Сюжеты

Свергнутые протоколом

По делу об экстремизме за пост в социальных сетях своеобразно допросили ключевого свидетеля обвинения

Фото: «Новая газета»

Политика

Евгений Титовсобкор по ЮФО

 

По делу об экстремизме за пост в социальных сетях своеобразно допросили ключевого свидетеля обвинения


Дарья Полюдова

В Краснодаре продолжился судебный процесс по делу Дарьи Полюдовой — сподвижницы Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева, которую обвиняют в экстремизме и сепаратизме. Причиной стали записи в социальной сети «Вконтакте» в поддержку Украины. Авторство записей ФСБ приписывает Полюдовой. На последнем заседании свидетель обвинения Сергей Титаренко сделал громкое заявление: он не давал ФСБ показаний, которые содержатся в протоколе его допроса. Однако это не взывало реакции ни у прокурора, ни у судьи.

В старое тесное здание Октябрьского суда Краснодара не пройти: на проходной приставы долго выясняют, кто и зачем явился. Затем уходят с кем-то советоваться, и лишь после этого включают зеленую стрелку на турникете. Паспорт Полюдовой проверяют четыре раза.

Дарья Полюдова окончила Краснодарскую академию МВД, имела хорошую работу в суде Новороссийска. Но потом все бросила и поехала в Москву, участвовать в левом движении. Готовила акции протеста вместе с Сергеем Удальцовым и Леонидом Развозжаевым. Их посадили, а ее выгнали с московской работы. Дарья вернулась домой, в кубанскую станицу Полтавскую.

Поводом для уголовного дела стала страница Дарьи «В контакте». Ее обвиняют по трем эпизодам. Первый — по части 2 статьи 280 («публичные призывы к экстремистской деятельности с использованием интернета»). Это из-за фотографии Полюдовой с плакатом, предлагавшим Путину ответить за теракты. Второй эпизод  — по части 1 той же статьи 280: на этот раз плакат был против войны на Украине и за кардинальные перемены в России. Третий — по части  2 статьи 280.1 («публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ с использованием интернета»): Дарья сфотографировала плакат, где утверждение, прозвучавшее в российском эфире по поводу Украины, было переиначено в отношении России.

Из представителей прессы в зале суда был только я. Кроме меня, поддержать Дарью пришли два гражданских активиста.

Рослый мужчина с короткой стрижкой распоряжается, в какой зал и когда нам заходить. Этот же мужчина определяет, каких свидетелей вызвать первыми. Я думал, это работник суда. Оказалось, оперативник ФСБ Георгий Котенко, который задерживал Полюдову. Он проходит по делу свидетелем. На эту странность обратил внимание и адвокат Полюдовой Андрей Сабинин, вынудив судью сделать Котенко формальное замечание.

Впрочем, здесь имеют место и другие непонятные вещи. Свидетели обвинения Олеся Гилевич, Алиса Хлебникова и некий Раскатов на заседание не пришли. Но у прокурора — жгучей кубанской брюнетки — есть заявления свидетелей об оглашении показаний в их отсутствие. «Откуда у вас эти заявления? Почему они поступили вам, а не судье?», — возмущается Сабинин. В итоге судья решает всех вызывать непосредственно в суд.

Другие свидетели уже явились и ждут в коридоре. Разрешения на видео- и фотосъемку судья не дал. По желанию оперативника Котенко он вызывает первым Павла Кириленко, молодого человека интеллигентной наружности. Тот рассказывает, что однажды его завели в здание кубанской ФСБ, показали ноутбук, а там на экране «был флаг Украины». И «было написано», что это страница Дарьи Полюдовой. Следующий свидетель — Руслан Гилевич. Его тоже приглашали и он тоже помнит, что на интернет-странице речь шла о войне на Украине и революции в России. «Провокационные картинки», — отмечает свидетель.

Адвокат Андрей Сабинин просит о дополнительном допросе свидетеля, того самого оперативника Котенко. Судья согласен. «Как могли свидетели видеть страницу Дарьи Полюдовой в сентябре, если страница была заблокирована решением «Роскомнадзора» за пять месяцев до этого?» — спрашивает адвокат. Из пояснений Котенко следует, что решение о блокировке действительно приняли в апреле 2014 года, но реально страницу заблокировали только в конце сентября. А почему так, он не знает. 

Ключевой момент процесса — допрос Сергея Титаренко, главного свидетеля обвинения. Он был задержан примерно в то же время, что и Дарья, и тоже полгода сидел в СИЗО. Его обвинили по части 1 статьи 280, «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»: на своей странице «Вконтакте» Титаренко разместил сообщение группы «Коломойский вещает», которое сочли экстремистским. Титаренко присудили 100 тысяч рублей штрафа, сейчас он на свободе.

Но у ФСБ ничего не бывает просто так. В протоколах допроса Сергея Титаренко есть показания о том, что Полюдова в личных беседах говорила о насильственном свержении власти. Этот момент для обвинения принципиален. Если Дарья использовала слово «революция», то это еще не предполагает насилия (бывает научная революция, например). А вот если призывала к насилию, то это состав. Сергея Титаренко приглашают в зал.

— Ей были нужны помощники, чтобы совершать социалистические революции, — говорит он громко и напористо.

— Социалистические революции, чтобы что? — многозначительно смотрит прокурор.

— Я даже не спрашивал, — слегка смущается Титаренко.

Прокурор зачитывает его показания, данные следователю ФСБ 18 февраля 2015 года: «Полюдова сказала мне, что хочет добиться свержения действующей в России власти путем совершения революции, то есть свержения действующей власти насильственным путем».

— Нет, «насильственным» — таких слов не было, — уточняет свидетель.

Адвокат Сабинин удивляется: «Как эти слова попали в протокол допроса?». Титаренко говорит, что в протоколе оказались показания, которых он в действительности не давал. В зале повисает неловкое молчание, которое нарушает судья Олег Гончаров:

— Свидетель пояснил, что (Полюдова) призывала к свержению государственного строя.

— О государственном строе речи не было, — поправляет Титаренко. — Речь шла о том, что нужно совершить социалистическую революцию.

— По признаку украинской, да? — уточняет судья.

— На Украине демократически произошло все, — поднимает голову Титаренко. — На Украине не было социалистической революции.

Секретарь ерзает на стуле, прекратив вести стенограмму. Судья смотрит куда-то поверх голов. После долгих выяснений и вопросов Титаренко выдает фразу: «Разговор шел о социалистической революции, я это понимаю только как насильственный путь». После этого его отпускают.

Все заседание Дарья сидит с невозмутимым и даже веселым выражением лица. За время судебного процесса она успела отбыть несколько административных арестов, потому что в станице Полтавской проводила одиночные пикеты в защиту политзаключенных.

Сейчас ей грозит до пяти лет лишения свободы. Следующее заседание суда состоится 8 октября.

Краснодар

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera