Мнения

Почему потерпевшие ходатайствуют об освобождении единственной подозреваемой по их делу?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 107 от 30 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

А вот с Родиной зря они так. Родина — мать, причем многодетная, не очень здоровая, но хорошая, красивая, немного наивная и уж точно ни в чем не виноватая.

Родина — это фамилия, зовут Арина. Родина Арина Александровна, многодетная мать, а теперь арестантка СИЗО-6. Сидят женщины вшестером в четырехместной камере, двое спят на полу на тоненьких матрасах. С Ариной вместе сидит ответственный работник судебного департамента, а еще сидит жена крупного чиновника, а также женщина, которая пошла на базар за огурцами, да тут ее и приняли, потому что она на кого-то там похожа. Внизу в очереди на передачу сидит муж Арины — Сергей, у Сергея болезнь Паркинсона, и это заметно. Сергей сидит в очереди просто так: талончик у него на... через две недели, но он ждет, когда выйдет адвокат, и общается с людьми в очереди. Вот немолодой мужчина волнуется: он тоже пытался было передать жене передачу, а не выходит ничего. Жену вызвали в Москву из Иванова на допрос в качестве свидетеля… да и изменили тут же статус на подозреваемую, и, стало быть, арест. А приехали-то когда тепло было, она в сарафане и босоножках, а ей, между прочим, 57 лет. И когда мужик из Иванова сможет передать ей кофту и треники, науке неизвестно.

Сергею легче среди людей: дома у него трое детей, младшему полтора года, среднему девять, старшей 19, и он не знает, что им сказать. Хорошо хоть, Арина перед арестом приютила молодую женщину, тоже с ребенком, им некуда было идти, так уж сложилось — и теперь она сидит со всеми, пока Сергей ждет, когда выйдет адвокат и принесет ему письмо от жены со списком всего самого необходимого и еще какими-то важными для него словами. Потом он будет весь день тихо сидеть в углу офиса «Руси Сидящей», отказываться от обеда, не выпуская из рук письма, разглаживая его и перечитывая снова и снова.

Адвокат Елена Романова вышла от Арины приободренной. Во-первых, давление у Арины перестало скакать так, как в первые три дня, когда и 230 было. Во-вторых, пока адвокат стояла в очереди на свидание с другими адвокатами и следователями, и, как принято, все обсуждали удивительные истории из жизни и деятельности суда и следствия, Елена рассказала сюжет о своей подопечной Родиной. «Нет, такого быть не может», — сказали хором следователи, пришедшие по своим делам. Елена Романова достала документы и показала. Вот, мол, было так и так. Изучили, помолчали, вынесли свой вердикт: «Так это ж корыстными интересами отдает…» Да, люди в теме.

История Арины Родиной действительно удивительная. Жила-была Аринушка, по первому браку — вдова. Второй брак не сложился, и вот встретила она наконец Сергея. Он и правда хороший парень, но вот со здоровьем не очень, а стало быть, и с работой. Стало быть, всё на Арине — и дом, и муж, и двое маленьких детей, и дочка в платном вузе. Но ничего, вытягивала, и все были счастливы. Однажды увидела она объявление: мол, солидная фирма приглашает на работу и решит ваши финансовые проблемы. Созвонилась, сходила на собеседование, и предложили ей работать «риелтором» — квартиры показывать на покупку и продажу, бумажки туда-сюда носить. Через какое-то время почуяла Арина неладное: что продают квартиры по подложным документам. И пошла в родную полицию с повинной. В следственной части МВД ЮЗАО Арину встретили ласково, все заявления приняли, взяли подписку о невыезде и стали производить всякие следственные действия по поводу мошенничества неустановленной группы лиц. Хотя чего уж, какие неустановленные: вот фирма, вот Арина, вот потерпевшие, причем не от Арины. Потерпевшие к Арине никаких претензий не имеют, ходят на следственные действия вместе с ней. И вдруг неделю назад — бац! — и следовательница Круглова говорит: всё, приехали, сейчас будем срочно менять меру пресечения на арест, вот наручники, конвой, ИВС, а через 48 часов суд. Тут у Арины давление, обморок, «скорая», уколы. Всё равно везут в ИВС, а оттуда ее отправляют в больницу. Конвой из больницы доставляет ночью в суд, и судья Гагаринского суда Колесниченко санкционирует арест и тюрьму — потому что следователь внезапно принесла два листочка из разыскного дела без номера и даты. Вот, дескать, скрывалась. А куда бы Арина скрылась с подпиской о невыезде, с явкой на допросы три раза в неделю, с повинной, мужем-инвалидом и тремя детьми? Прямо скажем: никуда.

А знаете, кто первый подал апелляционную жалобу на арест Арины? Ни за что не догадаетесь. Потерпевшие. Они протестуют против ареста Арины, потому что она единственный человек из всей этой, прости господи, фирмы, который никакого ущерба им не нанес, а вовсе наоборот. А ведь по делу получается, что ущерб нанесла группа неустановленных лиц — плюс установленная, сама явившаяся Арина. Кто-то в группе этих неустановленных лиц сильно не хочет, чтобы его установили. И следствие идет ему навстречу, любезно подставляя Родину.

Арина сидит, «скорая» ездит туда-сюда, муж в очередях, дети в полном недоумении, потерпевшие требуют свободы и справедливости для Арины Родиной. И «скорая», и тюрьма, и суд, и следствие, и дети, и муж — это всё за наш с вами счет, это мы как налогоплательщики платим им зарплату и пособия. А Родина назначена злодейкой. Ведь Родина и ее дети здесь никого не интересуют. Вези свой воз, Родина!..

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera