Сюжеты

Свеча Чулпан

Любимая актриса празднует день рождения

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 107 от 30 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

Любимая актриса празднует день рождения

Мы часто говорим в редакции о том, что очередной номер газеты снова тотально трагичен, беспросветен. Не на чем читательскому глазу успокоиться. Правда жизни страны на ее каких-то пиках катастрофически мрачная: репортеры пишут то, что видят, то, о чем им говорят пострадавшие. В стране так много бездн и чудовищ, чаще всего рукотворных, которые утягивают наших героев, что не хочется приводить примеры. Имя блистательной актрисы Чулпан Хаматовой уже лет десять как тоже напрочь связалось с бедой — с тяжелыми болезнями детей. Но вот парадокс: как только речь заходит об очередном тексте, с ней связанном, лица коллег светлеют. Потому что — да, речь снова о трудном, но на краю, именно у этой бездны, всегда встает тяжелая артиллерия любви. Эта любовь всегда спасительная: она из клоунов, музыкантов, артистов, шариков, сладкой ваты, игрушек, всевозможных кружков и даже больничной школы с выпускными балами — с одной стороны, и с лучшим в мире уникальным научно-клиническим Центром детской гематологии, онкологии и иммунологии — с другой. Если бы не Чулпан Хаматова, такого центра, позволившего справляться с детским раком в 75% случаев, в России бы так и не было. Потому что многие годы врачи ходили по инстанциям, но не получалось ничего, кроме толстых папок документов-отписок.

Кто сегодня помнит о том, что в 2005 году никто не верил благотворительным фондам? А никто не верил. Кто знал, что детский рак чаще всего излечим? Не знали, да и знать многие не хотели. Теперь не верить и не знать давно уже стало неприличным. Не помогать больным детям для многих в стране стало просто немыслимым. Детский рак, вынуждавший прежде родителей продавать все, что есть, вплоть до квартир, чтобы справиться с оплатой дорогостоящего лечения, перестал утягивать семьи в пропасть — на его пути встали практически все. Как и с чего началась эта нормальная, человеческая история в стране, где казалось, что люди друг друга готовы заасфальтировать?

Началось с момента, когда Чулпан Хаматова познакомилась с врачами РДКБ, которые ей рассказали о том, что детям, получающим химиотерапию, можно переливать только облученную кровь. Иначе у них могут развиться тяжелые осложнения…Аппарат по облучению крови стоил 200 тысяч долларов. Его привезли в больницу под обещание, что за три месяца будут собраны деньги. Но собрать не получается, на него теперь пойдут штрафы, деньги на лечение будут уходить в воздух… И вместе с подругой, актрисой Диной Корзун, Чулпан решила: нельзя не вмешаться! Нужно бить во все колокола: люди просто не знают, что детский рак лечится. Затея стала казаться абсурдной через пару недель. Две популярные, но совсем еще молодые актрисы не представляли себе уровень всех проблем, которые перед ними встали… Но «глаза боятся, а руки делают». Самозабвенно, за счет недосыпаний и сорванных голосов от тысячи раз произнесенных одних и тех же слов, обращенных к разным людям, они продолжали начатое.

Когда человек вкладывает всю душу — другие души не откликнуться не могут. Актеры и музыканты совершенно разных стилей, цехов, журналисты, друзья — никто не подвел в 2005 году двух отчаянных девушек… В День защиты детей, 1 июня 2005 года, на сцене Театра «Современник» состоялся первый концерт «Подари жизнь» — и началась эпоха возрождения в России. Это — не громкие слова, это — правда, потому что Чулпан и Дина в буквальном смысле «инфицировали» миллионы людей благотворительностью. Изменился культурный контекст страны, поменялся вектор массового сознания. Люди перестали бояться проявлять человеческие чувства, и вдруг оказалось, что именно в этом, а не в быдляческой агрессии накоплен острейший дефицит…

Тогда, 10 лет назад, люди собрали денег больше, чем было необходимо для аппарата по облучению крови. И в зале театра, и позже, когда уже люди, прочитавшие о событии в газетах, несли деньги в помощь детям, — всюду и везде было как будто одно дыхание. Было ощущение какого-то абсолютного единения, ВЕЗДЕ были человеческие лица — сострадающие.

Денег хватило еще на несколько срочных дорогостоящих операций тяжело заболевшим малышам… И после концерта деньги продолжали поступать на счет больницы. Тогда стало очевидно, и об этом не раз писала «Новая»: «Мы живем в стране людей. Нам просто нужен был импульс. Наверное, наступил предел: человеческие пружины разжимаются».

Концерты «Подари жизнь» стали традиционными, в фонд с одноименным названием потянулась молодежь: сотни волонтеров мечтали связать свою судьбу с помощью больным детям. Берут не всех, надо пройти серьезное собеседование.

Всякий раз после концертов шли деньги со всей страны, а уже через два-три месяца добрые порывы замирали… Фонд «Подари жизнь», который организовали Чулпан и Дина, придумывал все новые и новые акции. Я помню, как на московском стадионе «Труд» актрисы в туфлях на высоком каблуке били по мячу! Это была тренировка звезд шоу-бизнеса, предстоял благотворительный матч в Лондоне… И вся страна помнит победу Чулпан в телепрограмме «Звезды на льду» — ее участие в проекте тоже было решением фонда, потому что всякий раз после таких выступлений поднималась высокая благотворительная волна — деньги шли детям, заболевшим раком …

Конфуций говорил еще 2500 лет назад: «Хватит клясть тьму, лучше зажги свою маленькую свечку». От свечи Чулпан пришло исцеление не только больным детям, но и нам с вами. Помогая, мы тоже исцеляемся.

Чулпан, с днем рождения!

От редакции «Новой газеты»

 

Друзья

Алексей Бородин, главный режиссер РАМТ: «Она – человек развития»

— Сразу со вступительных экзаменов было видно, какой это одаренный и неординарный человек. На втором курсе она играла Нору, большой отрывок из «Кукольного дома» Ибсена — и тогда была уже ясна мера таланта. У них вообще был сильный курс: ребята подпитывались друг от друга. И меня восхищало, как Чулпан, совсем еще девочка, — безошибочно берет от Москвы все лучшее, что можно от этого города взять. Культуру. А столичная «накипь» ее, кажется, совсем не касалась.

Она — человек развития. Из тех, у кого «человеческое» формируется и растет параллельно «творческому», определяя масштаб личности. Эти два начала соединяются не так часто. Но когда это все-таки происходит, как у Чулпан, — выходит нечто особенное. Ее дипломным спектаклем был «Дневник Анны Франк» в РАМТе: хорошо помню, как мы работали над ним. У меня в кабинете, в театре, и сейчас хранится привезенный Чулпан из Амстердама портрет Анны и макет домика, где пряталась семья Франк. И я хорошо вижу линию от Чулпан-студентки, от силы чувства, с которой она играла Анну, — к последующему развитию. Не только к ее ролям, но и к фонду «Подари жизнь». 

В студенчестве Чулпан какое-то время была одной из ведущих программы «Взгляд». Это случилось так: мне позвонили ребята из «Взгляда», спросили, нет ли у меня студентки, которая подошла бы им — по тональности, по гражданскому содержанию передачи. Я сказал: есть! И именно так, на телеэкране, во «Взгляде» ее впервые увидела Галина Волчек…

 

Вадим Абдрашитов, сценарист: «Она работает азартно»

— Актриса на главную роль во «Времени танцора» была уже утверждена. Но я совершенно случайно увидел ролик с курсовой работой никому не известной юной актрисы: она играла какого-то мальчишку в штанах, нелепо-очаровательно, забавно, и было видно: там есть что-то такое живое! И просто на всякий случай, на будущее, я попросил вызвать эту актрису. Она приехала на «Мосфильм» — и это сразу было понятно, к нам вошел ярко-талантливый человек. Стали говорить, это подтверждалось. Но уж очень молода была Чулпан Хаматова, очень уж молодо выглядела. Все же по роли — героиня войну прошла, санитаркой была, и роман у нее сложный с женатым мужчиной, а тут — совсем девочка. И я ей это честно сказал. Но она ж приехала, она здесь, и я решил: «Ну давай попробуем!» И они встретились со Степановым и сыграли очень сильную, довольно откровенную сцену. Я был под сильным впечатлением: из подростка Чулпан вдруг превратилась в молодую, но все-таки женщину! И не просто убедила, а поразила и обрадовала таким ярким своим свечением. И стало ясно: она из этой картины, она санитарка из госпиталя и одновременно Ленора, что при Луне на коне скачет. И я утвердил ее на роль.

Вначале она опасалась кино, но очень скоро засверкала и на экране, и на сцене. Я ее нежно люблю, очень высоко ценю, и желаю в первую очередь хороших ролей. Потенциал ее огромен. Она может играть глубоко трагедийные роли (я хотел бы увидеть ее в роли леди Макбет, например, и уверен, что это было бы глубоко и страшно, и объемно). Я хотел бы ее увидеть и в комедийных ролях, потому что, когда она прикасается к фарсовому материалу, это убедительно и смешно невероятно (стоит вспомнить роль в спектакле «Мамапапасынсобака»). Чулпан относится к тем мастерам, которые работают азартно, с удовольствием, и это удовольствие всегда передается зрителям.

И еще хочу сказать, что мне глубоко отвратительны негативные комментарии по поводу того, что она делает. У нас как только появляется человек, который хоть что-то делает, сразу возникают те, кто начинает искать в этом второй и третий смысл, не говоря о главном — о сохранении жизни. Хаматова помогает жить огромному количеству людей. И мы должны быть благодарны ей за это.

Она в очень хорошей творческой форме, она молода, красива, у нее колоссальный опыт, и хочется, чтобы она работала с материалом, который дал бы ей возможность этот опыт воплотить полно и так талантливо, как может только она.

 

Евгений Миронов, худрук Театра Наций: «Маленькая и Великая»

— Чулпан, я не представляю своей жизни без тебя. Ты мне подарила настоящее счастье быть рядом с тобой, все равно где — на сцене или в жизни. Ты всегда и везде настоящая и искренняя. Ты маленькая и Великая, упертая и хрупкая, счастливая и одинокая. Я хочу, чтобы ты была счастлива, и все, что от меня зависит, сделаю для этого. Рядом — всегда.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera