было изъято на самом деле, сегодня уже никого не интересует. Но доподлинно известно, что 20 августа 2013 года следователь Герус вынес постановление о признании 18 тысяч кубометров леса и пиломатериалов вещественными доказательствами по уголовному делу №57345.

Через месяц, 20 сентября, следователь Герус вынес новое постановление. О передаче вещдоков на ответственное хранение территориальному управлению Росимущества по Иркутской области. В этом же документе было указано, что до 4 октября лес и доски необходимо продать (чтобы не успели сгнить), а вырученные средства перечислить на спецсчет МВД России. К тому времени уже была проведена экспертиза, согласно которой цена изъятых 18 тысяч кубометров леса и пиломатериалов — 6,7 миллиона рублей.

Иркутское управление Росимущества выполнило поручение следователя Евгения Геруса. Лес и пиломатериалы стремительно продали, а 6,7 миллиона рублей перечислили на спецсчет МВД.

Изъятие и продажа леса и пиломатериалов проходили в то самое время, когда вступил в силу приговор по другому «лесному делу» — в отношении Алексея Навального и Петра Офицерова, — и из всех телевизоров и радиоприемников репортеры бодро рассказывали, что подельники умыкнули 10 тысяч кубометров леса, причинив ущерб «Кировлесу» на сумму 16 миллионов рублей (подробности см. в «Новой», № 102 от 18 сентября 2015 г.). Всей стране рассказали, что 10 тысяч кубометров кругляка стоят не меньше 16 миллионов рублей. И на таком информационном фоне в Иркутске никого не смутила продажа всего за 6,7 миллиона рублей 18 тысяч кубометров даже не кругляка, а подготовленных на экспорт пиломатериалов.

Читайте также:

Иск из лесу вышел. «Кировлес» потребовал взыскать с Навального и Офицерова 16 миллионов рублей

 

«Открытие» адвоката Дмитриева

История с продажей по дешевке 18 тысяч кубометров пиломатериалов и леса никогда не получила бы огласку, если бы не иркутский адвокат Дмитрий Дмитриев. Он представляет интересы одного из россиян, подозреваемых в контрабанде. Изучая документы следствия, адвокат обратил внимание, что цена продажи вещдоков сильно занижена. Речь ведь шла не просто о круглом лесе. Большая часть вещдоков представляла собой доски, распиленные по международным стандартам и приготовленные для контрабандного экспорта в Китай.

Перед Дмитриевым встала дилемма. С одной стороны, чем ниже оценка ущерба, тем меньше будет гражданский иск, который будет предъявлен его подзащитному и другим фигурантам уголовного дела №57345 в случае обвинительного приговора. Но, с другой, как адвокат мог отмолчаться, если в его распоряжении оказались документы, из которых, по его мнению, следовало, что было совершенно преступление: вещдоки были реализованы в несколько раз дешевле реальной рыночной стоимости. Гражданская позиция адвоката Дмитриева взяла верх, и он обратился в Следственный комитет России с заявлением. Там его обращение досконально проверили, и  6 июня 2014 года по факту продажи леса и пиломатериалов по заниженной цене управление СКР по Иркутской области возбудило уголовное дело № 60770. Следователь СКР по особо важным делам Скосырский квалифицировал преступление по части 4 статьи 159 УК РФ («Мошенничество»). Следствие длилось почти год, но 6 мая 2015 года уголовное дело, возбужденное следователем Скосырским, было прекращено в связи «с отсутствием события преступления».

— Не сомневаюсь, что решающим фактором здесь стало то, что изъятые доски и кругляк хранились на базах, принадлежащих ОАО «Восточно-Сибирское речное пароходство» (ВСПР), — рассказал «Новой» адвокат Дмитрий Дмитриев. — А в Иркутске ни для кого не секрет, что ВСРП принадлежит губернатору области Сергею Ерощенко. И в СКР, похоже, испугались, что при дотошном расследовании уголовного дела №60770 ниточки могли привести к губернатору. Не сажать же его из-за такой мелочи….

В чем Дмитриев прав, вещдоки действительно хранились на базах ВСПР. А вот насчет того, что компания принадлежит губернатору, адвокат заблуждается. По данным ЕГРЮЛ, до того как возглавить Иркутскую область, Ерощенко действительно был аффилированным лицом ВСРП. Но, перейдя на госслужбу, ушел из бизнеса. Сегодня ВСРП руководит Анна Ерощенко, дочка губернатора.

 

Как в СКР забыли «лесное дело» Навального

Адвокат Дмитриев не успокоился. И написал несколько обращений, в том числе и депутату Госдумы Сергею Левченко. Левченко обратился с депутатским запросом к главе СКР Александру Бастрыкину. И очень быстро получил ответ от первого заместителя СКР генерал-полковника Василия Пискарева, который сообщил, что по поручению Бастрыкина рассмотрел депутатский запрос «о необъективном расследовании уголовного дела №60770». И что уголовное дело прекращено иркутским управлением СКР, куда Пискарев и переправил запрос Левченко. Но пообещал проконтролировать «объективную проверку приведенных доводов».

Через две недели Левченко получил ответ, подписанный руководителем иркутского управления СКР генералом Андреем Буневым. В ответе генерал старательно переписал постановление о прекращении уголовного дела № 60770, так и не опровергнув доводы, приведенные в запросе депутата Госдумы.


Посмотреть полностью можно по ссылке тут.

Заключение эксперта, оценившего в 6,7 миллиона рублей вещдоки, по мнению генерала Бунева, «достоверно с учетом проведенного исследования анализа цен» (на рынке лесной продукции). Реализовала вещдоки фирма, у которой был договор с иркутским управлением Росимущества (а то, что де-факто это была прокладочная фирма с уставным капиталом в 10 000 рублей и которая вскоре после продажи конфискованного леса затеяла процедуру банкротства, генерал Бунев предпочел не заметить).

Очень неожиданно звучит оценка генералом СКР огромной разницы между ценой реализации вещдоков и реальной стоимостью леса и пиломатериалов. В ответе депутату Госдумы Бунев написал:

«Органы следствия не могут расценивать разницу в определенных рыночных ценах лесоматериалов, как фактически причиненный ущерб, поскольку данная разница в цене является упущенной выгодой, то есть неполученными доходами, размер которых заранее определить невозможно».

Невольно вспоминается «лесное дело» Навального. Там даже экспертизу не проводили. А признали «нанесенным ущербом» все 16 миллионов рублей, за которые были проданы 10 тысяч кубометров леса, купленные у «Кировлеса» за 14,5 миллиона.

Теряюсь в догадках. В каком из «лесных дел», в иркутском или деле Навального, позиция Следственного комитета России основана на законе?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera