Мнения

Что сказала Маргарита, пролетая на метле

Скандал вокруг «Золотой маски»: взгляд изнутри

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 118 от 26 октября 2015
ЧитатьЧитать номер
Политика

Марина Токареваобозреватель

В понедельник, 26 октября, истекает пауза, которую взял экспертный совет «Золотой маски», чтобы «определить позицию». Моя определилась.


Фото: РИА Новости

В понедельник, 26 октября, истекает пауза, которую взял экспертный совет «Золотой маски», чтобы «определить позицию». Моя определилась.

Я приветствую создающуюся ассоциацию критиков, но, во-первых, считаю, что для независимости критику не нужно ничего, кроме одинокой решимости, во-вторых, больше не верю в акции цеховой солидарности. Ниже объясню, почему.

Но сначала несколько пояснений для тех, кто не в теме.

«Кто такие эксперты»? — спрашивают «из публики». Люди, которые смотрят все новое, что за год — от октября до октября — появилось на сценах, в подвалах, мансардах и углах, имеющее право называться спектаклем. Дальше — отбор лучших работ года, которые будут предложены на суд жюри. Эксперты создают фундамент фестиваля — его основание, на котором строится дальнейшее: выбор победителей и награды.

Зачем реформа? «ЗМ», как все на свете, от политики до гардероба, должна меняться. В круг лиц, допущенных к процедуре «золочения», из года в год входили одни и те же люди, строили стратегию фестиваля, формировали его вкусы. «Золотая маска» из театрального «Оскара», замечающего без исключений все талантливое, стала обретать формат, в котором возникли свои и чужие, полезные и бесполезные, модные и отстой. У «масочной» группы критиков развилась свобода слуха, позволяющая улавливать выкрики отдельных столичных творцов и не слышать недовольного ропота театральных окраин. Претензии к отборщикам были равны вотуму недоверия, а ежегодные скандалы — подозрению в приватизации «ЗМ» людьми, почитавшими искусством только радикальные эксперименты, нарушения табу, а все, маркированное традицией, причислявшими к отстою.

В этом году экспертов решили поменять. Суть перемены: тщательней ротировать участников (один раз в три года), исключить людей, состоящих на зарплатах в театрах (конфликт интересов), выбирать будущих отборщиков открыто и совместно: все комиссии и гильдии СТД, Минкульт со своей квотой.

В итоге был сформирован список тех, кто не состоял и давно не участвовал в «ЗМ». Рабочая группа СТД и Минкульта рассмотрела кандидатуры и предложила список фамилий для утверждения на секретариате Союза театральных деятелей.

Дальше начался спектакль «Скандал вокруг «Золотой маски». Действо в высшей степени информативное, в том числе и для меня лично, поскольку пришлось узнать о себе много интересного. Потому и позволяю себе сугубо личную интонацию.

И хочу поблагодарить всех вольных и невольных участников событий. Они позволили мне увидеть в 3D-объеме истинное положение вещей в цехе.

Спасибо, Александр Александрович Калягин, глава СТД, за вашу хорошую память: ее цепкость, хранящая все мои ламенты в ваш адрес, все тексты — от репортажа с выборов на третий срок до оценок общественных жестов в разные времена, — гарантировала мою свободу; я никогда раньше не была в числе экспертов «Золотой маски» и теперь уверена: это украсило мою жизнь.

Спасибо, Владимир Ростиславович Мединский, министр и герой множества критических публикаций «Новой», за небывалую толерантность — привлечь в эксперты «тех, кто критикует и «Маску», и министерство»: это вовлекло меня в водоворот скандала, сильно расширившего кругозор. За решением, легко догадаться, стоит лукавая, сформулированная на самом верху задача — «справиться с либералами». Но вряд ли эта миссия, сразу вас разочарую, выполнима, если в деле люди типа меня и известного театрального критика Ольги Егошиной.

Спасибо, Александр Владимирович Журавский, замминистра и куратор российских театральных дел, за нетеатральную наглядность политической игры в «сдержки и противовесы». Отдельная благодарность за аттракцион неслыханной щедрости в виде эксперта Русского Народного собора Капитолины Кокшеневой. Неготовность Министерства культуры выстроить систему без новых «смотрящих над театральным краем» дала оппонентам реформы возможность подмены аргументов. И позволила обрушиться на еще ни в чем не виноватый экспертный совет с обвинениями в сговоре с властью.

Но спасибо и вам, Капитолина Анто­нов­на, за то, что лишь только вас утвердили в списках, вы не стали маскироваться и, не медля, ринулись в бой.

Когда «Известия» поинтересовались вашей оценкой нынешней театральной ситуации, вы в праведном раже вопросили: «Может, хватить давать Серебренникову «Золотые маски?!»

И еще до начала работы экспертного совета накрыли коллег тенью недопустимой предвзятости.

Теперь, когда вы проснулись знаменитой, у нас появилось время изучить идейную биографию: экспертизы по заказу Минкульта, руководство центром государственной культурной политики в пресловутом Институте культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева, редактура журнала Никиты Михалкова «Свой», симпатии таких титанов государ­ственной мысли, как Рогозин, наконец, надежда, публично выраженная Николаем Бурляевым, что вы разберетесь с «растлителями русской культуры».

Спасибо и вам, коллеги, противники реформы «Золотой маски», написавшие председателю СТД Калягину письмо о защите от Министерства культуры. Кто-то называет это выдающейся акцией гражданского неповиновения, кто-то партийным сговором, кто-то — борьбой за влияние. Среди подписавших — люди уважаемые и люди антисанитарные, нежные стилисты и свирепые нонконформисты, те, кто сбивает в стаю, и те, кого сбивают, лгущие расчетливо, как кинокритик Алена Солнцева, или искажающие истину под присмотром старших товарищей, как музыкальный критик Юлия Бедерова. По глупости или неведению — все вместе вы еще раз продемонстрировали настоящую цену коллективизму.

Нет, не удаления Кокшеневой требует эта критическая общественность, а роспуска всего совета: «На «Золотую маску» давит Министерство культуры, и именно с этим связана череда скандалов, потрясших ее…»

Надо «сформировать новый, не вызывающий сомнений в идеологической тенденциозности и предвзятости».

То есть вы, вчера наводящие мосты с Владиславом Сурковым, вы, сегодня получающие зар­плату в театрах, чьи лидеры — любимые актеры президента со всеми вытекающими, вы, борцы с властью, припадающие к коленям того, кто только что, как большой артист, припал к коленям этой самой власти, — подозреваете меня, Ольгу Егошину, весь новый экспертный совет в корысти сотрудничества с властью?! В «Борисе Годунове» Някрошюса, только что показанном Москве, народ ползет к государю в колодках: что ж, чувство театрального у режиссеров много острее, чем у критиков.

Вам не удастся навязать нам эти роли. Критик — есть текст, наши тексты в открытом доступе.

Спасибо и вам, местные иконы стиля, Кирилл Серебренников и Константин Богомолов: ничто так не лишает иллюзий, как ваше самообнаружение на Facebook. И все же надеюсь: вы способны поставить спектакли, которые понравятся всем отборщикам, кроме тех, кто заранее решил, что все с вами ясно.

Спасибо за то, что в густо заваренной при вашем участии каше из либералов, патриотов, интересантов и идеалистов, вскипела вся гниль нашей театральной державы.

Спасибо, Мария Евсеевна Ревякина, исполнительный директор фестиваля (по совместительству директор Театра Наций), что вопреки всем лайкам в поддержку противников реформы вам достало сил на грозный окрик: «Прекратите — спонсоры уйдут!» Что приостановило троллинг- проект по провалу будущей «Золотой маски».

Спасибо скандалу. Он помог уточнить координаты, понять, как схожи коллега, направленная в «ЗМ» воевать за новый театр, и антиколлега, направленная в «ЗМ» крепить скрепы против нового театра. Как схожи партийность и идейность; агрессия одних и агрессия других; расчетливость и умение лавировать; словом, «обе вы хороши», как сказала Маргарита, пролетая на метле мимо кухни в коммуналке. Спасибо всем: опыт изгоя делает человека лучше, считал Осип Мандельштам, он был в теме.

Да, профессия критика стала по боль­шей части женской, но вряд ли это при­чина использовать женскую логику в общественных баталиях. И прежде чем декларировать независимость новой критической ассоциации, может, стоит отказаться от статуса госчиновников, арт-директоров, таких или иных государственных содержанок?

Под занавес любимая цитата из «Брать­ев Карамазовых»: помните, Гру­шенька пришла к Катерине Ивановне, слушала-слушала ее горячечную ахинею, потом и скажи: «…а я возьму ручку, да и не поцелую!»

Немая сцена. Полагаю, начнем работу в «ЗМ».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera