Мнения

Скальпелю нужен хирург

Нынешнее правительство и его председатель не способны принимать непопулярные решения, которые диктует «новая реальность»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 106 от 28 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

Нынешнее правительство и его председатель не способны принимать непопулярные решения, которые диктует «новая реальность»

Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев написал пространную и, видимо, программную статью для «Российской газеты». Сообщается, что в полном объеме труд под названием «Новая реальность: Россия и глобальные вызовы» увидит свет в журнале «Вопросы экономики». Но и сейчас материала для анализа более чем достаточно. Тем более что в конце статьи сформулированы восемь выводов. Вот последний из них: «Предстоит сформировать систему ответственности различных уровней и органов власти за принимаемые решения. Оценка чиновников и финансирование программ должны быть привязаны к конкретным результатам. Система принятия решений должна приобрести целостный и последовательный характер, с тем чтобы тактические решения не вступали бы в противоречие с заявленными долгосрочными ориентирами».

Можно было бы предположить, что этот вывод сделан премьером в отношении правительства, которое он возглавляет, и что это намек на какие-то важные изменения. Но нет. В самом начале статьи автор честно предупреждает: «Здесь не будет развернутой программы действий или описания конкретного экономического инструментария. Для этого есть другие форматы. Прежде всего, это те решения, которые готовятся и принимаются президентом и правительством практически в ежедневном режиме».

Что еще стоило почитать в пятницу? Да хотя бы свежий релиз Росстата с макроэкономическими данными за август. Особенно те графы, где идет сравнение год к году. Что у нас упало? ВВП (на 3,5%), промпроизводство (на 4,3% — привет импортозамещению), внешнеторговый оборот (на 40,8%), инвестиции (на 6,8%), реальные доходы населения (на 4,9%) и реальная зарплата (на 9,8%).

Что выросло? Сельское хозяйство (на 2,3%), потребительские цены (на 15,8%), общая численность безработных (на 8,9%), в том числе официально зарегистрированных (на 13,5%).

В стране полноценный кризис, который невозможно свести к одному только падению доходов в результате неблагоприятной конъюнктуры. Исчерпание модели, о котором много говорилось на всех уровнях, явлено в формате высокой четкости. Единственная причина, по которой этого пока не ощущает кожей подавляющее большинство населения, — анестезирующий эффект, который на общественное мнение оказывает пропаганда, а на экономику — сохраняющиеся на высоком уровне бюджетные расходы. Впрочем, мы сорим деньгами не из самой казны, а из Резервного фонда, который к концу года похудеет на 2,5—3 триллиона рублей. В худшем случае триллионов останется всего два, и при сохранении структуры государственных расходов Резервный фонд будет исчерпан до конца следующего года. Останется еще Фонд национального благосостояния, но и его надолго не хватит.

В общем, Дмитрий Медведев в своей научно-публицистической статье сделал существенную оговорку, предложив переводить термин new normal как «новая реальность», а не как «новая нормальность».

Потому что у нас ситуация совершенно ненормальная. Откладывая принятие непопулярных решений и, шире, проведение масштабных реформ, — мы отрицаем новую реальность. А она неизбежно наступит. И тогда будут не реформы, а шоковая терапия в худшем своем проявлении.

Поскольку о широком пакете реформ говорить в нынешней ситуации невозможно, начать стоило бы с приведения к новой реальности федерального бюджета. Тем более что с этой задачей правительство справиться просто обязано: главный финансовый документ страны должен быть вынесен на обсуждение кабмина 8 октября. Пока бюджетный процесс состоит из выдвижения Минфином урезающих инициатив и доблестного сопротивления им со стороны министерств и ведомств. Что в принципе можно сделать?

Вариант 1. Проесть резервы. Политически неприемлем, но отчасти будет реализован.

Вариант 2. Финансировать дефицит за счет форсированных заимствований. Уже реализуется и будет популярен дальше. Самая свежая идея — предложить облигации федерального займа (ОФЗ) частным инвесторам, то есть гражданам. У нас с вами появится возможность не класть деньги в банк, а покупать государственные облигации. Генетическая память сопротивляется, так что придется предлагать эксклюзивные условия. То есть занимать у граждан по высоким ставкам, выше, чем у банков. Это тоже анестезирующее предложение, причем с неприятными последствиями — ведь дорогие деньги придется отдавать. Или объявлять в будущем очередной внутренний дефолт. Перспективы из серии «оба хуже».

Вариант 3. Повысить доходы. Тут есть конкретное предложение Минфина — изъять у нефтяников 600—700 миллиардов рублей дополнительных доходов, которые образовались благодаря девальвации. Это рост чистой прибыли сектора (та самая EBITDA) по отношению к 2013 году. По форме и по содержанию — налог на богатых. Богатые, конечно, сопротивляются и пишут президенту, что результатом будет сокращение инвестиционных программ с мультиплицирующим эффектом для смежных отраслей плюс падение добычи и массовые увольнения. Это в большей степени элемент шантажа, нежели объективная реакция на налоговую экспроприацию. Сектор в состоянии пережить изъятие девальвационных доходов, но он в состоянии и защитить свои интересы благодаря кумулятивному лоббистскому ресурсу.

Вариант 4. Урезание расходов. Непременно будет реализован вопрос: когда и за чей счет? Тут надо смотреть на крупнейшие расходные статьи, а это силовой блок и социалка, главным образом пенсии (из медицины и образования после «оптимизации» много не выжмешь).

Силовой блок уже понес некоторые потери — предельная штатная численность МВД урезана на 10%. Кстати, с МВД злую шутку сыграло то, что оно непосредственно подчинено президенту. Он подписал соответствующий указ, в то время как гражданские ведомства, подчиненные премьер-министру, смогли отбиться от идеи Минфина о всеобщем сокращении расходов на 10%.

Читайте также:

Полицейскую охрану снимают из музеев. Что будет, кто против, реакция культурного сообщества и позиция МВД

Оборонные траты и, в частности, госпрограмма вооружений тоже могут быть сокращены — а скорее, оптимизированы. Но итоговый результат с точки зрения бюджета не будет большим. Внешняя политика поставила страну в ситуацию, когда сильная армия ей жизненно необходима. Это такая же новая реальность, как падение цен на нефть, что признают даже правительственные либералы.

Немалую выгоду можно было бы извлечь из реальной административной реформы. Например, из упразднения ФСКН, которая борется с семьями булочников и оранжевой угрозой, в то время как львиную долю реальных уголовных дел о незаконном обороте наркотиков успешно расследует МВД. Или из упразднения Федеральной таможенной службы с передачей силовых функций ФСБ, а гражданских — налоговой службе. Можно было бы радикально сократить количество надзорных органов с передачей большинства функций в регионы. Но это уже структурные реформы, а политическая воля к ним пока так и не проявлена.

Поэтому резать придется социалку — и пенсии в первую очередь. Тут тоже есть развилки. Можно в очередной раз «заморозить» накопительный компонент. Но тут против уже Минфин, и не только в силу либеральных наклонностей, а вполне себе из меркантильных соображений. Пенсионные сбережения вкладываются в те самые ОФЗ, это дешевле и проще, чем искать выход на «физиков» через рынок (негосударственные пенсионные фонды и ВЭБ его уже нашли).

Можно уже со следующего года приступить к повышению пенсионного возраста, на чем публично настаивает министр финансов Антон Силуанов. Экономия выйдет большая, но это чревато политическим кризисом в предвыборный год, потому что протащить такую идею через Госдуму можно будет только голосами «Единой России», в то время как формально оппозиционные партии будут зарабатывать очки на активном противодействии этой идее. А у нас премьер-министр по совместительству возглавляет партию власти и поведет ее на следующие думские выборы. У него как раз выбор небольшой: оказать медвежью услугу «Единой России» или правительству. С непременным ущербом собственной политической позиции.

Сэкономить можно также на работающих пенсионерах, например, отказавшись от индексации пенсий для этой категории или вовсе оставив ее без так называемой базовой части пенсии (что не лишено логики, поскольку базовая часть представляет собой пособие по утере дохода и платить его тем, кто доход по факту не потерял, в нынешних условиях — роскошь. Но политические последствия будут еще хуже, чем от повышения пенсионного возраста, потому что придется отнять деньги у нескольких миллионов россиян прямо сейчас).

Итак, непопулярные решения будут приняты — по воле действующего правительства или как результат его бездействия. Второй вариант намного хуже и куда более вероятен.


Егор Гайдар и Борис Ельцин на встрече глав СНГ, 1992 год. Фото: РИА Новости

Из этого, на мой взгляд, следует простой вывод. На текущий и следующий бюджетный циклы стране нужен кабинет, не связанный политическими ограничениями, если хотите, реинкарнация «команды камикадзе» (напомню, кстати, что тогда правительство формально возглавлял Борис Ельцин, а вовсе не Егор Гайдар). Резать по живому все равно придется. Лучше доверить эту работу профессионалам.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera