Расследования

Дело Оборон—Гайзера

«Преступная группа главы Коми» приобретала активы в республике на деньги, полученные от других масштабных махинаций, — в Минобороны

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 104 от 23 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Роман АнинРедактор отдела расследований

«Преступная группа главы Коми» приобретала активы в республике на деньги, полученные от других масштабных махинаций, — в Минобороны


Фото: REUTERS

Впервые в истории России почти все руководство региона, Республики Коми названо организованным преступным сообществом. Вместе с бывшим главой Коми Вячеславом Гайзером арестованы еще 15 человек — его подчиненные, а также близкие им, по версии следствия, предприниматели. Как говорят в Следственном комитете России (СКР), на протяжении многих лет компании, связанные с чиновниками республики, участвовали в приватизации или банкротствах государственных активов. Между тем некоторые из фигурантов громкого «дела Гайзера», а также названия фирм хорошо известны «Новой газете» по более ранним расследованиям. В нашем распоряжении есть документы, указывающие на то, что средства на приобретение активов в Коми участники «ОПС Гайзера» получили из другого не менее масштабного дела — о поставках угля для Минобороны.

 

Банкротство в Коми

По информации источника «Интерфакса», отправной точкой в «деле Гайзера» стала жалоба отделения Сбербанка в Коми по поводу банкротства одного из крупнейших производителей пиломатериалов в республике — ОАО «Лесопромышленная компания Сыктывкарский ЛДК». Это предприятие занималось экспортом хвойных пиломатериалов в самые разные страны мира, но в 2011 году само обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании себя банкротом. Основным кредитором «ЛПК Сыктывкарский ЛДК» на тот момент был Сбербанк, которому лесопромышленная компания задолжала более 500 млн рублей. Однако в ходе банкротства в суд начали поступать заявления от ЗАО «Леском» с требованием выплатить им 523 млн рублей. Этот долг превышал «сбербанковский» и позволял «Лескому» получить большинство в собрании кредиторов, контролировать ход банкротства и претендовать на большую часть активов «ЛПК Сыктывкарский ЛДК».

Исполнительным директором ЗАО «Леском» работал Валерий Веселов, арестованный на днях по «делу Гайзера».

По мнению Сбербанка, задолженность перед «Леском» была фиктивной, и поэтому банк направил письма в Генпрокуратуру, ФСБ и другие органы. В результате «Леском» от своих требований отказался, сообщив в суде, что направил их по «технической ошибке».

А в скором времени долг «ЛПК Сыктывкарский ЛДК» перед Сбербанком выкупила компания «ИК «Таврический». Эта же компания затем приобрела и большую часть активов лесопромышленного предприятия.

 

Уголь для Минобороны

СПРАВКА

Основным акционером банка «Таврический» был Олег Захаржевский. Захаржевский, как и сенатор Евгений Самойлов, — давние знакомые бывшего замминистра обороны Григория Нагинского. По совпадению, компания «ИК «Таврический», которой владели родственники Самойлова и люди из банка Захаржевского, стала монопольным поставщиком угля для военных нужд как раз в то время, когда Григорий Нагинский отвечал в Минобороны за отопление объектов. После того как Нагинский ушел из Минобороны в Спецстрой, Захаржевский возглавил управление Спецстроя по Северо-Западному округу.

О компании «ИК «Таврический» «Новая газета» уже рассказывала (см. № 21 от 25.02.2013 и № 89 от 14.08.2013). «ИК «Таврический» контролировалась двумя группами людей. Половина компании принадлежала родственниками бывшего сенатора от Коми Евгения Самойлова. Самойлов был арестован Басманным судом в воскресенье, несмотря на то, что он признал свою вину в «деле Гайзера» и согласился сотрудничать со следствием. Другая половина компании контролировалась людьми из банка «Таврический» из Санкт-Петербурга.

С 2010 года «ИК «Таврический» стала монопольным поставщиком угля для Минобороны. При этом большую часть государственных контрактов «ИК «Таврический» получала без какой-либо конкуренции. Расследование «Новой газеты» показало, что во многих случаях уголь для Минобороны поставлялся по ценам, сильно превышающим рыночные. Помимо этого источники в правоохранительных органах сообщали нам, что под видом дорогих марок угля порой поставлялся низкокачественный уголь с уже закрытых шахт, что приводило к замерзанию военных городков.

По этому поводу проводились многочисленные доследственные проверки, однако о каких-то существенных результатах ничего не было известно.

Еще в 2013 году в оперативных материалах и финансовых документах, которые есть в распоряжении «Новой газеты», указывалось, что деньги за уголь от Минобороны «ИК «Таврический» использует на приобретение активов градообразующих предприятий в Коми, и в частотности, «ЛПК Сыктывкарский ЛДК».

Как показывает движение денег по счетам «ИК «Таврический», а также данные Росфинмониторинга, в 2011 году компания получила 4,5 млрд рублей от Минобороны и ОАО «РЭУ» (структура «Оборонсервиса», созданная для поставки тепловой энергии). Затем с этих же счетов «ИК «Таврический» выкупила у Сбербанка по договору цессии задолженность «ЛПК Сыктывкарский ЛДК», а впоследствии приобрела и имущество лесопромышленного предприятия.

 

Что говорил арестованный

Генеральный директор «ИК «Таврический» Александр Самойлов, отец находящегося сейчас в СИЗО Евгения Самойлова, отрицал какие-либо нарушения со стороны его компании в этих сделках. В комментарии «Новой газете» Самойлов-старший говорил, что предприятия-банкроты в последующем были запущены «с сохранением, а в ряде случаев и увеличением количества рабочих мест». Самойлов также говорил, что «Сыктывкарский ЛДК» и его дочерние структуры на момент покупки были проблемными активами, «имеющими задолженность по выплате заработной платы перед сотрудниками и находящимися в стадии банкротства». Но благодаря смене собственников предприятия удалось сохранить как производственные комплексы и модернизировать, а долги погасить.

Евгений Самойлов, работавший в то время в Федеральном собрании, соглашался со своим отцом. «Как представитель республики я, безусловно, приветствовал появление в регионе крупного инвестора, взявшего на себя обязательства по возрождению остановленного на тот момент СЛДК», — говорил Самойлов в интервью «Новой газете».

Читайте также:

Бюджетные миллиарды, перечисляемые Минобороны за уголь, могли уходить на «обналичку» и скупку обанкротившихся предприятий в интересах семьи влиятельного сенатора

Сегодня у бывшего сенатора, судя по его же признаниям, уже, видимо, другое мнение по поводу тех сделок. «Я согласился активно сотрудничать со следствием и мог бы делать это эффективнее в условиях домашнего ареста», — говорил Самойлов в суде, когда ему избиралась мера пресечения, но суд отправил его в СИЗО.

Помимо «Сыктывкарского ЛДК» в «деле Гайзера» упоминаются и другие сомнительные с точки зрения следствия сделки. Все они так или иначе связаны с бывшими государственными предприятиями в дорожной сфере, агропромышленном комплексе и гостиничном бизнесе. В частности, во время обыска в кабинете у бывшего главы республики были найдены документы на офшорные компании Greettonbay Trading Ltd (Кипр) и Afina Management Ltd (Сейшельские острова). Greettonbay принадлежит «Птицефабрика «Зеленецкая» в Коми. А по данным коммерческого регистра Кипра, компанией Greettonbay как раз владеет Afina Management с Сейшельских островов. Таким образом, если Гайзер имел отношение к этим офшорным компаниям, чьи документы были найдены у него в кабинете, то он может быть бенефициаром птицефабрики. Она, по мнению СКР, также могла быть незаконно приватизирована. Кроме документов на офшорные фирмы, в кабинете бывшего главы Коми нашли коллекцию дорогих часов и аксессуаров, а также проект покупки частных самолетов. Сам Вячеслав Гайзер свою вину не признает.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera