Сюжеты

400 тысяч бейсбольных бит и один бейсбольный шарик

О чем просили Путина правозащитники из СПЧ и о чем его не спросили

Фото: «Новая газета»

Политика

Анна Байдаковакорреспондент

О чем просили Путина правозащитники из СПЧ и о чем его не спросили


Экономист Евгений Ясин, уполномоченный по правам человека в России Элла Памфилова и первый замруководителя Администрации президента Вячеслав Володин

Владимир Путин сегодня провел совещание с членами Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека. Выступить с докладом и обратиться к Путину смогли не все (вел встречу председатель СПЧ Михаил Федотов), однако и того, о чем правозащитники успели поговорить за три часа встречи, и какие темы они не захотели обсуждать столь продолжительное время, оказалось достаточно 

Председатель СПЧ Михаил Федотов пожаловался президенту на «охоту на ведьм» в отношении некоммерческих организаций, которые одна за другой объявляются «иностранными агентами». Он призвал президента посетить Мемориальный центр «Пермь-36», попавший в реестр Минюста и безуспешно пытавшийся оспорить статус «агента» 28 сентября. Ранее у музея были конфликты с властями Пермского края, в результате которых его директор Виктор Шмыров и его подчиненные были отстранены от руководства музеем. В ответ Путин поручил самому Михаилу Федотову помочь музею в решении административных и финансовых проблем.

Владимир Путин в ответ заметил, что понятие «политическая деятельность» не должно быть в законе размытым, и документ нуждается в доработке. Федотов призвал Путина «наладить постоянную медиацию между властью и гражданским обществом, а также внутри самого общества, прежде всего для того, чтобы снизить уровень недоверия, нетерпимости, агрессии», упомянув погром на выставке скульптора Сидура в Манеже как пример того, что атмосфера в обществе накаляется.

«Недавно столичная ГИБДД сообщила, что в 2014 году в России было продано, вы только вдумайтесь, 400 тысяч бейсбольных бит и только один бейсбольный шарик. Ясно, что бейсбольная бита становится товаром массового спроса — спроса на агрессию», — заметил Федотов.

Элла Памфилова обратила внимание на то, что сейчас российские военнослужащие отправляются в Сирию, и попросила президента проследить за тем, чтобы государство выполнило по отношению к ним все социальные обязательства. «Я посмотрю, там действительно мы приняли ряд серьезных решений по обеспечению социальных гарантий», — ответил  Путин. Памфилова пожаловалась на перекосы в российской судебной системе: «Суды удовлетворяют практически всё: представьте себе, до 99 процентов иногда ходатайств следственных органов, направленных на ограничение конституционных прав и свобод граждан на стадии предварительного следствия, – и менее 7 процентов, когда это касается, скажем, нарушения самих органов предварительного расследования и должностных лиц».

На заседании затронули судьбу бывшего ректора Российской экономической школы Сергея Гуриева, который эмигрировал во Францию в 2013 году. Объясняя свой отъезд, Гуриев говорил, что опасается уголовного преследования, поскольку он в ряду других экспертов давал заключение по второму делу делу ЮКОСа, а у некоторых из них летом 2013 года прошли обыски. Путин заявил, что никто не мешает Гуриеву вернуться в Россию, уехал же он, по мнению президента, не из страха репрессий, а чтобы побольше заработать.

«Что касается господина Гуриева, я не знаю, чего он убежал. Никто к нему претензий не предъявлял. Он нашел работу за границей, поехал, там больше платят. Ну а если это сопровождается еще и какой-то политической позицией — это всегда более выигрышно. Если он решит вернуться и здесь работать — да ради Бога, мы будем только рады. Человек он умный, специалист очень хороший, это правда, поэтому и работу нашел, видимо, хорошую».

Людмила Алексеева задала президенту вопрос: почему то, что приветствуется для государства и бизнеса — привлечение иностранных инвестиций для собственных проектов в России — для НКО является основанием для закрытия.

Правозащитник Александр Бабушкин обратил внимание президента на судьбу эколога Сергея Витишко, осужденного в 2012 году на три года колонии-поселения за порчу забора у резиденции, которую «Экологическая вахта Северного Кавказа» считает дачей губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. По словам Бабушкина, сотрудники ФСИН объявляют дисциплинарные высказывания Витишко за то, что он обратился к уполномоченной по правам человека Элле Памфиловой. Из-за этого Витишко будет сложнее освободиться условно-досрочно. Путин обещал дать поручение генпрокурору Юрию Чайке проверить ситуацию с правами эколога в колонии.

Также президент сказал, что поручит прокуратуре проверить приговор бывшему мэру Махачкалы Саиду Амирову, который в конце августа получил от Северо-Кавказского окружного военного суда пожизненное заключение. Суд признал Амирова виновным в покушении на главу пенсионного фонда Дагестана Сагида Муртазалиева и организации обстрела торгово-развлекательного центра в Каспийске.

Выступивший в свою очередь журналист, обозреватель «Новой газеты» Леонид Никитинский поднял тему распределения средств на поддержку региональных СМИ из бюджета. На эти цели государство тратит 36 млрд рублей. «Мы провели исследование контента региональных СМИ. Общий вывод такой: там просто ничего нет, унылые пресс-релизы. За 36 миллиардов создана общероссийская «Парламентская газета», которая неплохо живет, но которую никто не читает. Следствием длительной государственной политики по подкормке лояльных СМИ стало полное отсутствие аналитики в региональной прессе и на телевидении, исчезновение человека как темы. Но 36 млрд это пряники, есть еще кнут. В XXI веке в России принято более 40 законов, в которых введены новые основания ответственности для журналистов и пользователей интернета. Ни законодательство о СМИ, ни решения о закрытии СМИ никак не обсуждаются журналистским сообществом. Давайте отберем 36 млрд у тех, кто их расходует неэффективно и подумаем, как направить эти средства на меры по удешевлению бумаги, по подписке, как направить эти деньги на обучение журналистов, чтобы поддержать тех, кто не имитирует за государственный бюджет, а которые действительно выполняют свой долг. Союз журналистов и другие профессиональные организации готовы представить свой анализ законодательство о СМИ и сделать упор на необходимость слушать наше мнение и при решении вопросов о закрытии СМИ.

Владимир Путин:  Органы власти любого уровня обязаны беспристрастно информировать население о том, что делается. Это не должен быть пиар, накачка своего собственного электорального ресурса — это недопустимо. Но мы с вами знаем, что журналистика, прямо скажем, независимая, когда она критикует власть, она вряд ли может рассчитывать, что власть будет ей за это платить... Как организовать дело таким образом, что средства, о которых мы с вами говорим, я не знаю, как это сделать. Если вы сделаете эти предположения с коллегами, буду вам признателен. Имея в виду, что мы не можем приказать регионам тратить деньги на то-то и не тратить на это.

Леонид Никитинский: Позволю себе вам ответить. Журналистам должны платить именно за то, за что нас не любят. За критику.

Читайте также:

Селфи-палки нашли губернаторов. Чьи изображения чаще всего появлялись на страницах «ручных» СМИ?

Выступивший вслед за Никитинским журналист Максим Шевченко добавил: «Я просил бы вас инициировать закон или какое-то изменение в закон, по которому бы приравнивалось покушение на журналиста или убийство журналиста приравнивалось бы к покушению и убийству общественно-значимого лица, а оперативное сопровождение таких дел поручалось бы ФСБ».

Путин никак не прокомментировал эту инициативу.

Лиза Глинка попросила Владимира Путина продлить еще на год действие президентского постановление, по которому вывезенных из Донбасса детей лечат в России бесплатно. «Мы 234 ребенка вывезли из зоны военных действий. До мира еще очень далеко, я прошу вас продлить действие постановления еще на год. Появилась новая категория детей, подорвавшихся на неразорвавшихся боеприпасах, — только за неделю в одну больницу поступило 20 таких детей. За время конфликта только в результате обстрелов минометных только в одной донецкой больнице более прооперировано более 120 раненых детей. Убито и идентифицировано 67 детских трупов. Есть трупы, которые невозможно идентифицировать». Лиза Глинка попросила президента инициировать программу по разминированию терапии, на Донбассе, чтобы минимизировать количество жертв, в том числе и среди детей.

Владимир Путин пообещал начать работу по разминированию территории Донбасса — координируя эту работу и «с той стороны». Другим условием для разминирования Донбасса президент назвал полное прекращение боевых действий по программе соблюдения минских соглашений. «К сожалению, сейчас эти соглашения не исполняются... Но будем работать, а постановление мы продлим», — завершил он ответ Лизе Глинке.

Далее Владимир Путин остановился на том, в каких случаях не исполняются Минские соглашения. Он уже не отвечал кому-то конкретно, а перечислял вслух. По мысли Владимира Путина, реализацию соглашений тормозит Украина.

«(В тексте Минских соглашений) Есть вещи, которые имеют единообразное понимание. В одном из пунктов соглашений написано: " Через 30 суток после подписания этого документа ввести закон об особом статусе Донбасса…" 30 суток давно прошло. Закон есть, но его просто не ввели. Подписать закон об амнистии. Он есть, нужно только поставить подпись президента. И так много по другим позициям. Ключевой вопрос — политическое урегулирование. Самое главное — внесение изменений в Конституцию. Это поиск компромисса. Но что там написано? "По согласованию с Донбассом…" Никакого согласования нет. Самый острый вопрос сейчас — проведение выборов. "По украинскому закону, но согласованно с Донбассом". Донбасс трижды посылал свои предложения. Но никакого диалога. Рада приняла закон, но в законе прописано "на территории ДНР/ЛНР выборов не проводить". Ну и что им делать? Они теперь объявили, что будут проводить самостоятельно… Но кризис может быть преодолен, будем надеяться, что диалог с непризнанными республиками будет продолжаться».

Наконец, комментируя экономическую повестку, президент заверил членов СПЧ, что российские власти в кризис не станут увеличивать долю государства в экономике: «Мы сейчас не собираемся ничего национализировать, не собираемся создавать государственный капитализм. Больше того, мы готовы сделать дальнейшие шаги по приватизации».

О чем мы не услышали? Ни слова не было сказано про дело о покушении на Олега Кашина, новый виток которого последний месяц держится в топах информационной повестки. Не говорили и о деле Бориса Немцова, расследование которого разваливается на глазах.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera