Сюжеты

Коломна восстала из пены

Из яблочной пены здесь делают знаменитую пастилу, пекут калачи, не боятся кризиса и строят идеальный город вокруг себя

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 115 от 19 октября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наталия Зотовакорреспондент

Из яблочной пены здесь делают знаменитую пастилу, пекут калачи, не боятся кризиса и строят идеальный город вокруг себя


«Калачная»

За недоступностью заграницы россияне поедут в Коломну, которая вот-вот станет городом-музеем. Здесь исторический десерт спас старинную площадь, а провинциальный город сам себя сделал достопримечательностью.

Маша и Ирина в платьях с кринолинами моют посуду. Только что по музею коломенской пастилы прошла экскурсия, гости пробовали исторически верную пастилу на вкус.

— Голубушка, где у нас полотенце?

— Держите, Марья Владимировна! — то ли репетируют для следующих посетителей, то ли балуются.

— Мы привыкли думать, что музей — это что-то занудное. Но я сразу всем говорю: здесь вам не будет почтительной тишины! — весело заявляет Ирина.

— Это же были живые люди, они и говорили примерно о том же, о чем мы сейчас болтаем! — горячо поддерживает Маша, которая по профессии — историк. Тут, в Коломне, не прячут историю под стекло, а выпускают в жизнь: интерьеры и настроения, интонации и вкусы.


Фото: Наталия Зотова / «Новая газета»

В музее «Коломенская деньга» Арсентий с окладистой бородой, в русской рубахе и хипстерских полотняных тапочках торжественно показывает коломенское пуло — монету еще времен ига, с грубым подражанием арабской вязи, чтобы хан не разозлился, что русские начали чеканить свои деньги.

В «Калачной» на твоих глазах пекут калачи из муки-крупчатки по рецепту XIV века.  «Сейчас ее почти не достать, — рассказывает пекарь Яша. — Мы заказываем в одном месте: там специально для нас и чешского посольства делают, кнедлики печь».

Через «Калачную» попадаешь в век девятнадцатый, на чаепитие с пастилой, поданной дамами в кринолинах. И в советскую оттепель напоследок: музей и художественная мастерская «Арткоммуналка» (с портретами Ленина и чаем «со слоном» на кухне) расположены над винно-водочным магазином, где когда-то грузил бутылки Веничка Ерофеев.

Вообще-то все пошло от писателя Ивана Лажечникова. В самом конце XVIII века он родился здесь. По мотивам его романа «Ледяной дом» команда художников несколько лет назад придумала фестиваль зимних русских забав: все как при императрице Анне Иоанновне. Сначала фестиваль сватали соседнему Воскресенску: в 2007 году там они провели праздник «Парк на один день». Но от зимних забав на следующий год администрация отказалась.

А в Коломне замглавы города по ЖКХ с ходу заявил, что проект оплатит администрация. «Зачем, выяснилось к весне, — рассказывает Наталья Никитина, теперь — генеральный директор коломенского объединения «Город-музей». — Оказалось, что он делает свой буклет про зимнее благоустройство города и срывает все награды на областных конкурсах. Ну и что ж, все остались счастливы».

А что пастила?

«…Сорокаведерная бочка в штофном, с золотыми выводами сарафане; пышные рукава из тончайшего батиста окрыляют ее… Рекомендую в ней мою землячку, коломенскую пастильницу». Художники прочли это у Лажечникова — и загорелись. «Мы, — рассказывает Никитина, — решили материализовать пастилу».

Коломенскую пастилу до революции доставляли к императорскому двору. Теперь город и забыл, что она вообще была. Объездили семь фабрик — никто не брался делать историческую пастилу. Старинные рецепты собирали сами после месяцев сидения в Ленинской библиотеке.

Мало кто знает, что пастилу делают из яблок, точнее, из высушенной в печи яблочной пены. Много часов две пастильницы, сменяя друг друга, должны были взбивать яблочное пюре мутовками. В музее пастилы используют более щадящую технологию — фабричную, внедренную с середины XIX века. Инструменты делали на заказ — для чистоты эксперимента.

Древнюю Житную площадь художники спасли мимоходом. Когда-то на ней стояли торговые ряды Бабьего рынка, а в 2007‑м здесь чуть было не вырос торговый центр. Но для фестиваля «Ледяной дом» Николай Полисский — тот самый художник, что организует «Архстояние» — поставил на площади деревянные катальные горы: на Руси их заливали льдом и скатывались на мешках. Горы остались и каждую зиму используются вовсю. «Засидели место. Как в игре, когда все вокруг стульев бегают: мы успели первые сесть», — довольна Наталья.

А потом и город вокруг музея начал меняться — почти что сам собой.

«Голубушка Марья Владимировна» переехала в Коломну с Урала в нулевых: гулять по Посаду было страшновато, туристы тут не ходили, даже света на улицах не было. «Я поначалу думала: ну какой музей пастилы может быть в Коломне, да еще в этом районе?!»

Посад — исторический район, примыкающий к кремлю. Но нынешний центр города в другой стороне, а здесь обычный частный сектор — в деревянных домах сто- и двухсотлетней давности. Новоиспеченным пастильницам город сдал случайный пустующий дом, а он по архивам оказался купеческим, XIX века — здесь, куда ни ткни, попадешь в старину. Согласно исследованию института «Стрелка», с 2008 года, когда открылся музей, туристический поток в Коломне вырос втрое.

«Мы с губернатором под камеры поели папушника», — рассказывает Никитина. Она только что вернулась с экономического форума в Дмитрове, возила туда новый вид исторического хлеба. Музеи развиваются не без помощи города. По минимальной ставке администрация сдает «Городу-музею» дома в выгодных местах. В помещении «Калачной» — прямо возле башни кремля — еще недавно был магазин электротоваров, а когда арендаторы выехали, помещение первым делом предложили Наталье.

Никитина уверяет, что музеи окупаются: даже хватает на гранты молодым художникам, которые по очереди живут и творят в «Арткоммуналке». Калач стоит 50 рублей, пастила — от ста (кулечек) до шестисот (коробка). Экскурсии — порядка 300 рублей, в выходные подороже.

— Как будто в театре работаю, — смеется администратор музея пастилы Александр. Вокруг него порхают девушки в кринолинах. Театр при музеях действительно есть. Яша из «Калачной», например, совмещает работу пекаря и актера — экскурсии театрализованные.

Инженер по профессии, Александр приехал сюда с семьей из Омска и сначала скучал в маленьком городе. Попал в музей, и стало весело. Арсентий вернулся в родную Коломну из Москвы, где работал юристом, но «стало противно». А педагог Ирина пришла в только что открывшийся музей на экскурсию — да так и осталась.

— У нас здесь какой-то дзен разлит, — размышляет Маша. — Мне вообще кажется, купцы были дзен-буддистами.

«Как сохранить историческую часть города? — говорит Наталья. — Сохранить можно, только вдохнув новую жизнь». Она на середине воплощения грандиозного плана: превращения Коломенского Посада в город-музей. «Мы ничего не делаем потому, что «я так вижу». Раз здесь будут жить люди, все должно делаться по запросу», — Наталье, например, очень хотелось воскресить Бабий рынок, на котором горожане раньше обменивались излишками хозяйства. Но теперь никто в городе скот не держит, традиция явно не закрепится. А вот исторические платья работниц музея многим нравятся, так что она подумывает об ателье.

…Нагретые солнцем доски веранды, желтеющая яблоня во дворе — и запах свежего асфальта: за воротами рабочие прихорашивают Посад. Пока гости в столовой пробуют пастилу, экскурсовод Маша рассказывает: в Коломне искони не было бесприданниц (приданое для бедных невест собирали всем миром), а рыхлую пастилу очень любил к чаю Достоевский.

Из прошлого встает идеальная Коломна, розовая, как пастилки с вишней. А они вытаскивают оттуда в настоящее все самое лучшее — и калачи, и пастилу, и катальные горки. Строят идеальную Коломну вокруг себя.

Фото автора

Теги:
регионы
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera