Сюжеты

«Виноватого сразу видно»

В суде допрошен следователь по делу Антона Сачкова, в отношении которого поднят вопрос об ответственности за фальсификацию доказательств

Фото: «Новая газета»

Общество

В Абинске продолжается суд над Антоном Сачковым.


Фото: Елена Костюченко / «Новая газета»

В Абинске продолжается суд над Антоном Сачковым. Детдомовец из поселка Ахтырский, осужденный за убийство, а затем — оправданный, может снова оказаться в колонии — оправдательный приговор отменен Краснодарским краевым судом. 30 сентября в Абинском городском суде допросили еще двух свидетелей.

Первый — следователь Эдуард Аракелин. Именно он «нашел» три года назад Антона Сачкова. Я уже встречалась с Аракелиным, когда впервые приезжала в Ахтырку. Он нехотя и кратко отвечал на вопросы по делу, зато подробно рассказывал, что пока коллеги болеют, он одновременно ведет 25 дел (обычно — 8). Что виноватого человека «сразу видно», а выводы следователя всегда подтверждает суд, поэтому сомнений «не возникает». Тогда Эдуарду было 22 года. Он ровесник Антона. Сейчас — 25. За три года, которые Антон провел сначала в СИЗО, а потом в колонии, Аракелин перешел из крохотного Абинска в Прикубанский округ Краснодара (как и планировал).

Читайте также:

Оперуполномоченный МАКАРОВ: «Я же не один выполнял эти поручения…»

Нужно сказать, что заочно Аракелина вспоминали почти на каждом заседании этого процесса. Свидетельница Лиза Галактионова рассказывала, как Аракелин допрашивал ее без мамы (Лизе тогда было 16), а затем попросил принести пустой лист с маминой подписью. Мама Лизы, вызванная на процесс, свою подпись вообще не признала. Мама второго осужденного — Шуча — Валентина Мусиенко вспоминала, как по просьбе Аракелина принесла шорты, которые якобы были на ее сыне в день убийства. Но шорты были чужими — следователь сказал, что это не важно. И вот эти шорты потом возили на экспертизу в Краснодар.

Я пересказывала суду слова свидетеля Артема Новакова, опознавшего Антона. На опознании Сачкова статистами выступали двое его знакомых: «И на кого мне было указывать?»


Фото: Елена Костюченко / «Новая газета»

Аракелин коротко ответил на вопросы прокурора: несовершеннолетние свидетели допрашивались в присутствии родителей, шорты Шучева, отправленные на экспертизу, были теми, в которых он совершал преступление, на опознании место Сачкову он не указывал, каждый садился, где хотел, а про знакомство со статистами спрашивать у опознающих не обязательно.

Адвокат Попков спросил: «А вы осознаете, что за фальсификацию доказательств в уголовном деле вам может грозить уголовная ответственность? Мы подняли перед судом вопрос о фальсификации доказательств лично вами».

Аракелин — судье: «Мне отвечать на этот вопрос?»

Судья: «Отвечайте».

Аракелин: «Ну, осознаю. 303 статья, часть 3».

После Аракелина говорила Любовь Анатольевна — мама вожатой Оли Повякаловой. Рассказала, как с младшей дочкой ходила в магазин — и увидела начало конфликта в сквере. «Антона опознаете?» — «Нет». — Категорически?» — «Категорически». В материалах дела нет ее допроса, хотя участковый Макаров — герой прошлого судебного заседания — знал, что Любовь Анатольевна видела и Шуча, и «второго», и погибшего Давыдова. Может быть, ближе всех остальных свидетелей — с расстояния двух метров.

Начали оглашать доказательства. Прокурор зачитал опознания, а также психолого-психиатрическую экспертизу на Антона — эгоцентричный, вспыльчивый, эмоционально-неустойчивый. Прочитали несколько приговоров свидетеля обвинения Ирины М. (освобождена от уголовной ответственности, направлена на излечение).

Судья Ирина Бондаренко объявила перерыв до понедельника. «Новая» продолжает следить за процессом.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera