Сюжеты

Свергнутые протоколом

По делу об экстремизме за пост в социальных сетях своеобразно допросили ключевого свидетеля обвинения

Фото: «Новая газета»

Политика

Евгений Титовсобкор по ЮФО

По делу об экстремизме за пост в социальных сетях своеобразно допросили ключевого свидетеля обвинения


Дарья Полюдова

В Краснодаре продолжился судебный процесс по делу Дарьи Полюдовой — сподвижницы Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева, которую обвиняют в экстремизме и сепаратизме. Причиной стали записи в социальной сети «Вконтакте» в поддержку Украины. Авторство записей ФСБ приписывает Полюдовой. На последнем заседании свидетель обвинения Сергей Титаренко сделал громкое заявление: он не давал ФСБ показаний, которые содержатся в протоколе его допроса. Однако это не взывало реакции ни у прокурора, ни у судьи.

В старое тесное здание Октябрьского суда Краснодара не пройти: на проходной приставы долго выясняют, кто и зачем явился. Затем уходят с кем-то советоваться, и лишь после этого включают зеленую стрелку на турникете. Паспорт Полюдовой проверяют четыре раза.

Дарья Полюдова окончила Краснодарскую академию МВД, имела хорошую работу в суде Новороссийска. Но потом все бросила и поехала в Москву, участвовать в левом движении. Готовила акции протеста вместе с Сергеем Удальцовым и Леонидом Развозжаевым. Их посадили, а ее выгнали с московской работы. Дарья вернулась домой, в кубанскую станицу Полтавскую.

Поводом для уголовного дела стала страница Дарьи «В контакте». Ее обвиняют по трем эпизодам. Первый — по части 2 статьи 280 («публичные призывы к экстремистской деятельности с использованием интернета»). Это из-за фотографии Полюдовой с плакатом, предлагавшим Путину ответить за теракты. Второй эпизод  — по части 1 той же статьи 280: на этот раз плакат был против войны на Украине и за кардинальные перемены в России. Третий — по части  2 статьи 280.1 («публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ с использованием интернета»): Дарья сфотографировала плакат, где утверждение, прозвучавшее в российском эфире по поводу Украины, было переиначено в отношении России.

Из представителей прессы в зале суда был только я. Кроме меня, поддержать Дарью пришли два гражданских активиста.

Рослый мужчина с короткой стрижкой распоряжается, в какой зал и когда нам заходить. Этот же мужчина определяет, каких свидетелей вызвать первыми. Я думал, это работник суда. Оказалось, оперативник ФСБ Георгий Котенко, который задерживал Полюдову. Он проходит по делу свидетелем. На эту странность обратил внимание и адвокат Полюдовой Андрей Сабинин, вынудив судью сделать Котенко формальное замечание.

Впрочем, здесь имеют место и другие непонятные вещи. Свидетели обвинения Олеся Гилевич, Алиса Хлебникова и некий Раскатов на заседание не пришли. Но у прокурора — жгучей кубанской брюнетки — есть заявления свидетелей об оглашении показаний в их отсутствие. «Откуда у вас эти заявления? Почему они поступили вам, а не судье?», — возмущается Сабинин. В итоге судья решает всех вызывать непосредственно в суд.

Другие свидетели уже явились и ждут в коридоре. Разрешения на видео- и фотосъемку судья не дал. По желанию оперативника Котенко он вызывает первым Павла Кириленко, молодого человека интеллигентной наружности. Тот рассказывает, что однажды его завели в здание кубанской ФСБ, показали ноутбук, а там на экране «был флаг Украины». И «было написано», что это страница Дарьи Полюдовой. Следующий свидетель — Руслан Гилевич. Его тоже приглашали и он тоже помнит, что на интернет-странице речь шла о войне на Украине и революции в России. «Провокационные картинки», — отмечает свидетель.

Адвокат Андрей Сабинин просит о дополнительном допросе свидетеля, того самого оперативника Котенко. Судья согласен. «Как могли свидетели видеть страницу Дарьи Полюдовой в сентябре, если страница была заблокирована решением «Роскомнадзора» за пять месяцев до этого?» — спрашивает адвокат. Из пояснений Котенко следует, что решение о блокировке действительно приняли в апреле 2014 года, но реально страницу заблокировали только в конце сентября. А почему так, он не знает. 

Ключевой момент процесса — допрос Сергея Титаренко, главного свидетеля обвинения. Он был задержан примерно в то же время, что и Дарья, и тоже полгода сидел в СИЗО. Его обвинили по части 1 статьи 280, «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»: на своей странице «Вконтакте» Титаренко разместил сообщение группы «Коломойский вещает», которое сочли экстремистским. Титаренко присудили 100 тысяч рублей штрафа, сейчас он на свободе.

Но у ФСБ ничего не бывает просто так. В протоколах допроса Сергея Титаренко есть показания о том, что Полюдова в личных беседах говорила о насильственном свержении власти. Этот момент для обвинения принципиален. Если Дарья использовала слово «революция», то это еще не предполагает насилия (бывает научная революция, например). А вот если призывала к насилию, то это состав. Сергея Титаренко приглашают в зал.

— Ей были нужны помощники, чтобы совершать социалистические революции, — говорит он громко и напористо.

— Социалистические революции, чтобы что? — многозначительно смотрит прокурор.

— Я даже не спрашивал, — слегка смущается Титаренко.

Прокурор зачитывает его показания, данные следователю ФСБ 18 февраля 2015 года: «Полюдова сказала мне, что хочет добиться свержения действующей в России власти путем совершения революции, то есть свержения действующей власти насильственным путем».

— Нет, «насильственным» — таких слов не было, — уточняет свидетель.

Адвокат Сабинин удивляется: «Как эти слова попали в протокол допроса?». Титаренко говорит, что в протоколе оказались показания, которых он в действительности не давал. В зале повисает неловкое молчание, которое нарушает судья Олег Гончаров:

— Свидетель пояснил, что (Полюдова) призывала к свержению государственного строя.

— О государственном строе речи не было, — поправляет Титаренко. — Речь шла о том, что нужно совершить социалистическую революцию.

— По признаку украинской, да? — уточняет судья.

— На Украине демократически произошло все, — поднимает голову Титаренко. — На Украине не было социалистической революции.

Секретарь ерзает на стуле, прекратив вести стенограмму. Судья смотрит куда-то поверх голов. После долгих выяснений и вопросов Титаренко выдает фразу: «Разговор шел о социалистической революции, я это понимаю только как насильственный путь». После этого его отпускают.

Все заседание Дарья сидит с невозмутимым и даже веселым выражением лица. За время судебного процесса она успела отбыть несколько административных арестов, потому что в станице Полтавской проводила одиночные пикеты в защиту политзаключенных.

Сейчас ей грозит до пяти лет лишения свободы. Следующее заседание суда состоится 8 октября.

Краснодар

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera