Мнения

Мы продолжим этот разговор

Россия настойчиво стремится стать военным союзником США в сирийском кризисе. Американские элиты пока, накануне выборов, откладывают этот вопрос

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 115 от 19 октября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

Россия настойчиво стремится стать военным союзником США в сирийском кризисе. Американские элиты пока, накануне выборов, откладывают этот вопрос


Сирийская армия входит в город Атшан в провинции Хама. Фото: РИА Новости

Журнал Time опубликовал большую статью, посвященную сирийскому кризису. Заголовок Саймона Шустера гласит: «Россия просто хочет дружить». Журналист отмечает, что, хотя официальная причина военной помощи режиму Асада со стороны России состоит в борьбе с мировым терроризмом, реальные мотивы этого шага Москвы следует искать «ближе к дому»: в сентябре Россия начала выходить из конфликта в Украине.

Скептики внутри России, как и наиболее радикальные наблюдатели за пределами страны, не были готовы согласиться с такими оценками. По их мнению, в Сирии Россия не ищет союза с Западом, но продолжает развивать рискованную милитаристскую и популистскую стратегию, начатую в Украине. Эта стратегия будто бы рассчитана на повторение сценария холодной войны и глобального противостояния с США либо как минимум на бездумную, нерациональную защиту режима «друга Асада» фактически от всего мира.

К такой интерпретации происходящего подталкивала как неопределенность целей российской операции в Сирии, так и повестка, предложенная сегодня пропагандой для внутреннего рынка.

Цель «помириться с Западом, предложив ему свой статус союзника», разумеется, никогда не могла быть заявлена Москвой официально, поскольку само оглашение такой цели сделало бы ее неприемлемой. Пропаганда же внутри РФ работает с разогретой войной на Украине аудиторией, и переключиться с риторики «страны — осажденной крепости» нам будет непросто.

Россиянам еще долго нужно будет объяснять, что теперь не Обама, а исламисты наши злейшие враги и что со времен легенды о «киевской хунте» все поменялось. К слову, «хунта» совершенно исчезла не только с экранов телевизоров, но и из сознания сограждан. Статистика поисковых запросов в интернете показывает, что примерно с июля «хунты» больше не существует.

Сейчас отрицать очевидное стремление Кремля к нормализации отношений с Западом становится все труднее даже последовательным скептикам.

Россия хотя и действует самостоятельно, но настойчиво стремится координировать свои действия с силами западного альянса, дислоцированными в регионе. В ответ на обвинения в воздушных атаках «умеренных повстанцев» Россия требует от западных союзников списки «правильных целей» и предлагает договориться, кого мы определенно будем считать в Сирии террористами. После того как такой список не был представлен, российские военные вели переговоры о том, чтобы по меньшей мере составить список целей, которые атаковать не рекомендуется.

Первым итогом прямых военных переговоров России и США стало разграничение воздушного пространства над Сирией — так, чтобы исключить возможность случайного боестолкновения. Как только эта цель была достигнута, российская сторона немедленно запросила договор о взаимопомощи и сотрудничестве при авиаударах. Это предложение пока отвергнуто американцами.

Пожалуй, окончательно убедиться в том, что Россия действительно «просто хочет дружить», нам помогла как раз позиция Вашингтона, где не только не решаются слишком открыто сотрудничать с российскими военными, но и отказались принимать делегацию во главе с премьер-министром Медведевым. Российская сторона на такой поворот дела, вероятно, не рассчитывала, и теперь в Кремле, помимо поиска новых контактов, дополнительно смягчают риторику.

Подчеркнем: когда президент Путин будто бы случайно обмолвился на форуме «Россия зовет» о том, что диалог должен продолжаться, что Россия понимает важность такого диалога и готова обсуждать общие проблемы на самом высоком уровне — вот хотя бы при помощи специальной делегации Медведева, — это было совершенно очевидным призывом к прекращению конфронтации и началу переговоров по всему комплексу проблем, а не только по вопросу Сирии.

В Кремле, столкнувшись с отказом, дипломатическую миссию не прервали — и это показательно. Там понимают, что разговаривать придется в любом случае.

Медведев дал специальное интервью телеканалу «России-1», в котором сделал громкое заявление: для России не принципиально, чтобы у власти в Сирии оставался именно Башар Асад. В Сирии Россия защищает свои национальные интересы, а не конкретные фигуры, поясняет премьер-министр.

Таким образом, снято еще одно препятствие для продолжения переговоров.

Мяч явно на стороне «наших заокеанских партнеров».

У них тем временем предвыборный сезон, что традиционно затрудняет принятие любых стратегических решений Вашингтоном. Администрация Обамы не торопится к громкому и скандальному сближению с Россией, которое может быть использовано против демократов на выборах. В то же время эксперты в США, упомянутые в той же статье Саймона Шустера в Time, открыто рассуждают о том, что принять помощь России все равно придется — исключительно из прагматических соображений. Без России в качестве союзника по Сирии Запад не решит проблему ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России), а кроме того, будет иметь меньше влияния на курс Кремля. Это элементарно невыгодно американскому политическому истеблишменту, и он это хорошо понимает.

Хорошей приметой стало то, что в ходе последних предвыборных дебатов Демократической партии Россия уже не была названа в числе «главных врагов США». Кажется, этот разговор будет продолжен на новом уровне — самое позднее в ноябре следующего года, после очередных выборов президента США.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera