Мнения

Не убежать от адвоката

В Госдуме разработали законопроект, касающийся прав подследственных, находящихся в СИЗО

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 114 от 16 октября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

В Госдуме разработали законопроект, касающийся прав подследственных, находящихся в СИЗО


Фото: РИА Новости

Если закон будет принят, адвокаты получат беспрепятственный доступ к подзащитному. Будет отменена и необходимость в специальных разрешениях на это следователя. То есть теперь достаточно лишь ордера и адвокатского удостоверения. В принципе это и без законопроекта было закреплено в федеральном законе и постановлениях Конституционного суда. Но по сложившейся порочной практике многие следователи на эти законы закрывают глаза, а менее компетентные — не знают об их существовании вовсе.

С фактами отказов следователей на свидание с подзащитным адвокаты, которых нанимают родные и близкие, сталкиваются часто. Как рассказывают опрошенные «Новой» юристы, следователи от них либо бегают в прямом смысле слова, либо предлагают направлять ходатайства о свидании с подзащитным через канцелярию или «ящик» для обращений. Что является полнейшим бредом. Увы, участвует в этом и администрация СИЗО, которая довольно часто не пускает адвокатов без разрешения следователя (особенно распространено это в Москве).

Адвокаты, конечно, борются, жалуются, в итоге добиваются встреч, но много ценного времени, которое можно было потратить на знакомство со своим клиентом, изучение вместе с ним дела и выработки позиции, к тому моменту уже уходит.

Чего и добивается большинство следователей — как можно дольше тормозить взаимодействие защитника и клиента, оставить последнего в одиночестве (сильное психологическое давление), дать ему «карманного» адвоката (т.е. бесплатного по назначению, который, как правило, играет на стороне того же следователя) и быстрее склонить подозреваемого к признательным показаниям.

И еще — самое главное. Нормальные, честные следователи знают про существование Федерального закона от 15 июля 1995 года «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Цитирую: «требование со стороны сотрудников следственного изолятора каких-либо документов помимо ордера и удостоверения, в том числе разрешения от следователя или иного лица, в чьем производстве находится уголовное дело, носит неправомерный характер». Еще они знают про постановление Конституционного суда РФ №14-П от 25 октября 2001 года: выполнение адвокатом своих процессуальных обязанностей не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело.

То есть никаких поправок в закон и не требовалось бы, если бы все следователи соблюдали то, что и так прописано в законе и подтверждено решениями КС.

Госдума обратила на это внимание только 1 октября 2015 года. И только после того, как о проблеме узнал Владимир Путин на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека. В суть сложившейся порочной практики главу государства посвятил советник Федеральной палаты адвокатов Юрий Костанов, приведя в пример последний случай — когда адвокаты обвиняемых по делу экс-главы Коми Вячеслава Гайзера столкнулись с запретом следствия на встречи с подзащитными. Адвокат Гайзера Вячеслав Леонтьев неделю не мог прорваться к клиенту, не мог даже передать свой договор и ордер следователю, который объявил ему о распоряжении руководителя следственной бригады общаться с адвокатами «через почтовый ящик».

Путин согласился с предложением Костанова о корректировке законодательства: «Если нужны дополнительные решения на уровне Верховного суда РФ, дополнения в закон, давайте это сделаем».

Решением проблемы занялся думский Комитет по гражданскому и уголовному законодательству. Депутат Рафаэль Марданшин подготовил поправки к ч. 1 ст. 53 УПК, в которой перечислены «полномочия защитника». Адвокат, согласно поправкам, «вправе по предъявлении удостоверения адвоката и ордера иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания…» до момента допуска к участию в самом уголовном деле.

Только вот вопрос: как теперь эти поправки, закрепленные не только в ФЗ и постановлениях КС, но уже и в УПК, будут соблюдать те же следователи? Не придумают ли какие-то новые уловки типа «почтового ящика» и «канцелярии»? Следователям ведь непривычно как-то.

P.S. 14 октября Госдума приняла в первом чтении еще один положительный законопроект — на этот раз обязывающий следователя предоставить задержанному один телефонный звонок близким в течение двух часов с момента его доставки в орган дознания. Ранее закон предусматривал, что следователь не позднее 12 часов с момента задержания человека уведомляет его близких об этом.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera