Сюжеты

Отбойные молотки

Рабочий, рассказавший «Новой» о проблемах Ковдорского ГОКа, уволен

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 111 от 9 октября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

Рабочий, рассказавший «Новой» о проблемах Ковдорского ГОКа, уволен


Фото: Лев ФЕДОСЕЕВ / ТАСС

Алексей Маркив, рассказавший «Новой» о нарушениях правил безопасности на предприятии (см. №96 «Новой» «Вчера убило Мишку, а завтра кого-то из нас...»), уволен. Приказ ему вручили после ночной смены, ради чего в восемь утра в цех технологического транспорта не поленилась торжественно явиться целая делегация комбинатовского начальства. Разве что оркестр не пригласили.

Напомним, в сентябре Алексей Маркив и другие водители большегрузов рассказали «Новой» о том, что их отправляют на работу в карьер на неисправных машинах, не прошедших техосмотр. Некоторые водители не имеют прав на управление самосвалом. В результате в течение полугода в карьере произошло два несчастных случая. В январе самосвал сорвался с обрыва, водитель, 33-летний Микайыл Гусейнов, погиб. А в конце июля БелАЗ, за рулем которого сидел 27-летний Артем Агеев, вспыхнул как факел. Водитель сумел выскочить, но сильно обгорел.

Теперь об увольнении Алексея. Формально оно связано «с неоднократными нарушениями трудового распорядка». Это появившиеся буквально недавно два замечания, с обоснованностью которых сейчас разбирается суд. Третьим и последним «проступком» стало то, что во время техосмотра Алексей затянул на своей машине одну разболтанную гайку, которую заметил инспектор. По версии начальства, на это нехитрое действие следовало вначале получить наряд-задание. Процесс закручивания гайки был зафиксирован на видео заместителем главного инженера.

Правда, уволить Маркива так спешили, что сделали это с опережением. На согласование председателю областного профсоюза «Защита» Сергею Деревянко направили проект приказа об увольнении с 5 октября. А уволили, не дожидаясь ответа, уже второго. Разумеется, никакие согласительные процедуры, оговоренные законом, не проводились. И это вновь повод для вмешательства надзорных органов.

Пока же, после публикации «Новой», надзор действительно наведался в карьер. Уже через неделю, 9—10 сентября, региональная инспекция Гостехнадзора явилась на повторный техосмотр карьерной техники. И, как рассказал «Новой» замминистра транспорта области Владимир Артемьев, инспекторы даже удивились: было видно, что к осмотру на комбинате готовились как никогда. Значительная часть неисправной ранее техники была приведена в порядок и получила заветные талоны техосмотра. Правда, показали инспекторам опять не все — некая часть техники так и осталась не осмотренной, якобы по причине ремонта. Стоит  проследить, не выгонят ли ее вновь на линию.

Закончил расследование случая со сгоревшим самосвалом и региональный Ростехнадор. А вот тут все непросто. Как рассказал по телефону корреспонденту «Новой» председатель комиссии по расследованию Дмитрий Ольшанский, причиной аварии стала «усталость металла». Иными словами, возгорание расценено как несчастный случай. К слову, технические моменты слово в слово совпали с версией, выдвинутой самими водителями сразу после пожара. Только оценка причин разнится. Шоферы уверены, что металл «устал» не сам собой, а оттого, что ряд узлов при самопальном ремонте перетянули. Талона техосмотра у машины не было, инспектор вовсе запретил ее эксплуатацию по причине неисправности. Но машина в карьер продолжала ходить.

Спрашиваю Ольшанского, учитывалось ли это обстоятельство комиссией. Получаю ответ: «У нас таких данных не было». Но позвольте, соседнее ведомство, Гостехнадзор, располагает такими документами, там подтверждают, что запрещали эксплуатировать самосвал, — а комиссия не в курсе? Ольшанский недоумевает, зачем вообще БелАЗам техосмотр, и рекомендует, если уж нам так все это важно, обратиться в прокуратуру. Так мы и сделали: запросы от «Новой газеты» ушли в Генпрокуратуру РФ и Минтруд.

В связи с расследованием пожара, искалечившего молодого водителя Артема Агеева, всплыл еще один интересный факт. По данным комиссии, машину уже года два назад должны были списать. Но срок ее эксплуатации комбинат продлил. Сейчас же никакого ущерба не заявляет: дескать, авто пошло под списание. Однако в начале сентября, как нам достоверно известно,  детали со сгоревшего и якобы целиком списанного самосвала пытались установить на другие машины цеха. В частности, колесо, с которого и началось возгорание. Лишь отказ водителя идти в рейс на такой машине остановил этот убийственный «ремонт».

Интересно, как на комбинате документально оформляют такое «обновление парка техники»? Или сгоревшее колесо по ведомости проходит как новое и только что приобретенное?

Интересно, но спросить не у кого. Официальный запрос «Новой», полученный комбинатом 8 сентября, так и остался без ответа. Меж тем Федеральный закон «О СМИ» дает на ответ семь дней. Административный директор ГОКа Иван Фомин в телефонном разговоре сообщил, что о запросе и пропущенных сроках знает, но они его не смущают. А на следующий день корреспондента «Новой» начальник службы безопасности комбината Роман Скляров при свидетелях лично не пустил на пресс-конференцию дирекции. По этому поводу подано заявление в полицию. Правда, как ковдорские стражи порядка его рассмотрят, представить трудно. Дело в том, что зарегистрированное 8 сентября заявление Алексея Маркива об угрозах в его адрес за три недели ухитрились «потерять». И «нашли» лишь после обращения «Новой» в областное УМВД.

Угрозы по интернету стали поступать рабочему прямо в день  выхода нашей публикации. Алексею неизвестные рекомендовали «ходить и оглядываться». Казалось бы, для оперов установить источник угроз и его фактическое местонахождение — дело нескольких дней, однако до сих пор не опрошен даже сам Маркив.

Сейчас Алексей готовит иск о незаконном увольнении. Судьбу своего предшественника Вадима Прояева он повторять не хочет. Три года назад тот, так же будучи лидером профячейки, поднял цех белазистов на забастовку. Просили повышения зарплаты на 20 процентов. Получили — почти в два раза. Вот только Прояев остался без работы. Рабочие тогда грозили новой забастовкой, но аргументы дирекции, подкрепленные рублем, оказались убедительней. Вадим и сейчас работает в Ковдоре — в похоронном бюро.

Областные власти в происходящее на предприятии традиционно не вмешиваются. Ковдорский ГОК держит региональное правительство в тонусе, периодически намекая на возможность увода налогов в другой регион при переходе в режим консолидированной группы. Для дырявого областного кошелька это станет катастрофой. Так что не столько детище олигарха Андрея Мельниченко зависит от власти, сколько власть — от него. И старается делать ему любезности: например, льготную ставку по налогам на имущество и прибыль, которая вот уже два года как  предоставлена промышленному гиганту.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera