Сюжеты

«Естественно желание спасти любого человека от гибели…»

Это письмо было опубликовано на сайте «Новой» 6 августа, а в номере от 24 августа там же в защиту Леонида Кондратенко выступила Людмила Петрановская. Сегодня мы публикуем обращение Г.Л. Кондратенко и в бумажной версии газеты

Этот материал вышел в № 116 от 21 октября 2015
ЧитатьЧитать номер
Общество

Это письмо было опубликовано на сайте «Новой» 6 августа, а в номере от 24 августа там же в защиту Леонида Кондратенко выступила Людмила Петрановская. Сегодня мы публикуем обращение Г.Л. Кондратенко и в бумажной версии газеты

Из этого не следует, что для этой цели нужно топить другого человека, силою обстоятельств оказавшегося поблизости. Именно этот путь избрала Ольга Романова в статье «Сын экс-главы…».

Речь идет о моих двух сыновьях — Леониде Кондратенко и его брате.

Пишу только об эпизодах лжи, натяжек и тенденциозности.

Иду по тексту: «…его психически нездоровым братом…». Не дозволительно ставить медицинские диагнозы и публиковать их.

Совсем не «загадочным» образом получил Леонид вначале девочку М., добиваясь этого два года, а совершенно официальным. В 9 лет девочка М. не писала, не читала, не могла складывать цифры. Теперь смогла учиться в нормальной школе, после коррекционной.

И через три года ему отдают из детдома девочку Г., с очень тяжелой судьбой, у которой мама тогда сидела в тюрьме. И снова из коррекционной школы она попадает учиться в обычную.

Никаких улучшений жилищных условий Леонид не получал, мы живем в той же квартире. Ремонт сделали. И делал его Хамиду вместе с гражданином по рекомендации. Этот гражданин, взяв у нас деньги, исчез. Леонид никак не мог требовать деньги у Хамиду, о чем Хамиду сам никогда не говорил. И такие же неизвестно откуда взятые слова о том, что «…гражданин Кондратенко пообещал Багайоко посадить…». Хотелось бы ссылку на источник.

А в феврале 2015 года, пока идет суд, опека забирает девочку Г. прямо из школы, не известив Леонида, увозит ее в больницу (это такой перевалочный пункт между семьями и детдомами), и задним числом Леню лишают опекунства над ней. Якобы «в связи с заявлениями о систематических побоях и истязаний со стороны опекуна…». Леонид подал в суд на опеку в связи с необоснованным лишением его опекунства.

Когда опекуну отдают ребенка из детского дома, он получает все медицинские карты. И ни в одной не было написано ничего, что бы «…указывало на то, что Г. была изнасилована в очень раннем возрасте, задолго до знакомства с Хамиду…». Речи об изнасиловании вообще не было в связи с Хамиду.

Он был осужден — за развратные действия в отношении несовершеннолетних.

После передачи (5-й канал) о начале следствия девочка М. из-за оскорблений старших детей в школе ушла из нее. И уже два года ее учит дома Леонид.

Не считаю уместным публично самой говорить о сыне. Привожу текст Ксении Долининой из соцсетей:

«Поразительно, какую злую, несправедливую и лживую статью написала уважаемая мною Ольга Романова.

С опекуном, которого поливают грязью, я знакома лично. Он для властей любого уровня — человек несимпатичный: жесткий, неспособный на компромиссы с властью, принципиальный до ужаса. Правозащитник, одним словом, из неприятных и неудобных.

Его работа — быть профессиональным приемным родителем. И он с ней хорошо справляется. Он взял из детских домов двух девочек (сирот при живых родителях) и возился с ними. В их жизни было все, что дают детям заботливые родители: прогулки, разговоры, кружки, дополнительные занятия. Кроме того, Леонид восстановил общение детей с их матерями, лишенными родительских прав. Мама одной девочки — деревенская алкоголичка (уже не пьет), мама другой сидела в тюрьме, у нее есть еще дети. По сути, Леонид тащил на себе социализацию обеих семей — уж как мог.

За годы взаимодействия с опекой и местным муниципальным руководством Леонид испортил с ними отношения. Сначала он судился с опекой из-за того, что ему не разрешали взять первую приемную девочку. Потом ругался по всякому поводу, добиваясь соблюдения закона. И когда с девочками случилась беда — стало известно, что они за деньги ублажают местного сантехника, того самого Хамиду, сына министра, ныне водопроводчика, — то вместо помощи он получил указание отдать обеих в приют. Не отдал.

…А дальше наступил какой-то паноптикум с судами. Сейчас, если в статье есть толика правды, младшую девочку уговорили признаться в том, что она все придумала. Несмотря на то что обеих допрашивали десятки раз, и показания не менялись, с девочками работали психологи — сомнений в этой истории, к сожалению, нет. <…>

Пусть Леонид не самый «белый и пушистый» человек, пусть он кажется даже странным, как многие патологически честные люди, это не повод отбирать у него детей, для которых он так много сделал».

Мне все равно, ответит мне Романова или не ответит. Но я хочу, чтобы читатели «Новой» знали: публиковать медицинские диагнозы запрещено законом, выдумывать свидетельства с неизвестно откуда приведенными угрозами («посадить» Хамиду и т.д.) — безнравственно, а, главное, сводить журналистское расследование к беспардонным намекам на изнасилование малолетних, ни в каких документах не фигурирующее, есть подлость, не искупаемая никакими благими намерениями защитить кого бы то ни было.

27 июля 2015

Г.Л. Кондратенко

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera