Сюжеты

«Не думайте, что вы другие!»

Убийство новосибирской школьницы Карины Залесовой раскололо общество пополам

Фото: «Новая газета»

Общество

Убийство новосибирской школьницы Карины Залесовой раскололо общество пополам


Скриншот из программы телеканала «Россия»

 

Трагедия

В конце августа в коттедже новосибирского бизнесмена Игоря Конькова произошло страшное убийство. В одной из комнат нашли тело 16-летней Карины Залесовой, подруги сына Конькова — Марка. Девушка была изрезана ножом. По словам отца семейства (у Коньковых пятеро детей), приехав домой, он вытащил сына из петли. Когда Марк пришел в себя, он сказал отцу, что в доме находится мертвая Карина, и он не хочет жить. Это произошло в День рождения Марка Конькова – 28 августа. Ему исполнилось16 лет.

Что стало мотивом этого необъяснимого преступления? Игорь Коньков выдвинул версию двойного самоубийства. Якобы подростки спланировали трагедию. Верится с трудом. Родители погибшей девушки  рассказывали, что Марк однажды обмолвился, что у него дурной характер. Один из друзей подозреваемого рассказал, что Марк строил планы убийства чуть ли не всей своей семьи. Одни домыслы.

Факты, которые стали известны, пока говорят лишь о неоднозначности преступления. О жестокости, с которой было совершено убийство, свидетельствуют раны, нанесенные Карине. А сознательный умысел общественное мнение «подкрепляет» тем, что подозреваемый позвонил с телефона Карины уже после ее смерти. Айфон девушки можно было разблокировать только отпечатком пальца владелицы.  

 

Раскол

На следующий после трагедии день судья Первомайского районного суда Новосибирска Елена Лахина, несмотря на ходатайство Следственного комитета, поддержанного прокуратурой, заключить подростка под стражу, решила оставить Марка под домашним арестом. Это вызвало бурю протеста. Уже 3 сентября на интернет-ресурсе change.org появилась петиция с требованием арестовать Марка Конькова.

Новость мгновенно разлетелась по социальным сетям. Ключевую роль, похоже, сыграли два факта: богатые родители делают все, чтобы сын избежал наказания, чем и объясняется столь мягкое решение суда.

В мэрию Новосибирска была подана заявка на проведение митинга с участием двух тысяч человек против судебного решения. Митинг разрешили, но не на центральной площади, как хотели организаторы, а на другой, менее популярной городской площадке. Он не состоялся. Областной суд после обжалования прокуратурой решения первой инстанции заключил Марка Конькова под стражу.

 

Мнения

Вот что писали люди, откликнувшиеся на известие об убийстве школьницы, в социальных сетях.

 

Михаил Евдокимов, Высшее военно-морское  училище им. М.В. Фрунзе.

… вообще такую мразь, надо расстрелять по решению Суда!

 

Антон Комаров, Институт иностранных языков им. Мориса Тореза.

За призывы к насилию — вас надо привлечь! И за оскорбления! Вы такая же свинья, как и он. Раз предлагаете так поступать!!

 

Валентина Рыданова, Донецк.

Антон Комаров, а вас за оскорбление нужно привлечь тоже. Что бы вы сделали, если бы вашего ребёнка убили? Ответьте, гуманный вы наш! Пусть я для вас буду трижды свинья, но я бы это животное сама за эту девочку расстреляла бы! Нет места такой твари на земле!

 

Дмитрий Семёнов, Ферлах.

необходимо так же изолировать от общества родителей данного дегенерата, за попытки давления на следствие.

 

Александр Донцов, Юридический университет.

Отца рядом посадить, раз сам выродка не убил.

 

Это едва ли не самые «мягкие» высказывания. Есть и противоположные.

Diana Tsyganova.

А знаете, чтение комментариев произвело на меня еще более ужасное впечатление, чем преступление. Суда не было, но все уже вынесли приговор и привели в исполнение только потому, что кто-то что-то сказал и написал. Люди, да что с вами? Не надо брать на себя слишком много — предоставьте судить судьям, а если вас сильно волнует справедливость, выступайте за суд присяжных, чтобы вы могли участвовать и выносить приговор!

 

Диагнозы

Вряд ли судья Елена Лахина могла предположить, какой ящик Пандоры она откроет своим решением. Социальные сети, «вскипевшие» от возмущения, дали простор самым разнообразным мнениям. Их нужно профессионально изучать психологам и социологам. Однако и без их выводов ясно: государству этот срез общественного мнения ставит очень неприятный диагноз.  

Самый, пожалуй, главный сигнал — недоверие к суду. Об этом уже лет десять говорят в профессиональных сообществах. В том числе, в судейском. Судьи, с которыми «Новой» удалось поговорить частным образом, едины во мнении — подростка надо было заключать под стражу. По их словам, жестокое убийство — не повод для гуманизма по отношению к несовершеннолетнему. Судья Елена Лахина могла бы пролить свет на мотивы своего решения. Увы, она отказалась общаться с «Новой». Напрасно. Скорее всего, ее молчание в судейском сообществе будет расценено как попытка «отсидеться».

Второй, не менее серьезный сигнал государству: общество хочет влиять на судебные решения. Причем в некоторых случаях это желание максималистское, даже жестокое. Не прошло и недели после решения суда оставить Марка Конькова под домашним арестом, как петицию за его арест подписали более 70 тысяч человек. Похоже, в этом случае судейское сообщество прислушалось к общественному мнению. Если так, то это печально. Есть легитимные способы общественного влияния на судебную систему. Скажем, суд присяжных, сворачиванию которого всеми силами способствует государство, что, в свою очередь, неизбежно порождает «власть толпы» и культивирует недоверие к судебной системе.

 

Вы — не другие!

Отец подозреваемого Игорь Коньков в телешоу на одном из федеральных каналов в отчаянии заявил: «Люди, вы не думайте, что вы другие! В каждой семье может произойти такое». Его слова можно воспринимать двояко. Но, как бы то ни было, в них — горькая правда. Психика человека, тем более, подростка, слишком сложно организована, чтобы с высокой точностью ею можно было управлять. К слову, мама Марка Конькова психолог.

Подозреваемый сейчас находится в психиатрической клинике, где ему назначена экспертиза. Это тоже возмущает общественность. Механизм народного мнения запущен на полную катушку. Толпа жаждет крови. В отличие, кстати, от отца Карины.

Тяжело будет жить семье Залесовых, потерявшей единственного ребенка. Страшно будет жить семье Коньковых, не разглядевших изменений в сознании сына.  

Сейчас родители Карины хотят, по их словам, лишь одного — торжества справедливости. Они утверждают, что если бы суд не принял решения о домашнем аресте, никакой бы огласки не было. Решение судьи Елены Лахиной стало тонкой гранью, за которой открылась бездна общественного помешательства. А это, возможно, самый скверный для власти сигнал.    

 

Юрий ТРИГУБОВИЧ — специально для «Новой»,
Новосибирск

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera