Сюжеты

Пролетный лист

Судьба «Трансаэро» по-прежнему не определена, как и не ясно, в какой степени пострадают сотрудники авиакомпании, кредиторы и государство

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 117 от 23 октября 2015
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Зинаида БурскаяКорреспондент

Судьба «Трансаэро» по-прежнему не определена, как и не ясно, в какой степени пострадают сотрудники авиакомпании, кредиторы и государство


Фото: РИА Новости

Правительство и авиационные власти продолжают претворять в жизнь согласованные с «Аэрофлотом» планы по ликвидации последствий краха «Трансаэро», несмотря на готовность совладельца авиакомпании «Сибирь» (группа S7) Владислава Филева приобрести у Александра Плешакова 51% акций убыточного перевозчика.

Авиакомпания «Трансаэро» фактически прекратит свое существование со следующего понедельника. На днях Росавиация приняла решение об аннулировании сертификата эксплуатанта (документа, необходимого для осуществления перевозок) крупнейшей в России частной авиакомпании с 26 октября, а межведомственная комиссия Минтранса временно передала права на ее 56 международных маршрутов «Аэрофлоту».

Из официального сообщения на сайте Росавиации следует, что правительство изо всех сил пыталось спасти «Трансаэро» еще прошлой зимой, когда компания оказалась в тяжелом финансовом положении, и в очередной раз «оперативно предоставило авиаперевозчику меры поддержки в виде государственных гарантий в целях привлечения кредита банка ВТБ на сумму 9 млрд рублей», но не вышло. Внеплановая проверка, которая завершилась 20 октября, показала, что финансовое положение перевозчика может угрожать безопасности полетов, а сам он уже не соответствует сертификационным требованиям — отсюда и решение об аннулировании сертификата эксплуатанта (и даже напоминание о том, что его невозможно восстановить).

Минтранс, в свою очередь, сообщил, что решение межведомственной комиссии о передаче «Аэрофлоту» прав на 56 международных рейсов «Трансаэро» продиктовано необходимостью не допустить сбоев в перевозке пассажиров убыточной компании и обеспечить работой ее персонал.

Велика вероятность, что оба решения стали ответом правительства на неожиданные действия владельцев «Трансаэро» и «Сибири» — за день до заявлений Росавиации и межведомственной комиссии при Минтрансе Александр Плешаков подписал соглашение о продаже совладельцу S7 Владиславу Филеву 51% акций своей компании. Сделка еще не завершена, но еще один совладелец «Сибири», Наталия Филева, уже после объявления об аннулировании сертификата эксплуатанта подтвердила: все договоренности о покупке остаются в силе.

Намерение Владислава Филева приобрести контрольный пакет акций «Трансаэро» — главная интрига в истории с крахом крупнейшей отечественной частной авиакомпании, полагает руководитель интернет-порталa AVIA.RU Network Роман Гусаров. «У «Трансаэро» ничего нет, кроме долгов, никаких активов. Самолеты — не актив, большинство из них в лизинге, поэтому они — это еще одна дыра. Филев — человек умный и грамотный, умеющий управлять авиационными активами. Он слишком хорош, чтобы допустить такую фатальную ошибку и повесить «Трансаэро» на шею S7».

Единственная ценность, которой обладала «Трансаэро» и за которую стоило бы побороться, — сетка международных маршрутов, соглашаются эксперты. Но напоминают: приобретение контрольного пакета акций не влечет автоматической передачи прав на международные направления. Что и продемонстрировала межведомственная комиссия при Минтрансе.

— Если «Сибирь» планирует расширяться, она могла бы попробовать повторить модель «Аэрофлота»: добавить к своей большой сети внутренних маршрутов хорошую сетку международных маршрутов и организовать стыковку в «Домодедово». То есть выстроить конкурента «Аэрофлота», — рассуждает бывший член совета директоров «Аэрофлота» Сергей Алексашенко. — С точки зрения отрасли и пассажиров появление второй достаточно сильной компании и создание подобной сетки маршрутов в масштабах хотя бы 70% от аэрофлотовской, это была бы конкуренция, которая сыграла бы на пользу всем, и пассажирам, и «Аэрофлоту».

Но такой сценарий уже вряд ли реализуем. Заявки на допуск к международным рейсам подавали и «Аэрофлот», и «Сибирь». Национальный перевозчик претендовал на 56 направлений «Трансаэро», «Сибирь» — на 24 (все они — из тех 56, на которые заявился «Аэрофлот»). В итоге национальный перевозчик «временно» получил все 56, «Сибирь» — ни одного. Будет ли это распределение со временем пересмотрено — неизвестно.

— Я не вижу заметных плюсов для группы S7 от приобретения «Трансаэро», — утверждает глава аналитической службы агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев. — Но в этом наверняка есть плюсы для части небольших кредиторов. Кому-то наверняка нужно просто потянуть время, чтобы не единомоментно списывать убытки, а успеть создать хоть какие-то резервы под плохую задолженность.

В списке кредиторов «Трансаэро» — больше 20 банков. Сбербанк и Альфа-банк уже подали иски о признании компании банкротом. ВТБ пока еще думает, хотя ему банкротство было бы особенно выгодно — он выдавал «Трансаэро» кредиты под госгарантии. А вот Абсолют-банк, МКБ, Новикомбанк, Московский индустриальный банк, МФК и «Балтийское финансовое агентство» направили главе совета директоров «Трансаэро» Ольге Плешаковой письмо, в котором потребовали смены гендиректора компании «в целях предотвращения банкротства».

— Для небольших банков списание долгов может оказаться фатальным, — объясняет Роман Гусаров, — вплоть до банкротства. Поэтому они кровно заинтересованы в том, чтобы эта дыра не появилась. Пока должник существует, пусть даже и на бумаге, есть мифическая вероятность изъятия этих долгов.

И совершенно определенной позиции придерживаются лизингодатели, часть из которых являются лизинговыми подразделениями крупных отечественных банков-кредиторов: им нужно, чтобы самолеты летали, а не простаивали. И раз в «Трансаэро» они летать уже не могут, значит, должны перейти в эксплуатацию другим компаниям.

«Аэрофлоту» нужно отбить средства, выделенные на поддержание операционной деятельности «Трансаэро» и перевозку ее пассажиров. По последним данным, национальный перевозчик уже потратил на это больше 15 млрд рублей.

Росавиации и Минтрансу нужно избежать социального взрыва: то есть сделать так, чтобы сотни тысяч пассажиров «Трансаэро» улетели, куда им нужно, или могли вернуть билет и получить деньги, а десять тысяч сотрудников компании смогли устроиться на работу.

План по ликвидации последствий краха «Трансаэро» был составлен, очевидно, с учетом всех вышеперечисленных интересов. «Аэрофлот» берет на себя перевозку пассажиров «Трансаэро», а в качестве компенсации получает выгодные международные рейсы. Для их выполнения он берет в лизинг бывшие борта «Трансаэро», тем самым сокращая потери лизингодателей, и принимает на работу примерно половину персонала компании. Такая схема действительно решает большую часть самых острых проблем.

Но группа компаний S7 и ее совладелец Владислав Филев с неожиданным решением приобрести контрольный пакет акций «Трансаэро» пока не вписываются в этот план. Хотя S7 также могла бы поучаствовать в решении проблемы: взять в аренду часть бортов «Трансаэро», получить допуск на ряд международных направлений и таким образом поддержать на плаву и авиакомпанию, и ее небольших кредиторов.

— На месте кредиторов я бы дал Филеву грейс-период, например, в пять лет, перестал бы начислять проценты, назначил свой совет директоров, а через пять лет провел бы переговоры о реструктуризации, — рассуждает Сергей Алексашенко. — Слияние «Сибири» и «Трансаэро» — это, на мой взгляд, единственная возможность для кредиторов хоть что-то получить.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera