Сюжеты

«Унире! Процедура! Бессарабия!»

Корреспондент «Новой» сравнивает противостояние в Кишиневе с событиями на Майдане

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 104 от 23 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Мусафировасобкор в Киеве

Корреспондент «Новой» сравнивает противостояние в Кишиневе с событиями на Майдане


Фото автора

Тент праворадикальной организации «Tinerii Moldovei» («Молдавская молодежь») — на самом краю палаточного городка в центре Кишинева. Там всегда, хоть днем, хоть ночью, полно тинейджеров. Поют под гитару, спорят, метают дротики дартса в стенд с лицами олигархов.

Молдавского у ребят, кроме названия, нет ничего. «Мы — румыны по крови и по духу», — говорят и предлагают просветиться литературой, изданной в Бухаресте, где все разложено по полочкам. А именно: Молдова — уродливое, искусственное образование, придуманное во времена «бандита Григория Котовского» и оторванное от материнского тела Румынии в 1940 году другими бандитами — Сталиным, Молотовым и Риббентропом. Все, что происходит сейчас в стране, свидетельствует о необходимости вернуться к исторически справедливой геополитической конструкции.

— Но как быть с теми, кто чувствует себя гражданами государства Молдова? — показываю в сторону соседей. Там как раз обед. Усталая очередь получает пластиковые плошки с чем-то мучным и ищет тень, чтобы присесть.

— Этими?! — в голосе подростков звучит превосходство воинов‑даков, о которых под тентом тоже много специальной литературы.

Организаторы акции не разрешили молодым радикалам присоединиться к протесту, чтобы внести в борьбу с олигархами свою лепту. Не позволили раздавать ленточки-триколоры. Не пустили к микрофону патриарха — литератора Анатолия Стрымбяну, обвинившего «Гражданскую платформу» в диктате. Однако унионисты добились небольшого места под солнцем на площади, чтобы отсюда стартовать маршем к зданию Общественного телевидения — с требованием эфира.

…Люди в колонне и вправду резко отличаются от тех, кто обычно приходит на митинги «Достоинства и правды». Молодые, спортивные, вдохновленные грохотом пластиковых бутылок с камушками внутри и собственными же речевками. «У‑ни-ре!» (здесь — союз с Румынией. — О. М.). «Про-це-ду-ра!» (здесь — требование решить вопрос на законодательном уровне. О. М.). «Бес-са-ра-бия!» (здесь — возврат Румынии территорий Молдовы. — О. М.). На проспекте Митрополита Гавриила толпа выходит на проезжую часть, занимая ее почти целиком. Это, кажется, сюрприз для правоохранителей, но препятствовать бессмысленно.

Фактический лидер — Георге Симион, гражданин Румынии, глава платформы «Actiunea‑2012». Пятилетний запрет на въезд Симиона в Молдову на днях аннулировал суд. Харизматичный Георге появляется на площади и сразу становится объектом обожания. К нему подходят пожать руку или обнять. Впрочем, во главе колонны Симион не становится, оставляя эту роль местным тинейджерам. Зато на митинге у здания телецентра именно он выдвигает ультиматум власти.

На следующий день «Достоинство и правда» делает свой ход — автопробег против коррупции. И подает заявление в примарию (мэрию) Кишинева: резервирует за собой площадь до декабря.

В этой протестной мешанине и местным разобраться нелегко, а стороннему наблюдателю — тем более. В «проводники» я пригласила Серджиу Остафа, директора Ресурсного центра по правам человека CReDo (Молдова). Эта общественная организация занимается анализом деятельности местных политиков, взаимодействует с правительством. Господин Остаф на основе личных исследований знает и контекст украинского Майдана.

— Я — государственно ориентированный человек, не унионист, — характеризует себя господин Остаф. — Я не сторонник революционных изменений в таких нестабильных государствах, как наше. Я не сторонник и того, что нынешних олигархов надо сразу выдернуть с корнем, как сорняки. Их места займут другие (называет фамилии политиков левого толка Игоря Додона и Ренато Усатого). Россия поможет, даст каждому по миллиарду.

Мы беседуем в офисе CReDo. Серджиу несколько часов назад прилетел из Женевы. С утра у него уже заранее запланированы встречи, в том числе и с зарубежными дипломатами. Экспертное мнение Остафа на Западе ценят высоко.

— По внешним признакам, по картинке палаточный городок на площади Великого национального собрания напоминает украинские Майданы. Нет?

— Для меня дефиниция «Майдан» прежде всего означает следующее: власть обманула народ. В течение долгого промежутка времени обещала, что будет вот так, потом перевернула обещания под прямым влиянием извне. И активная, прогрессивная часть общества, молодежная, проснулась в иной реальности. Это первый элемент. Второй элемент, конечно, связан с коррупцией во власти. Третий: неадекватные действия правоохранительных органов по отношению к протестующим. Когда все факторы кумулятивно собрались, произошло объединение в противостоянии.

Давайте посмотрим, есть ли подобные факторы сейчас в Молдове. Курс на евроинтеграцию не изменился. Так что, в моем понимании, первый пункт, необходимый для настоящего Майдана, отсутствует.

Коррупция. Тут, думаю, с Украиной сопоставимо. Все постсоветские государства имеют транзиторную, то есть преходящую стадию олигархической стабильности. Олигархи на этом этапе, при слабых институтах власти, являются определенной формой устойчивости государства. Главная задача — уменьшать пространство их деятельности, постепенно убирать. Если убрать резко, государство может просесть.

Дальше. Отношения государства с теми, кто его критикует, с демонстрантами. Вы видели, насколько корректно ведет себя полиция — значит, и третий фактор отсутствует.

— Что скажете о ядре Гражданской платформы «Достоинство и правда»?

— Сейчас в организаторской структуре протеста несколько компонентов. Начнем с медийной группы «Журнал де Кишинэу»: телевидение, радио, новостной портал. Она принадлежит бизнесменам Цопа — Виктору и Виорелу, бежавшим во Франкфурт. Виктор и Виорел до 2010 года — настоящие олигархи, которые вышли из «шинели» президента Воронина. Компартия Молдавии выступала в роли своеобразного бизнес-инкубатора, решала, кому стать экономически успешным, кому нет.

— Они левых взглядов?

— Наоборот, прорумынских. Четыре года Воронин был левым и на Россию ориентированным политиком. Потом все поменялось.

Серджиу Остаф полагает: организаторы протестов уже не откажутся от идеи полной перезагрузки власти. Сама же власть старается исправить ошибки, за которые ее критикуют, но это происходит ужасно медленно, что лишь ухудшает позиции власти. При этом аналитик считает, что радикализация настроений на площади маловероятна. «Если не вмешается третья сила. О ней — отдельный разговор».

— Представим, что русские сыграют активно. Конечно же они хотят изменить курс страны. В любом случае не думаю, что мы вернемся к 7 апреля  (7 апреля 2009 года в Кишиневе произошли массовые выступления против фальсификации парламентских выборов, переросшие в беспорядки. — О. М.). Скорее учтут конъюнктуру, применят подкуп, и на выборах победит не проевропейский альянс, а социалисты. Но я не вижу пока, откуда может появиться агрессивное противостояние: нет многотысячной толпы, находящейся на адреналине молодежи.

— А что говорят в Европе и США о будущем власти, замаранной коррупционным скандалом?

— Знаете, у меня очень критическое отношение к европейцам и американцам. Они снова повели себя халатно.

— Снова?

— Как в Азербайджане, где сейчас авторитарный режим, и всех правозащитников пересажали. Что делали европейцы? Бесконтрольно давали деньги властям Молдовы. Много. 15—18 процентов национального бюджета в течение пяти лет. Называлось это «прямая бюджетная поддержка». Осуществлялись так называемые программы: на образование — 35 миллионов евро, на юстицию — 65 миллионов евро, на развитие дорожной инфраструктуры — 300 миллионов.

Есть матрицы соглашений между ЕС и Молдовой по этим программам. Там индикаторы не изменения, а что-то вроде «обучение проведено».

Украине тоже предстоит испытание большими деньгами. У вас похожая история будет, вот увидите.

Теги:
митинги
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera