Мнения

Почему не получилось «Демократической России»

Именно это широкое движение помогло Ельцину стать президентом России

Политика

Именно это широкое движение помогло Ельцину стать президентом России

20 октября исполнилось 25 лет движению «Демократическая Россия». Вне всякого сомнения, оно сыграло существенную роль в событиях августа 1991 года, которые вполне можно считать революцией или завершением революции, положившей конец коммунистическому режиму. 20 октября 1990 года, переступив через амбиции, так много мешавшие впоследствии политическим процессам в нашей стране, объединились в рамках «Демократической России» десятки самых разных политических организаций: партии, движения либеральной, социал-демократической, социалистической, монархической, христианско-демократической ориентации. Именно «Демократическая Россия» собирала на митинги и шествия в 1990-м и 1991-м годах сотни тысяч человек. Именно это широкое движение помогло Ельцину стать президентом России. И потому в нынешней ситуации закономерен вопрос: почему «Демократическая Россия» упустила победу и каковы уроки этого движения?

Прежде всего необходимо подчеркнуть, что в реальности было две «Демократические России». Первая, объединяющая самые разные партии и организации, включавшая многих популярных тогда общественных и политических деятелей – Юрия Афанасьева, Гавриила Попова, Тельмана Гдляна, Галину Старовойтову, Марину Салье, Юрия Черниченко, Льва Пономарева и других – существовала до сентября 1991 года. Вторая, менее широкая, сохранившая в основном организации демократической и либеральной ориентации, начала своё существование осенью 1991 года после того, как из движения вышел целый ряд партий и движений, прежде всего христианско-демократические, социалистические, монархические. Именно к этой «Демократической России» можно и нужно выдвигать претензии по поводу неиспользованных или упущенных возможностей. (Между прочим, в сентябре-начале октября 1993 года в оппозиционном Ельцину Белом доме собралось немало бывших членов «Демократической России», представлявших вышедшие политические организации — Олег Румянцев, Илья Константинов, Виктор Аксючиц и другие).

Трудно было требовать серьезной, проработанной программы преобразований от «Демократической России» образца до осени 1991 года. Слишком разные политические силы входили в нее, так что единственным, что объединяло эти силы, было стремление скинуть КПСС, добиться ее ухода от власти. Иное дело — движение более позднего периода. Тогда уже была возможность выработать единую программу. Но программа так и не появилась. Интеллектуальный потенциал имелся, не хватило понимания важности такого документа. И это было серьезной ошибкой движения.

«Демократическая Россия» не могла взять власть самостоятельно в 1991-м. В силу сложившихся причин и в силу харизмы Ельцина, его авторитет был выше. Но как массовая организация, реально помогшая Ельцину победить на выборах президента, могла стать политической и кадровой опорой власти, если бы показала свою значимость, разработав программу, предлагая конструктивные решения насущных проблем и четко проводя линию условной поддержки президента, то есть поддержки в тех случаях, когда действия президента совпадали с программой движения. На деле движение превратилось в нечто безликое, следующее в кильватере за президентом, то, с чем можно не считаться.

Ряд представителей движения занял высокие должности: Аркадий Мурашев стал руководителем московской милиции, Евгений Савостьянов — начальником управления по Москве и Московской области Министерства безопасности. В начале 1993-го возглавил Администрацию президента РФ Сергей Филатов, а с десяток народных депутатов РСФСР — членов фракции «Демократическая Россия» перешло туда на работу. Но действовавшее тогда положение запрещало членство государственных служащих в политических организациях, поэтому выдвиженцы «Демократической России» быстро теряли с ней связь.

Младореформаторы, в первую очередь Егор Гайдар, не воспринимали движение как политическую силу, на которую можно опереться. Для этой цели Гайдар перед выборами декабря 1993 года вошел в избирательный блок «Выбор России», а в 1994-м на базе блока создал и возглавил партию «Демократический выбор России», что еще более отодвинуло в тень движение.

В любом случае, победа общедемократических сил в августе 1991 года, которая во многом была победой «Демократической России», не являлась и не могла явиться окончательной. Это был лишь начальный этап на долгом пути преобразования России. А на следующих этапах верх взяла прежняя бюрократия, тоже заинтересованная в преобразованиях, но на свой лад. В итоге мы получили частную собственность, но не получили приоритета частной собственности над властью, что необходимо для становления эффективной рыночной экономики. Предприниматель у нас не защищен перед представителями власти или правоохранительных органов. У него с легкостью отнимают дело или заставляют платить, платить, платить. Человек у нас по-прежнему для государства, а не наоборот. Все государственные институты являются симулякрами. Но главное — власть и собственность давно слиты в России. Бюрократия победила.

Одной из серьезных ошибок «Демократической России» было то, что движение не уделило внимания ситуации на местах, сохранило там неформальные центры власти: бывшего первого секретаря КПСС или председателя исполкома и подчиненных ему в силу сложившейся традиции прокурора, начальника милиции, председателя суда, начальника отделения КГБ. Эти люди остались хозяевами в городах, сельских районах, а подчас и на уровне субъекта Федерации. Это взрастило неофеодализм во многих населенных пунктах: с жестким преследованием любой критики, полным сращиванием власти и собственности, неприкрытой коррупцией.

Еще одна ключевая проблема, которой не уделила внимания «Демократическая Россия» — состояние общества. То, что мы сейчас имеем — и безудержная поддержка власти, и нежелание видеть промахи руководства страны, и безмерное доверие зомбоящику — есть следствие нашей культуры, определяющей менталитет среднестатистического россиянина. Нашу культуру отличают два фундаментальных фактора: отсутствие уважения к человеческой личности и неумение вкупе с нежеланием нести ответственность за себя. В истории России никогда не было уважения к человеческой личности, а именно это определяет тип государства, которое мы имеем: в нем человек существует для государства, хотя в Конституции записано иное. Как следствие, отсутствие чувства достоинства, самоуважения у подавляющей части населения. Нежелание нести ответственность за себя приводит к этатизму, к тому, что свобода не является ценностью в нашем обществе. Всё это ключевые элементы традиционной культуры, от которой мы не можем избавиться и которую важно сохранять нынешней власти. Нам была необходима, наряду с другими реформами, реформа общества, предполагавшая, прежде всего, широкую просветительскую деятельность.

С высоты прошедших лет легко видеть промахи и ошибки «Демократической России». Многого ее члены не знали и не умели. Ко многому не были готовы. Обсуждать уроки массового движения, сыгравшего на узком отрезке времени значительную роль в истории страны, следует вовсе не для того, чтобы осудить кого-то. Эти уроки полезны для нашего будущего. Важно только их усвоить.


Игорь Харичев — член Координационного совета «Демократической России» от основания до января 1992 года.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera