Сюжеты

Полицейскую охрану снимают из музеев. Что будет, кто против, реакция культурного сообщества и позиция МВД

Грядущая отмена охраны полицией музеев, архивов, библиотек России ставит под угрозу разграбления ее подлинные ценности— достояние всего человечества

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 106 от 28 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

«Новая газета»

Грядущая отмена охраны полицией музеев, архивов, библиотек России ставит под угрозу разграбления ее подлинные ценности— достояние всего человечества


Фото: PhotoXPress

Из-за сокращения штатов МВД РФ на 10% (согласно указу президента) музеи начали получать уведомления о том, что с 1 ноября их перестанет охранять полиция. Взамен культурным институциям предложено приглашать частные охранные предприятия. Реакция музейного и архивного сообщества была предсказуемой. Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский направил письмо министру внутренних дел. Ирина Антонова, легенда русского музейного дела, ответила на вопрос «Новой газеты» о происходящем: «Конечно, я отношусь к этой инициативе отрицательно. Ее причина — в реальном экономическом положении страны: пытаются сэкономить на музеях. Думаю, что в музейном сообществе нет никого, кто бы поддерживал это решение, не может быть таких людей, потому что для музеев это просто катастрофа».

Марина Лошак, директор Пушкинского музея, встревожена не меньше: «В настоящий момент численность охраны ГМИИ им. А.С. Пушкина — оптимальная. То, что в будущем регламент работы охраны, ответственной за охрану музеев России, может меняться, — очень тревожно. В результате люди, которые работают в культурных институциях, чувствуют себя беззащитными перед лицом агрессивно настроенных людей, пришедших под видом зрителей. Говоря о страховке: в случае с искусством возмещение стоимости произведения она ничего не определяет. Какой бы ни была страховая стоимость, утрата произведения — потеря для всего мира».

Другие аспекты проблемы подчеркивает директор Российского государственного архива кинофотодокументов Наталия Калантарова: «Лишенные охраны, мы окажемся совершенно беззащитны перед грабителями. Только в нашем Красногорском архиве более 1 миллиона фотографий и 250 тысяч пленок. Не только культурные ценности: много секретных документов, в том числе по землям, границам… В нашем архиве хранятся первые киносъемки России начиная с 1896 года. С этим материалом работали Ханжонков, Дзига Вертов, Роман Кармен. Причем съемки на пожароопасной нитропленке. При неправильном обращении могут сгореть все 150 тонн нитроцеллулоида. Даже с охраной были поползновения проникнуть в архив. Хорошо, что у нас три рубежа этой охраны. Завели уголовное дело, которое длилось год. Можно представить себе, какие были бы потери без полицейской защиты. Договор с охраной у нас лишь до конца года. Сейчас волнуемся: не бросят ли нас…»

Профессионалы вспоминают нападение на «Данаю» в Эрмитаже в 1985-м (тогда вмешательство дежурного милиционера предотвратило гибель полотна Рембрандта) и недавнее ограбление Картинной галереи в Тарусе (в июле 2015-го грабители в масках, угрожая сотрудникам, вынесли полотна Айвазовского, Поленова и неизвестного мастера XV века).

В 2010 году в розыске находились 55 тысяч предметов, украденных из российских музеев и частных коллекций. Россия входила в «почетную тройку» стран, где хищения предметов искусства совершаются чаще всего, вслед за Францией и Италией.

Нынче и в культуре первую скрипку играет политика и экономика. А одной из существенных статей экономии должны стать обезоруженные, беззащитные музеи. Но как забыть историю, потрясшую умы в начале 1990-х, когда Эрмитаж был отключен от подачи электроэнергии (а значит — и от сигнализации) «за долги по ЖКХ». Подчеркнем: и в те годы безумное решение было отменено через несколько дней.

А сейчас — в эпоху роста, расцвета и неустанной заботы о национальных интересах — правительство готовится совершить акцию еще более убийственную. Уже в масштабах страны. Экономика испытывает кратковременные взлеты и надолго замирает в кризисные времена. Но исчезновение, уничтожение произведений искусства, культурных памятников невосполнимо и наносит урон в том числе и национальным интересам.

Музеи России сегодня боятся не только банального грабежа, но и дикого вандализма. Пока музейщики с изумлением читали уведомления об изъятии у них «охранной грамоты», Энтео с подручными без всяких музейных тапочек маршировали по Манежу, дабы наказать скульптуры Вадима Сидура. На сайте Союза музеев появилось заявление, больше похожее на SOS. Музейщики называют нападение на Манеж «атакой маргинальных сил на права культуры». Но самым тревожным хранители культуры считают индифферентное поведение общественности и медиа после этой акции: «Мы удивлены стилем общественной реакции на события — нечеткостью информации, неадекватностью ухмылки, неуверенностью и нервозностью тона. Наше общество больно».

…Странно ли, что музеи России теперь боятся фанатиков не меньше, чем уголовников? Что Нина Попова, директор музея Анны Ахматовой в Фонтанном Доме, давно живет «с ощущением, что на музей могут напасть»? В комментарии для «Новой газеты» она подчеркивает: «Дело не в уровне мракобесия (не думаю, что он очень изменился за последние 10 лет). Дело в реакции общественности. В том, что нет никакой реакции».

Надо отметить: Министерство культуры РФ в этом сюжете оказалось на стороне наследия и здравого смысла. Из комментария Минкульта для «Новой»: «Министр культуры неоднократно обсуждал с главой МВД самые болезненные вопросы обеспечения безопасности учреждений культуры. Также Владимир Мединский обращался с письмами к Владимиру Путину и Владимиру Колокольцеву. Министр культуры России продолжает делать все возможное для сохранения полицейской охраны для федеральных музеев, архивов, библиотек».

На недавней пресс-конференции Союза музеев замминистра культуры РФ Владимир Аристархов четко сформулировал, почему полиция в музеях не должна быть заменена ФГУП «Охрана»: «В чем идея МВД и Минфина? Они сокращают ставки сотрудников полиции и на этом получают экономию. Но сегодня МВД — это наиболее дешевый вариант охраны. ЧОПы стоят дороже, ФГУП «Охрана» стоит еще дороже. То есть, сняв полицейскую охрану, мы вынуждены требовать у Минфина в разы больше денег. Вторая проблема: только полицейский имеет полномочия, которых не имеют сотрудники ЧОПа и ФГУП «Охрана». Только полицейский может скрутить нападающего, террориста, маньяка, кого угодно, чоповец не имеет права этого делать — он может сделать предупреждение или вызывать ту же полицию. Далее, ЧОПы идут по конкурсам, чем больше конкурсов, тем больше мы раскрываем всем желающим информацию о системе охраны музеев. Копеечная экономия оборачивается рисками, которые грозят на порядки более высокими расходами. Мы сделали расчеты и готовы пойти навстречу МВД, уменьшив на треть количество постов полиции за счет повышения мобильности: допустим, был стационарный пост — мы делаем вместо него патруль, который обеспечивает безопасность на обширной территории. Можно добиться экономии средств на одну треть, но это предел».

На опыт Германии (также порожденный необходимостью экономии) указывал недавно Михаил Пиотровский: берлинские музеи сейчас сокращают часы работы. Но в «рабочее время» уровень охраны Нефертити и полотен «Синего всадника» будет прежним. Возможно, и российские музеи смогут найти здесь еще какой-то резерв экономии?

17 сентября глава МВД РФ Владимир Колокольцев сообщил, что создана межведомственная рабочая группа по проблеме охраны музеев, архивов, библиотек. Министр пообещал, что крупнейшие музеи России — Эрмитаж, Третьяковская галерея, ГМИИ им. Пушкина — останутся под охраной полиции.

Однако что будет с губернскими музеями и их художественными сокровищами? С архивами и библиотеками… С музеями-усадьбами, рассеянными по России, далеко от городов? Хотелось бы, чтобы судьбой культуры в ее вещественных и духовных образцах озаботилось правительство.

18 сентября Минкульту и МВД удалось согласовать позиции по 46 федеральным музеям такого уровня, как Третьяковская галерея, Русский музей, Эрмитаж, Музей Сталинградской битвы. Полиция продолжит их охранять . 17 федеральных архивов и библиотек пока в число охраняемых объектов не включены. О губернских и городских музеях, усадьбах и заповедниках нет и речи.

Однако Министерство культуры РФ намерено продолжать переговоры…

Общее решение этой проблемы должно быть найдено до 1 ноября.

От редакции. Позиция МВД предельно ясна: уровень преступности снижать невозможно, сократив оперативных работников и участковых. То есть МВД делает единственно точный выбор: продолжить осуществление своей основной миссии — борьбы с преступностью. При этом сохранить вневедомственную охрану особо важных технологических объектов, ну и, конечно, жилья граждан.

Недовольство музейщиков легко понять: если на сегодняшний день один полицейский обходится им в 135 000 рублей в год, то сотрудник ФГУП «Охрана» или ЧОПов — в 1,5 раза дороже.

Однако средства, выделенные на полицейского, не идут вневедомственной охране, на ее «неуставное хозяйство», транспорт, поощрения сотрудников — они сразу зачисляются в бюджет. Полиция, грубо говоря, лишь тратит деньги, не компенсируя их и ничего не зарабатывая.

Это означает, что и Минкульту, и ЦБ придется договариваться не с МВД, а с правительством… или об увеличении своих бюджетов, или бюджета МВД.

Позиция последнего проста: «Мы не дадим оголять улицы, слишком много сделано для преодоления уличной преступности, чтобы ее баловать, мы не можем сократить оперов: праздника для бандитов у нас в планах нет», — заявил «Новой газете» оперативный сотрудник с 12-летним стажем.

 

Станут ли музеи и Центробанк проходным двором для воров и жуликов после сокращений в МВД

Секвестр федерального бюджета добрался до Министерства внутренних дел. 13 июля Владимир Путин запустил реформу по сокращению сотрудников полицейского ведомства: своим указом он установил предельную штатную численность органов внутренних дел в количестве 1 000 172 единиц, сократив бюджетные ассигнования как минимум для 10% личного состава МВД (или в абсолютных величинах — для 110 тысяч человек).

Примечательно, что первоначальная реализация этой реформы подразумевала увольнение кадровых сотрудников и наемных работников из оперативных подразделений полиции, работающих на «земле», то есть в территориальных органах внутренних дел. Однако уже в августе стало понятно, что от увольнения оперативников, участковых, следователей и дознавателей в МВД откажутся.

«Это решение — простое нежелание повторять ошибки предшественников», — говорит сотрудник аппарата правительства, имея в виду масштабную реформу МВД в 2010 году, запомнившуюся переименованием милиции в полицию.

Тогда за внешним «ребрендингом» от внимания общественности ускользнули масштабные увольнения в ряде силовых подразделений, напоминает зампред Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Дмитрий Горовцов, из территориальных органов МВД, осуществлявших основную оперативно-разыскную работу, было уволено около 100 тысяч служащих.

«Какая метаморфоза произошла: численность сотрудников в соответствии с указом тогдашнего президента Медведева сократилась на «земле» — а штат центрального аппарата, напротив, вырос. Как итог — изменения в экспоненте раскрываемости преступлений. Реформу тогда курировал заместитель главы МВД Рашида Нургалиева Александр Смирный», — говорит Горовцов.

По словам парламентария, с назначением главой полицейского ведомства Владимира Колокольцева личный состав был частично восстановлен, но главное — «вернули, по сути, упраздненный институт уполномоченных участковых, что существенно возвратило доверие граждан к сотрудникам внутренних дел».

«Как опытный оперативник Колокольцев не мог не осознавать, чем сейчас может грозить очередное сокращение подразделений, занимающихся выявлением и расследованием преступлений», — добавляет Горовцов.

19 августа пресс-служба МВД выпустила пресс-релиз: «Учитывая, что основная функция полиции — защита жизни и здоровья граждан, обеспечение правопорядка, ведомство считает неприемлемым сокращение подразделений, функции которых невозможно восполнить без потери целостности системы обеспечения безопасности. Поэтому такие службы, как участковые уполномоченные, патрульно-постовая служба, ГИБДД, подразделения по делам несовершеннолетних и другие, которые работают непосредственно с населением на районном уровне, не могут подлежать сокращению. При этом организация охраны объектов, подлежащих обязательной охране полицией путем выставления стационарных постов (за исключением особо важных объектов), вполне может осуществляться иными субъектами охранной деятельности».

Речь идет о сокращении Главного управления вневедомственной охраны (ГУВО) МВД — правопреемника учрежденного в 2005 году Департамента государственной защиты имущества (ДГЗИ), имеющего действующие прямые контракты на осуществление охраны объектов с рядом государственных органов и госкомпаний (среди них, в частности, Центробанк, Министерство культуры, «Росатом» и др.). Сокращения будут произведены во всех 33 региональных управлениях вневедомственной охраны.

11 сентября контуры реализации реформы обозначил заместитель министра — глава внутренних войск МВД Виктор Золотов, который сообщил о «передаче функций охраны объектов иным уполномоченным субъектам охранной деятельности», то есть — частным охранным организациям (ЧОО), сотрудники которых не имеют и сотой доли полномочий полицейских (опыт погрома в Манеже — тому доказательство), ведомственной охране и подведомственному МВД ФГУП «Охрана».

«Эта мера позволит оптимизировать работу по расторжению ранее заключенных договоров на обеспечение физической охраны подразделениями вневедомственной охраны полиции, о чем своевременно уведомлены все заказчики», — пояснил зам. главы МВД.

Золотов также проинформировал о подготовке ведомством проекта постановления правительства, значительно сокращающего перечень объектов, подлежащих обязательной охране полицией, утвержденный распоряжением правительства №1629-р от 2 ноября 2009 года.

Какие именно объекты попадут в обновленный реестр, замминистра не уточнил. Но отметил, что «в связи с многочисленными обращениями о сохранении прежнего варианта охраны осуществляется подготовка индивидуальных решений, <…> в настоящее время совместно с Министерством культуры изучается возможность организации стационарной охраны федеральных учреждений культуры и особо ценных объектов культуры, в том числе отнесенных ЮНЕСКО к объектам культуры мирового наследия».

В числе недовольных возможным «изъятием» полицейской охраны не только Минкульт. Свои возражения высказал и Центробанк, который управляет денежными хранилищами страны, и ряд других учреждений и госкомпаний.

Эти претензии имеют право на жизнь, полагает сотрудник аппарата правительства: «С МВД другие министерства и ведомства работали по прямым контрактам. Теперь же многим придется проводить торговые процедуры для выбора поставщика услуг в соответствии с 44-ФЗ. Результат, даже с учетом отечественной специфики отбора поставщиков, может быть непредсказуемым. Представьте: условный «Эрмитаж» заключает договор с некой ЧОО. У вас будет уверенность в том, что бесценные артефакты и экспонаты останутся в сохранности?»

В МВД в ответ на это говорят, что «будут рассмотрены предложения по совершенствованию законодательства, регулирующего деятельность частных охранных организаций, подразделений охраны юридических лиц с особыми уставными задачами и подразделений ведомственной охраны».

Таким образом, средства, ранее выделяемые на охрану структуре МВД, смогут освоить коммерческие охранные агентства.

Доминировать на этом рынке, скорее всего, будет подведомственное МВД ФГУП «Охрана», полагают сразу несколько наших источников в министерстве.

Услугами «Охраны» долгое время пользуются как государственные, так и частные организации, и по итогам 2013 года предприятие отразило выручку в размере 14,7 млрд рублей, его чистая прибыль составила 974 млн рублей (данные бухгалтерской отчетности по РСБУ).

Однако не все считают ФГУП достаточно компетентным для охраны государственных объектов.

«Помимо того что услуги ФГУП в четыре раза дороже, чем услуги вневедомственной охраны, качество предоставляемых услуг оставляет желать лучшего», — считает зампред Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн. По его словам, из 40 тысяч уволенных сотрудников ГУВО МВД в «Охрану» перешли лишь 117 человек — «остальные отказались». По этому поводу Хинштейн даже направил главе МВД Владимиру Колокольцеву и Секретарю Совбеза Николаю Патрушеву официальное обращение.

Но за обсуждением того, кто и как должен охранять библиотеки и денежные хранилища, незамеченным остались две детали. Первая: в связи с сокращением ГУВО МВД обязательства по защите государственных объектов будут переложены на структуры, ими, объектами, управляющие, а значит, вырастут бюджетные ассигнования. Но найдутся ли для них дополнительные средства?

«Можно сказать, что это такой административный маневр. Позиция МВД понятна: выполнить указ президента с минимальными рисками ухудшения криминогенной ситуации в стране. «Режут» охрану. При этом у соседей [по кабмину] вырастут затраты на охрану своих объектов», — рассказывает источник в правительстве.

И, наконец, вторая деталь — 25 августа 2015 года вышло правительственное распоряжение №1639-р, которое гласит, что «в связи с перераспределением штатной численности, установленной для подразделений вневедомственной охраны полиции, возложить на полицию обязанности по контролю за обеспечением безопасности объектов топливно-энергетического комплекса».

Таким образом, оставшиеся, не сокращенные, силы вневедомственной охраны МВД власти бросают на нефтеперерабатывающие заводы, магистральные нефте- и газопроводы.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera