Сюжеты

Стратфорд-на-Сороти

«Пушкинская школа» Владимира Рецептера снова показала класс

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 107 от 30 сентября 2015
ЧитатьЧитать номер
Культура

«Пушкинская школа» Владимира Рецептера снова показала класс

«Фауст и другие». Денис Волков — Фауст, Никандр Кирьянов — Мефистофель

Пушкинский фестиваль в Пскове проходит двадцать лет при переполненных залах. Второй год петербургский театр «Пушкинская школа» в рамках федеральной программы региональных гастролей ведущих российских театров «Большие гастроли» дает спектакли в Пушкинских Горах. Десять представлений — десять аншлагов.

Конечно, аудитория не исчерпывается местными жителями. Заказав билеты по интернету, люди собираются со всей округи. Из Себежа, Острова, Новоржева, Пскова. «Что же удивляться? — услышала я от дамы, приехавшей из Опочки. — У нас культурный голод». Удивляться я, однако, не переставала. В зале видела и научных сотрудников, и экскурсоводов (которые на Пушкине «собаку съели»), и батюшек из Святогорского монастыря, и туристов, среди них попадалась и «культурно сытая» питерская публика.

Вся жизнь этого театра вращается вокруг классика, и порой возникает сомнение: не устали ли они друг от друга — артисты от Пушкина и Пушкин от артистов? Как спасаются от повторов, скуки, хрестоматийности?.. Впрочем, репертуар «Пушкинской школы» дополняется современниками, оппонентами и единоверцами поэта. Классик предстает в окружении Карамзина, Фонвизина, Батюшкова, Лермонтова, Блока. И даже Шекспира.

Этот театр «автороцентричен», однако отнюдь не мемориален. Сочинения Пушкина представлены зачастую как «Опыты драматических изучений». При этом дверь в творческую лабораторию театр охотно распахивает для публики, посвящая в свои и пушкинские тайны. Будь то «Фауст и другие», «Хроника времен Бориса Годунова» или «Сказки» — это не буквальная театрализация пушкинских текстов, а попытка разобраться в предыстории, подоплеке и современных смыслах. Игра перемежается с исследованием времен, характеров, судеб. Театр открыт для эксперимента, его эстетическая система разомкнута, так что любой зритель, не только просвещенный, находит здесь пищу для размышлений и сердечных замет. У артистов к тому же есть шанс творить вне амплуа: сегодня ты герой-любовник, завтра характерный персонаж или лицо «от автора»…

На встрече, состоявшейся в библиотеке Пушкинских Гор, Владимир Рецептер, которого помнят как артиста БДТ, объяснил свой статус (в связи с названием книги, до сих пор тревожащим читателей: «Прощай, БДТ!»): «Из театра уйти нельзя!» Он действительно из Театра не ушел, создал свой Пушкинский театральный центр, который уникален уже тем, что ни у одного российского литератора до сих пор не было «своего» театра. Единственный аналог — Шекспировский театр. Хотя сравнение не вполне корректно: «наше всё» гораздо моложе Шекспира. К тому же великий брит вовсе Рецептеру не чужд. Еще будучи молодым артистом, он донимал Товстоногова своими филологическими прожектами: играя «Гамлета», на принца Гарри покушался, предположение о «Русалке» сочинял, «Розу и Крест» Блока на Малую сцену продвигал…

Так незаметно из артиста превратился в режиссера, а после и в педагога.

Набрал актерский курс в Петербургской театральной академии, воспитал его «на Пушкине». Теперь выпускники СПб театральной академии составляют костяк «Пушкинской школы». На этой благодатной почве расти продолжают. И уже выросли в мастеров. Поэтому зал замирает, прислушиваясь к тончайшим движениям души поэта Батюшкова (в моноспектакле Григория Печкысева), сочувствуя и изверившемуся Арбенину (Денис Волков), и запутавшейся в собственных сетях баронессе фон Штраль (Мария Егорова), и подавленному мощью отца царевичу Алексею (Денис Французов), умиляясь изнеженности пажа Алискана (Никандр Кирьянов в спектакле «Роза и Крест») и неотразимому простодушию Скотинина (Павел Хазов в «Недоросле»)…

С неменьшим восторгом зрители принимают неожиданные трактовки заведомо знакомых сюжетов, как случилось, например, со «Сказками». Историю про Золотую рыбку со сцены нам поведали обитатели подводного царства, в результате получилось не просто поучительно и забавно, но и с экологическим подтекстом. Зверские аппетиты людей режиссер противопоставил мудрости одушевленной фауны…

Сегодня уже второе поколение учеников Рецептера постигает уроки Пушкина. Студенты-второкурсники тоже участвовали в гастролях. Кое-кому даже повезло выйти на сцену со старшими. Но главное — они окунулись в атмосферу Пушкиногорья. Потом, когда на занятиях по актерскому мастерству дело дойдет до «Русалки», они вспомнят места, где дочь мельника встречалась с Князем. Уроки, полученные ими в зеленой школе Пушкинского заповедника, пригодятся не раз. Неудивительно, что на занятиях по сценической речи ребята обсуждали с педагогом гипотезу о происхождении ритма пушкинского стиха. По мнению экскурсовода, четырехстопный ямб слышится в молотьбе, когда цепом отделяют зерна от плевел.

Впрочем, «Пушкинская школа» как раз этим и занимается: здесь неустанно, не сбиваясь с ритма, отделяют зерна от плевел.

Елена АЛЕКСЕЕВА —
специально для «Новой»

Теги:
театр
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera